20:55

«Американцы убегали от наших лодок»

  1. Новости

 

Первые литературные наброски из жизни военных подводников ветеран флота капитан 2 ранга Валерий Самойлов сделал еще в молодости, когда служил на К-424. А выйдя на пенсию, он поднял бумаги и написал роман, да такой, что сам Всеволод Шиловский попросил сделать сценарий по книге.
- С режиссером меня познакомил друг, капитан лайнера «Аджария» Анатолий Кардыш, - рассказывает Валерий Александрович. - Он дружит с актером Владленом Давыдовым (играл журналиста в «Человеке-амфибии»), который и ввел нас в киношную тусовку. Однажды мы попали домой к Шиловскому. У него так интересно! Вся стена увешана фотографиями великих актеров с автографами. Не квартира, а киногалерея! И я подарил Всеволоду Николаевичу книгу с автографом. Он прочитал ее и сказал: «Хоть сейчас бери и снимай боевик». Ведь в романе есть все - военные действия, политика и любовь. Смысл же книги в том, чтобы не допустить повторения Карибского кризиса, когда чуть не разразилась третья мировая война. Ну и, конечно, много картинок из жизни подводников.
- Свои подвиги описывали?
- Ну не совсем свои, но все эпизоды взяты из жизни.

«Убийцы городов»

- А как на подводную лодку попали?
- Я окончил штурманский факультет высшего военно-морского училища (ныне БГМА). А потом меня отправили на переподготовку в Эстонию, в Палдиски. Там выяснилось, что я хорошо запоминаю комбинации кнопок, и Родина решила \"Валерийэтим воспользоваться. Меня ввели в корабельный боевой расчет по выходу в ракетную атаку. Представьте, запускают баллистическую ракету. Все это происходит в автономном режиме. Но на случай, если произойдет какой-то сбой и надо произвести самостоятельный запуск ракет, на подлодке есть три офицера. У двоих из них в сейфах хранятся секретные коды. Каждый из них должен быстро достать их и передать третьему, то есть мне, чтобы я быстро их ввел через специальный пункт в центральном посту.  На все про все - 3 минуты. Не успели... - лучше об этом не говорить. Боеголовки-то на ракетах ядерные.
- Ого! И где же вы на таких ходили?
- В Северном Ледовитом океане. Таких лодок, как наша, в СССР было более 40. Это огромные монстры с пятиэтажный дом, напичканные ядерными боеголовками. Водоизмещение 14 тысяч тонн, длина 150 метров. Целый город! В команде 154 человека. У меня одного каюта как трехкомнатная квартира! Еще на лодке были  сауна, курительная комната. Система регенерации поглощала углекислый газ и  вырабатывала кислород.  На К-424 мы могли ходить по три месяца, не всплывая на поверхность. Причем, прямо подо льдом, чтобы  не выследили через спутник. Такие же подлодки есть и у американцев, но для натовцев северные походы равносильны подвигу. Для нас же - будни.
- Говорят, натовцы часто на нашу территорию заплывали?
- Постоянно. А как обнаружат, что их держат на акустическом контакте, убегают.
- Ну а вы на вражескую сторону?
- А зачем?! Наши ракеты из Баренцева моря уносились аж на Камчатку. Не пересекая границы, мы могли уничтожить Великобританию, города США. Только в одном залпе было 16 ракет по 7 боеголовок каждая!  Американцы называли нас «убийцами городов».
- Неужели  стрелять приходилось?
- Только в учебных целях.

Чудом обошлось!

- Север - это же жутко красиво…
- Не то слово. Одновременно с нами как-то в море вышел атомный ледокол «Арктика» с интуристами на борту. Люди отдали огромные деньги, чтобы увидеть Северный полюс. Но это ничто по сравнению с тем, чем любовались мы, всплывая на поверхность. Под водой ледовый панцирь обрастает огромными сосульками. И когда мы «приледняемся», через телекамеры, установленные на носу, корме и в рубке, видно крушение этих сосулек. Картина удивительная! Один из прикомандированных к экипажу полярников, который бывал на Северном полюсе, сказал, что за такое зрелище полярные туристы заплатили бы немалые деньги, а мы все это видели бесплатно и не раз…
- Наверное, до сих пор вспоминаете свой последний поход?
- Мы чуть не пошли на дно. А дело было так: во время шторма с рейда военно-морской базы Гремиха на Кольском полуострове сорвало металлическую швартовую бочку с якорь-цепью и унесло в океан. Бочка зацепилась за наши кормовые рули. Атомоход стал неуправляемо всплывать, что было недопустимо! Мы сразу же приняли балласт в носовые цистерны, предприняли всевозможные меры, чтобы лодка не всплыла на поверхность. И тут произошел рывок - мы пошли вниз. Пока принимали балласт, лодка набрала большое количество забортной воды. Глубина моря на полигоне - 500 метров. Могло произойти все, что угодно, вплоть до трагедии, случившейся позже с «Курском». Наш боцман, старший мичман из Азербайджана Алиев Закир Алы, во весь голос запел молитву. Что вы думаете? Атомоход прекратил погружение, завис в каких-то тридцати метрах от дна и понесся вверх. Остановить всплытие было невозможно. Командир Виктор Поникаровский вжался в свое кресло и произнес лишь одну фразу: «Или на коне, или…» Любое судно, оказавшееся над нами в тот момент, было обречено. Мы понимали, что в полигоне не должно быть никого, но… Рыбаки часто плюют на запреты. К счастью, все обошлось.
Люблю Калининград, поэтому в 91-м вернулся домой. А в 94-м уволился в запас, тут-то и пригодились мои литературные способности.

Татьяна Константинова, е[email protected], фото Александра Матвеева и из архива Валерия Самойлова