12:30

Пациентов больницы рыбаков на Донского разгоняют по учреждениям

С вещами и на выход



В некогда «блатной», специализированной больнице рыбаков (бывшая медсанчасть № 1) на Дмитрия Донского, 27, непривычно тихо. Пожилая женщина на вахте лишь обречённо вздыхает:

- Уже и журнал учёта поступающих больных забрали. Теперь мы банкроты. Эх!..

В хирургическом отделении медсёстры разносят по палатам капельницы и лекарства - только что закончились несколько сложных операций. Заведующий Андрей Салазкин стряхнул пепел от сигареты и увеличил мощность обогревателя - в больнице до сих пор не включили отопление.

- И вряд ли уже включат, - констатирует врач. - Объединили две больницы в одну и тут же обанкротились.

Несколько месяцев назад приказом министра здравоохранения госпиталь ветеранов и больницу рыбаков объединили в одно учреждение - госпиталь ветеранов. Новое детище минздрава тут же стало банкротом. И неудивительно - «ветераны» присоединились к «рыбакам» с долгом в 12 миллионов рублей. Поэтому уже 15 октября вышел приказ за подписью главврача госпиталя Давида Ткемаладзе о приостановлении деятельности подразделений госпиталя. Проще говоря - запретить работу стационара.

- «Уведомить сотрудников… запретить вести приём, лечение пациентов и прочую трудовую деятельность», - Андрей Салазкин обречённым голосом читает нам скандальный приказ. -Но верх цинизма в другом. «Обеспечить выписку и перевод пациентов в другие учреждения Калининграда»... Как вам это? Мне что, всех из реанимации выгонять?

- Сегодня уже здесь никого не должно было быть - ни пациентов, ни врачей, - продолжает заведующий. - Представляете, людей, которых только недавно прооперировали, которым необходим уход, а многие из них и вовсе не транспортабельные, и всех их куда? На улицу. И нас туда же.

Кстати, всех 145 врачей больницы ещё 1 октября заставили подписать бумаги, что они уведомлены о сокращении в течение двух месяцев. Вариантов дальнейшего трудоустройства медики не дождались.

Закрывают пищеблок


Пустые коридоры - всё, что осталось от некогда процветающего лечебного учреждения. С Андреем Салазкиным, в окружении медсестёр мы отправляемся на обход. В коридоре напряжённая атмосфера. В отделении лежат 75 человек, многие из них уже прооперированы, другие только готовятся. Люди взволнованны, где лечиться и где выздоравливать, никто не знает.

- Прямо так, в пижаме и с капельницей отправлюсь к губернатору, - пациентка Ирина из Озерска, после операции на щитовидке, не скрывает слёз. - Потому что больше идти некуда, только что умирать на крыльце облправительства. Надеюсь, Георгий Боос обратит внимание на этот беспредел и поможет нам.

За комментариями мы отправились к главврачу госпиталя - Давиду Ткемаладзе. Тщетно - нам было указано на выход:

- Не мешайте мне работать!

Да что говорить - по словам медиков, нового главврача не видели большинство сотрудников госпиталя.

Когда мы уезжали, по больнице прошёл очередной тревожный слух - устный приказ о запрете готовить еду для больных. На улице уже стояли два милиционера, которые собираются опечатать пищеблок и склад с продуктами. Повезло тем, кто имеет родственников в городе, остальным остается надеяться на врачей. Больше ведь не на кого.

22
+105
Смотреть
график