11:38

\"Бригада\" по-калининградски: буфет и привокзальную палатку грабили с пистолетом

  1. Новости

За исключением сравнительно недавней перестройки, принято считать, что всплески бандитизма в нашей стране приходились на послевоенное время. Будь то Гражданская война или Великая Отечественная. Не оспаривая это утверждение в целом, можно заметить, что и более спокойные периоды нашей истории кое-что подобное случалось. Свидетельством тому – события, разыгравшиеся в Калининграде осенью 1951-го и зимой 1952 года. Когда с очередным разгулом банд воров и грабителей было фактически покончено.

Вооруженное землячество

Любой офицер подтвердит, что землячества в когда-то Советской армии, а теперь и в Российских вооруженных силах – явление чрезвычайно нежелательное. И отцы-командиры с такими объединениями всячески борются. Конечно, прежде всего, опасаясь возникновения в казармах или кубриках неуставных отношений, когда сплотившиеся "земы"начинают диктовать свою волю прочим сослуживцам. Однако, как показывает практика работы правоохранительных органов, армейское землячество способно и на другие, не менее опасные эксцессы.

Четверо солдат, проходивших срочную службу в в/ч 36434, были родом из Тамбовской области. Заводилами или, говоря официально, неформальными лидерами считались два Петра – Маркин и Леонов. 24-летние одногодки заставили считаться с собой Ивана Шишкина и Валентина Толстова, несмотря на то, что те были старше на год. Видимо, на почве общих интересов к квартету тамбовцев примкнул уроженец Симферополя Борис Кемельбаев. Малограмотный крымчанин еще в 12-летнем возрасте, за год до войны стал участником группового грабежа, получил "пятерик" и отсидел срок "от звонка до звонка". Ну а самым младшим в компании стал 19-летний Михаил Третьяков, который и в армии-то еще не служил, представляя собой гражданскую составляющую банды.

Как всякое уважающее себя преступное сообщество, шестерка обзавелась огнестрельным оружием. В арсенале были пистолеты – родной "Тульский", "Токарева" и иностранный "Кольт", к которому патроны ТТ вполне подходили. Правда, сначала "стволы" пришлось отремонтировать: в ТТ был испорчен ударник бойка, а у "Кольта" не работала пружина магазина. Благо, нашелся знакомый оружейных дел мастер, помог с починкой. Пистолеты пристроил на хранение Маркин, который занимал на складе части должность кладовщика. А боеприпасы прятали отдельно, под разрушенным мостом недалеко от Южного вокзала.

В октябре 1951-го четверка благополучно демобилизовалась из армии. Все было готово для вооруженного грабежа – именно на таких преступлениях намеревались специализироваться герои нашего материала.

Вот пуля пролетела…

В качестве объекта для первого налета был выбран буфет от столовой №13, который находился на Аллее Смелых. 16 октября в помещение точки общепита ворвались Маркин, Леонов, Шишкин и Третьяков. Первый навел ТТ на официантку, второй направил "Кольт" на единственного оказавшегося в буфете посетителя. Зайдя за прилавок, одетый в цивильное Третьяков оттолкнул буфетчицу и выгреб из кассы выручку. А потом начал сметать с полок шоколад, вино и водку. Ему помогал Шишкин, не выпускавший из поля зрения насмерть перепуганную продавщицу. Необходимо добавить, что хотя все солдаты и были в форменной одежде, они постарались запутать будущее следствие, сменив свои черные погоны на малиновые.

– Пусть опера думают, что "вевешники" (солдаты Внутренних войск, носившие погоны указанного цвета – Ред.) ограбили! – ухмыльнулся Шишкин, додумавшийся до такой маскировки.

Собрав, наконец, добычу, налетчики метнулись к выходу. Вот тут-то и прогремел один-единственный выстрел, который заставил не только подскочить от неожиданности буфетчицу, официантку и так не вовремя зашедшего подкрепиться гражданина, но и пригнуться в испуге самих преступников. Дело в том, что удиравший Маркин случайно спустил курок своего пистолета – специалисты знают, что из-за не очень удачной конструкции предохранителя произвольные выстрелы из ТТ случались очень часто. Пуля солидного калибра угодила точно в пятку бежавшему впереди Третьякову, который взвыл дурным голосом и выронил мешок со сладостями и спиртным. Узел на лету поймал Шишкин, Маркин и Леонов подхватили под руки раненого, и незадачливые бандиты скрылись.

Охромевшему Мишке пришлось обратиться в больницу своего Балтийского района. Врачам он наврал, что проходил мимо костра, когда вдруг взорвался случайно оказавшийся в огне патрон. Такие случаи в послевоенном Калининграде были нередки.

Нацелились на Госбанк

В ночь с 4 на 5 ноября 1951 года Леонов, Маркин, Толстов и Кемельбаев решили ограбить торговую палатку №3 на привокзальной площади. В помощь себе озадаченные прошлым эксцессом дембеля привлекли опытного бандита Бондаренко. На этот раз даже оружие обнажать не потребовалось. Сторожиха доверчиво подпустила направившихся к ней солдат (четверка опять была в военной форме) и тут же оказалась со связанными руками и кляпом во рту. Ограбление прошло гладко – товаров унесли почти на три тысячи рублей. Хватило, чтобы весело гулять с подругами все ноябрьские праздники.

Но добыча скоро закончилась, а жить на широкую ногу хотелось по-прежнему. В конце февраля 1952 года банда вновь запланировала налет. Магазин №2 Горпродторга обещал неплохую поживу, но напасть на бдительно охраняемый объект Леонов, Маркин, Шишкин. Кемельбаев и новый член банды Усенко то ли не решились, то ли не успели до рассвета. 4 марта их опять постигла неудача: прежде чем они успели вломиться в торговую палатку, продавщица надежно закрыла дверь и ушла.

Раздраженные отсутствием результата бандиты решили совершить налет на Московское отделение Госбанка и на сберкассу в Ленинградском районе. Пытались привлечь себе в помощь профессионального электрика – Леонов хотя и устроился ремонтником электроосвещения, необходимыми навыками похвастаться не мог. Однако мужик благоразумно отказался от опасного предложения.

А еще немного времени спустя все уголовные хлопоты и вовсе остались в прошлом. 14 марта сотрудники угрозыска, давно уже шедшие по следу новоявленных налетчиков, задержали банду в полном составе.

Приговор судебной коллегии по уголовным делам Калининградского областного суда от 22 июля 1952 года может повергнуть в настоящий ужас современных избалованных гуманным законодательством адвокатов. Оба Петра – Маркин и Леонов, как и полагается организаторам и вдохновителям криминального начинания, получили по 25 лет лагерей на каждого с конфискацией имущества, хотя и без поражения прав. Кемельбаев и Шишкин загремели в "зону" на 15 лет. Толстова вместе с Третьяковым (пострадавшим от пули подельника во время первого налета) по сравнению с другими своими подельниками можно считать едва ли не везунчиками. Каждого из них суд приговорил к 10 годам лишения свободы.