11.01.2012
14:53

«Какая разница между любовницей и женой?»

«Какая разница между любовницей и женой?» - Новости Калининграда

Кто-то из ученых-филологов занимается исследованием творчества раннего Горького, кто-то ломает голову над загадками, заключенными в сонетах Петрарки, кто-то строит версии относительно того, что могло быть написано во втором томе «Мертвых душ», а вот доктору филологических наук, профессору кафедры общего и русского языкознания БФУ им. Канта Геннадию Берестневу ближе эротический анекдот. Нет, другие научные темы его тоже волнуют, Геннадий Иванович автор множества статей и нескольких монографий, посвященных различным проблемам языка и литературы. Но эротический анекдот для него это…

Бац! И все переворачивается

– Это что-то вроде научного озорства, – поясняет профессор. – При этом эротический анекдот – не просто забава, это очень глубокое явление, которое как ничто другое способно раскрыть эротические представления, присущие обыденному сознанию того или иного народа. А ведь эрос – вещь архетипическая, то есть лежащая в основе коллективного бессознательного. Поэтому, чем глубже мы сумеем исследовать эту тему, тем лучше сможем понять самих себя. Кроме того, изучая эротический анекдот, мы составляем представление о самой природе смешного. А ответить на вопрос, что человеку кажется смешным, значит сделать еще один важный шаг в объяснении структуры и функционировании его сознания.

– И какова же природа смешного?

– Анекдот, причем не только эротический – любой, организован определенным образом. Смех вызывает некий когнитивный сдвиг. Проще говоря – изменение реальности. Вы были в одной ситуации и вдруг, совершенно неожиданно, оказываетесь в другой. Ну вот, например, такой «бородатый», но очень показательный анекдот:

Мужик рано утром решил сходить на рыбалку. Встал, взял удочку и ушел. А на улице холодно, ветер, дождик начинается. «Да ну эту рыбалку!» – думает мужик и возвращается домой. Ложится в постель, обнимает жену, а та, еще толком не проснувшись, говорит: «А, это ты, милый! А мой-то дурак на рыбалку пошел» . Понимаете, в чем фишка? Вроде обычная семья, обычная ситуация. И тут – бац! Все переворачивается! Перед нами открывается новый пласт реальности. И вы сразу все понимаете про жену, про мужа, про эту семью. И это понимание вызывает смех.

Пришлите женщину в космос

– Представляется, что анекдот – очень подвижный вид народного творчества. Любые изменения как в политической, так и в общественной жизни мгновенно находят в нем свое отражение. Ну вот стоило только президенту Медведеву переименовать милицию в полицию, как на следующий же день по стране стал гулять анекдот о том, что средний интеллектуальный уровень сотрудников МВД повысился, когда в статистику включили лежачих полицейских. Эротический анекдот так же чуток к веяниям времени, как и политический?

– Нет, это более консервативное явление. Если взять «Заветные сказки» Александра Афанасьева, то мы обнаружим там те же сюжеты, что и в современных эротических анекдотах. Изменилась культурная среда, появились другие образы, другие персонажи, но механизм, с помощью которого вызывается смех, остался, по сути, прежним…

– Существует ли какая-то классификация эротических анекдотов?

– Ну, в известном смысле – да. Можно сказать, что есть три основные группы: «мужские», «женские» и «общие».

В анекдотах первой группы смех, как правило, вызывается неожиданным отклонением от «нормы». С одной стороны, показывается исключительная гиперсексуальность мужчин, проявляющаяся в самых неожиданных ситуациях. С другой стороны, явное отклонение от нормы составляют такие ситуации, в которых от мужчины требуется проявление определенной эротической заинтересованности, а он обнаруживает иные, гораздо более банальные интересы – обычно это алкоголь или спорт. В жизни мужчин бывают периоды, когда они абсолютно рав¬нодушны к женщинам. Это 1, 2 и 3-й периоды хоккея.

Часто в анекдотах рассматривается то, каким образом удовлетворяется потребность мужчин в сексе. В неожиданности решения этого вопроса и рождается эффект смешного. Космонавт два года на орбите. Шлет радиограмму в ЦУП: «Пришлите женщину, уже совсем не могу без нее». Прилетает очередной грузовой корабль. Космонавт осуществил стыковку, открыл люк, видит: женщины нет, но есть посылка, а в ней – тюбики с кре¬мом и с надписями «Блондинка», «Брюнетка», «Шатенка», «Полная», «Худая», «Высокая» и т. д. На листке бумаги – инструкция по употреблению состава: «Нанести тонким слоем и втирать до полного удовлетворения».

Большое количество «мужских» анекдотов посвящено теме мужского достоинства. Мужчины склонны преувеличивать их, женщины же, наобо¬рот, – преуменьшать достоинства своих мужей.

Стоит мужик перед зеркалом голый. На кухне жена готовит обед. Мужик: «Эх, вот если бы мне еще пару сантиметров прибавить, я был бы королем!» Жена откликается: «А если бы тебе убавить пару сантиметров, ты был бы королевой!».

Тематика «женских» эротических анекдотов отчасти соответствует тематике анекдотов «мужских». В них тоже нередко описывается отклонение от «нормы» – гипо- и гиперсексуальность. Но смеховой эффект базируется уже на несколько иных основа¬ниях. Недостаточная сексуальность женщин проявляется исключительно в отношении своих мужей. При этом мужья часто оказываются заложниками, жертвами сексуальной сдержанно¬сти жен. «Муж с женой в зоопарке стоят возле клетки, в которой сидит самец гориллы. Вдруг муж открывает клетку и вталкивает в нее жену. Та бьется в испуге и кричит: «Ваня, открой! Ваня, выпусти меня! Ведь он меня изнасилует!» – «А вот ты ему скажи, что ты не хочешь, что ты устала, что у тебя голова болит...»

Вместе с тем женщины могут проявлять в отношениях с мужьями и крайнюю гиперсексуальность. Но муж все равно оказывается жертвой. На сей раз – невероятных эротических притязаний жены.

Гиперсексуальность может проявляться также в любовных связях с другими мужчинами и даже в ситуациях сексуального насилия. При этом в одних случаях смеховой эффект возникает в связи с неожиданностью проявления гиперсексуальности женщины, в другом – в связи со смысловой инверсией, при которой насилие доставляет ей удовольствие. Один «новый русский» другому: «В прошлом году ездили с корешем семьями на Канары, так нам на пляже в первый же день морды набили, а жен наших изнасиловали. Теперь вот выбираем: на Кипр ехать или на Ямайку». – «А жены что?» – «Заладили, как попугаи: «На Канары! На Канары!».

Если говорить о последней, третьей группе, то относящиеся к ней анекдоты срав¬нительно немногочисленны, и в них обычно выражаются самые общие характеристики мужчин и женщин: «Какая разница между любовницей и женой? 20 килограммов. А между любовником и мужем? – 20 минут».

Жизнерадостный цинизм

– А как в «женских» и «мужских» анекдотах подается вечная тема измены?

– К любовницам мужчины относятся трепетно исключительно потому, что они – чужие. Для мужчин это вопрос принципиальный и не требующий рационального объяснения: чужое следует сделать своим. Вследствие этого и измены, и отношения с женой для мужчины – дело рутинное, к тому и другому он относится с известной долей особого, жизнерадостного цинизма. Пришел муж домой под утро. Разделся в прихожей, прошел в спальню, подошел к постели, на которой спит жена, поднял одеяло, смотрит и бормочет: «Красавица! Была б чужая – цены бы не было...»

Идеология женских измен носит принципиально другой характер. Изменяя мужьям, жены их еще и презирают.

– Ну а в чем глубинный смысл эротического анекдота? Какова его, если так можно выразиться, сверхзадача?

 Так, в двух словах и не скажешь… Но одно очевидно – это мощное средство психического оздоровления. Открытое попрание «нормы» в эротической сфере и различных отклонений от нее происходит для того, чтобы вызвать смех и над самой этой «нормой», и над ее нарушениями. А в этом смехе рождается особый жизнерадостный цинизм, который помогает человеку возвыситься над условностями жизни и над проблемами, которые жизнь реально ставит перед человеком... Помогает ли корень жень-шень при половой слабости? Помогает, если хорошенько привязать.