17:15

Сумасшедшая природа, скорпионы на обед и самый жёсткий локдаун в мире: калининградка рассказала, как два года жила во Вьетнаме

  1. Статьи
0:00
/
6:57
Сумасшедшая природа, скорпионы на обед и самый жёсткий локдаун в мире: калининградка рассказала, как два года жила во Вьетнаме - Новости Калининграда | Фото: Юлия Егорова
Фото: Юлия Егорова


33-летняя Юлия Егорова поселилась во Вьетнаме два года назад. В городок Вунгтау она поехала вслед за мужем, которому предложили работу в местной  крупной компании, сама она психолог. В свободное от работы время пара наслаждалась путешествиями и экзотической кухней, а неделю назад буквально бежала из страны, не выдержав жёстких ограничительных мер.

Юлия рассказала «Клопс», почему их разлучили с мужем на два месяца, каковы скорпионы на вкус и почём гречка в магазинах для русских.

Муж шутил: Ты на поселении, я в тюрьме

Сейчас в стране действует самый жёсткий локдаун в мире, подобный тому, как был в Китае в начале пандемии. Во Вьетнаме следуют «Директиве №16» — свод правил, который начал действовать во время серьёзного роста числа заболевших. 

С апреля текущего года в стране закрыты ночные клубы, караоке. В июне запретили работать массажным и СПА-салонам, а с 15-го июля власть окончательно закрутила гайки.  

«Районы городов оцеплены, выставлены полицейские кордоны. Покидать квартиру без уважительных причин нельзя. В магазин можно пойти раз в неделю и только за самыми необходимым. Существует утверждённый список, куда не попал даже хлеб. Если полицейский остановит тебя и не найдёт в пакете этих товаров, получишь крупный штраф — 9000 рублей на наши деньги». 

Опасаясь вспышек на предприятиях, вьетнамские власти начали изолировать здоровых сотрудников крупных холдингов на рабочих местах. 

Компания, где трудится муж приняла такое же решение. Работников не выпускают уже больше месяца, они не могут ни жен, ни детей повидать. Мы общались каждый вечер по видеосвязи и муж шутил: "Ты на поселении, я в тюрьме"». 

Юля утверждает, что для неё это был ценный опыт. «Если бы не психология, я бы сошла с ума. За веремя, что я провела в самоизоляции, я познала все грани одиночества и умею их проживать не только в теории, но на практике».

Дорога до аэропорта заняла два дня

Жить во Вьетнам приезжают со всего мира. Первыми локдаун не вынесли всевозможные дауншифтеры. Кафешки, бары и салоны, где они работали, позакрывали, жить стало не на что. Часть приезжих трудилась на крупных нефтедобывающих предприятиях, к концу лета эти люди были готовы бросить стабильную и высокооплачиваемую работу и вернуться на родину.

«Уезжали в конце августа, хотя изначально планировали отправиться в отпуск осенью. Был автобус для русских в аэропорт на рейс до Москвы, и мы к нему присоединились».

Дорога заняла два дня, было пройдено огромное количество кордонов, где надо было показывать документы и ПЦР-тесты. На этом мучения русских во Вьетнаме не закончились. Для того, чтобы улететь, нужно было сдать ещё один ПЦР и дождаться его результатов. «11 часов в здании, где отключены кондиционеры и нет возможности даже купить воды, — я запомню это надолго», — усмехается Юля.  

На фото: один из кордонов | Фото: Юлия Егорова
На фото: один из кордонов. Фото: Юлия Егорова

Вьетнамцы привыкли терпеть и слушаться партию

Во Вьетнаме много людей заняты в туриндустрии, такой длительный локдаун привёл их к разорению, но народ терпит и не ропщет. «Это партийная страна, здесь привыкли доверять и слушать власть», — поясняет калининградка.

Директиву №16» ввели, когда Вьетнам накрыло четвёртой, самой мощной волной пандемии. До этого можно было свободно путешествовать по стране, работал общепит, время от времени закрывали караоке и ночные клубы.

«С самого начала Вьетнам избрал такую стратегию: ограничить авиасообщение и никого не пускать. Въезжающие по работе высиживали двухнедельный карантин. Об иммунизации населения здесь задумались недавно. Как в старом анекдоте: лучший способ контрацепции — это таблетка аспирина, зажатая между ног. Не сработало».

Сейчас в страну завозят препараты со всего мира, но их не хватает. Прививают только отдельные группы работающего населения. Например, руководителей и сотрудников крупных холдингов, доставщиков еды. Получить заветный укол мечтают многие и готовы стоять в огромных очередях ради этого.

Хронический «тропикоз»

Калининградцы приехали в новую страну 18 июля 2019 года, поселились в Вунгтау, где ещё с советских времён работает русско-вьетнамское предприятие по добыче нефти. 

Переезд и адаптация дались непросто, ко многому пришлось привыкать. Например, к менталитету. Здесь считается нормальным громко чихать и кашлять, не прикрывая рта, подсаживаться за столик в кафе. 

«Если в Европейской части мира все живут с целью «иметь» , то азиаты — «быть». Они никуда не торопятся и полностью лишены пафоса. Один раз наблюдала, как в простую фобошницу (столовая, где едят национальный вьетнамский суп) на крутейшем Porsche Panamera последней комплектации приехали позавтракать два парня в растянутых майках и вьетнамках за 100 рублей. В России люди статусные не будут есть похлёбку за 50 рублей в уличной забегаловке».

Нелегко было привыкать к субэкваториальному муссонному климату.

«Как истинный калининградец сначала я дорожила солнечными деньками. У нас ведь хорошая погода — повод взять отгул, когда ещё будет. Я всё время куда-то ехала, бежала, что-то планировала. Потом поняла +30 и солнце тут круглый год. Постоянная жара и духота делает тебя по-особенному расслабленной, сосредоточиться просто невозможно. Местные русские в шутку называют это состояние «тропикоз».

Жара тяжело переносится даже местными, потому с часу до трёх здесь не работают — сиеста. 

«Город просыпается уже в пять утра, рабочий день начинается рано. В пять вечера все заведения закрываются, вьетнамцы отправляются в бары. Они не прочь выпить. На следующий день опохмеляются мясной похлёбкой фобо или свежим кокосовым молоком».

На фото: дегустация супа фобо | Фото: Юлия Егорова
На фото: дегустация супа фобо. Фото: Юлия Егорова

В магазинах «для русских» космические цены

Во Вьетнаме Юля перепробовала все морепродукты и местную экзотическую кухню. Полакомилась скорпионами, но они не произвели особого впечатления. Больше всего на чужбине скучала по гречке, тушёнке и солёной селёдке. Последней в стране не найти. 

«В магазинах для русских космические цены. Полкило гречки стоит 450 рублей — это деликатес. Батончик докторской колбасы — 600 рублей. Банка тушёнки — 510 рублей».

На фото: местная еда. Фото: Юлия Егорова

Надеемся пересидеть

Вернувшись, калининградка первым делом отправилась на любимую Куршскую косу и обошла все атмосферные кафешки. «За два года в городе появилось много классных мест»,  — замечает она. 

Пара думает отправиться во Вьетнам, когда отменят жёсткие ограничения. Муж продолжит работать в порту, Юля  — вести консультации онлайн. Она уверена, приехать в страну стоит уже из-за «сумасшедшей природы и экзотики». Это край древних пагод,  огромных водопадов, пещер, бухт и озёр, а ещё там есть теплейшее Южно-Китайское море.

21-летняя калининградка Марина Голандзия рассказала, как переехала в Словакию. А Илья Шилов из Мамоново поделился впечатлениями от жизни в США. 

+382
Смотреть
график