Новости
03.04.2012
17:03

Калининградские дальнобойщики проехали Россию за 14 дней

Так уж получается, что многие калининградцы, живя в России, имеют весьма смутное представление об этой стране. Часто можно встретить молодого человека, который как свои пять пальцев знает Европу, но испытывает затруднения, когда его просят показать на карте Улан-Уде или Красноярск. Большая, или, как ее еще называют у нас, континентальная, Россия для многих жителей эксклава – terra incognita. Неизвестная земля.

Поездка "на ощупь"

Дальнобойщикам из Черняховска Мэлсу Боциеву и Бруно Тараненко за свою карьеру не раз доводилось совершать поездки "на Восток". Но последнее путешествие стало для них событием.

– В начале февраля поступил серьезный заказ, – рассказывает Мэлс. – Нужно было доставить важный груз из Калининграда во Владивосток. Причем обязательно посуху. Готовиться мы начали заранее. Запаслись провизией (в частности, взяли с собой большую банку топленого сала), теплой одеждой, топливом. Хотели еще запастись информацией, но столкнулись с серьезной проблемой.

– Сейчас все надеются на интернет, мы тоже думали, что там все есть, но просчитались, – говорит Бруно. – Нам важно было знать, где какие дороги, как далеко друг от друга располагаются заправки, что представляют собой придорожные гостиницы, есть ли при них стоянки, какого они качества, есть ли там охрана и так далее… А в Сети ничего этого нет. Пришлось обзванивать друзей-знакомых, спрашивать. Узнать удалось мало. Ехали, можно сказать, на ощупь…

Где "закуска"?

– Стартовали мы 14 февраля, – продолжает Мэлс. – Добрались паромом до Усть-Луги, затем своим ходом до Питера, и – вперед по матушке России. Впечатлений оказалась масса. – Мы и раньше знали, что у нас огромная страна, но не представляли, насколько. В Забайкалье, бывало, целый день едешь и не встречаешь ни одного человека, ни одной машины, – удивляется Мэлс. – Только коровы иногда попадались. Но они совершенно не похожи на наших – маленькие, с густой длинной шерстью. Буренки копытами разгребают снег и находят себе еду. Видимо, хозяева выпускают их погулять так же, как у нас выпускают собак.

– Разговаривать с местными жителями бывало интересно, – вспоминает Бруно. – Спрашиваешь у кого-нибудь: "Далеко ли придорожное кафе?" (кстати, там в ходу слово "закуска". "Кафе" – никто не говорит). "Да нет, – отвечает человек. – Тут рядышком совсем – 400 километров". У нас вся область – 200 км… Кстати, о нашем регионе за Байкалом практически никто ничего не знает. Видят на номерах цифру "39", удивляются, но редко кто может сказать, где находится Калининград. Один, помню, предположил, что где-то рядом с Татарстаном…

– Народ в Забайкалье и вообще в Сибири – душевный, но какой-то, даже не знаю, как сказать… отрешенный, что ли, – продолжает Мэлс. – Живут люди тихо, размеренно, не особо интересуясь, что происходит в стране. 4 марта, как вы помните, проходили выборы президента. Нас, понятное дело, интересовали результаты. А узнать их невозможно – радио в машине не везде "ловило". Приезжаем в какую-то "закуску", спрашиваем у людей: "Кто сколько голосов набрал?" А на нас смотрят и не понимают, о чем мы. Мол, знать не знаем, ведать не ведаем…

Другой мир

По словам Мэлса и Бруно, за время путешествия они поняли, что с дорогами со времен Гоголя лучше в России не стало.

– В основном дороги убитые, – говорят водители. – Есть хорошие участки, но их крайне мало. Вроде называется трасса "Федеральная", а на деле – тропинка. Более-менее приличная дорога между Омском и Новосибирском. А в целом – ужас.

Кстати, из Читы до Хабаровска Мэлс и Бруно ехали по трассе, которую два года назад инспектировал лично Путин, проехавшись по ней на желтой "Ладе-Калине".

– Возможно, тогда дорога была нормальная, а теперь – просто жуть, – говорит Бруно. – Асфальт провалился, нужно класть новый. Умеют у нас деньги на ветер выбросить…

– Ехали мы только в светлое время суток, – продолжает Мэлс. – До Владивостока добрались за 14 дней. Обратный путь занял на два дня меньше. Во-первых, без груза (как-никак 21 т) ехать легче, а во-вторых, путь уже известен. Погода нам благоприятствовала. В основном везде было –30. Для Сибири это теплынь. Жизнь в России, мягко говоря, не сахар, – делает вывод Боциев. – Есть большие современные города – Екатеринбург, Тюмень, Улан-Уде, но между ними – другой мир. Деревянные дома кругом. Для нас это экзотика, а там – норма жизни. Запустение, опять же пьянство. У нас в районах, в принципе, то же самое, но не в таких, конечно, масштабах...

– Знаете, мы с Мэлсом после этого рейса стали еще больше любить Калининград и вообще – нашу область, – признается Бруно. – Мы поняли, что нам здорово повезло, что мы живем здесь. Да, тут далеко еще не все в порядке. Особенно это заметно на фоне соседней Европы. Но если сравнивать регион с большой Россией, то смотрится он очень даже ничего.