Новости
Автор: Анна Новицкая
06.07.2017
11:23

"До сих пор не стираю его СМС-ки": калининградцы вспоминают фотохудожника, основателя "Ворот" Юрия Селивёрстова

Фото: Павел Платон Фото: Павел Платон
Фото: Павел Платон
6 июля исполняется два года, как не стало главы Союза фотохудожников, основателя арт-проекта "Ворота" Юрия Селивёрстова. В 2015 году во время шторма группа калининградцев утонула на Онежском озере в Карелии, среди них был Юрий. Спустя два года после трагедии Селивёрстова вспоминают те, кто с ним дружил, работал и вместе создавал "Ворота".
 

Анна Карпенко, нынешний руководитель Союза фотохудожников

"Юра умел с людьми договариваться. Он ни с кем не ссорился и умел находить общий язык с самыми разными сторонами. Он не бился за единоличное обладание каким-то ресурсом. Наоборот, мог делать так, чтоб ресурс с помощью усилий многих преумножался, рос и становился источником жизни. Поэтому Юра, как никто другой, понимал важность культуры и общественных проектов.

Он был по-настоящему новым и прогрессивным человеком в этом смысле. Мне кажется, что именно поэтому он начал "Ворота", нашёл единомышленников, которые до сих пор готовы сделать всё, чтобы эта идея жила. Юра стал одной из главных причин, почему я пришла в "Ворота" в июне 2017 года, когда нас позвал Союз фотохудожников, решивший, что не может потерять это место и вместе с ним Юрину идею (речь идёт о конфликте вокруг здания Закхаймских ворот — Прим. ред.). Мы начали эту историю, которую назвали "Ворота: Перезагрузка". История не закончена.

За эти недели мы много раз мысленно обращались к человеку, которого нет физически рядом, и спрашивали: "Что нам делать сейчас? Что ты думаешь, Юра?". Поэтому, получается, он с нами рядом".
 

Борис Бартфельд, писатель

"Лет десять Юра находился в поле моего зрения. Для меня это был человек очень важный, и творческая компания вокруг него играла для меня большую роль. Я часто думал, в чём особенность этой группы. Для меня его работа была примером сочетания преемственности и развития. Он обладал удивительной способностью собирать вокруг себя людей и вдохновлять на решение задач — качество очень редкое и необыкновенное.

Его биеннале, которую устраивал Союз фотохудожников, — это, я считаю, самое высокое достижение в области, которое имело европейский уровень.

И ещё меня связывала с Юрой его идея арт-пространства "Ворота" (Закхаймские ворота — Прим. ред.) — это совершенно особое место. В Калининграде много площадок, но туда Юра сумел привлечь совершенно особых людей, и атмосфера была совершенно особенная. Сегодня концерт памяти Лёни Бондаря (погибший в ДТП калининградский поэт, школьный учитель — Прим. ред.) — я только несколько дней назад задумался, какое это трагичное совпадение. Это большая потеря для калининградской культуры — и Лёня, и Юра".
 

Александр Дубровский, поэт

"Был знаком с Юрием с начала 2000-х. В те времена он уже довольно активно занимался развитием культурной жизни в городе и области на общественных началах. Создал Союз фотохудожников, развил традицию проведения фотосеминаров на Балтийской косе. К 2006–2007 годам эти семинары приобрели уже серьёзный российский статус.

В последние года два-три его жизни мы с ним часто общались на какие-то личные, приятельские темы — семья, дети, психология бизнеса. Что касается последнего пункта — помню, однажды вышла у нас дискуссия: на чём держится бизнес — на беспощадной конкуренции или на сотрудничестве. И мне удалось заинтересовать Юру позицией психологов-гуманистов, которые в общих чертах считают, что человек изначально стремится к развитию и взаимодействию. Чуть позже уже Юра мне объяснял, как ему важно сделать что-то не только для зарабатывания денег, но и для общества, города. Что это более вечно. Тогда он как раз начал проект с Закхаймскими воротами.

Что интересно, сам он приехал сюда в 1990-х из Москвы. И признавался, что там он достиг бы гораздо большего в плане бизнеса, но предпочитает местную атмосферу, вид на тихий калининградский дворик из окна ещё немецкого дома, а не жизнь на огороженной охраняемой территории Рублёвки".
 

Павел Платон, фотограф

"Юра так внезапно появился в моей жизни и так же внезапно ушёл из неё — оттого до сих пор чувство, что он где-то есть. Когда я переехал в этот город, не знал никого совершенно, и Юра был одним из первых моих знакомых, он познакомил и привёл меня в калининградский фотоклуб. Юра всегда обладал уникальными качествами: он всегда знал, когда и как нужно действовать в сложных, казалось бы, безвыходных ситуациях, а их было очень много. Всегда вспоминаю, как в цейтноте мы все начинали бегать по кругу в панике с криками: "Мы все умрём! Все пропало!" — но появлялся он, спокойный и рассудительный, как слон, и ситуация чудесным образом разрешалась. Сколько было непростых выставок, монтажей, работы. С ним всегда было приятно и надёжно, были уверенность и понимание, что у руля большой молодец и руководитель.

Мой приход в "Ворота" — тоже Юрина заслуга, разумеется. Были большие и светлые планы, столько всего там вместе сделали. Юра очень сильно болел этим проектом всегда. Уверен: будь сейчас Юра с нами, "Ворота" не закрылись бы ни на день. Он умел сплачивать, мирить и управлять нами. Собственно, именно его уход стал началом конца "Ворот", не стало ствола и корня нашего дерева, вот и посыпались сначала листья, а затем и ветки.

Однажды во Вьетнаме к нему на рынке подошла старая женщина и попросила купить у него трубку, Юра сказал ей, что не курит. На что она сказала ему такие слова — каждый раз мурашки от этой истории: "Ты уйдёшь, а трубка останется после тебя". Осталась. Трубка сейчас у меня. Аня, его жена, отдала мне её. Спасибо ей огромное за это.

Спасибо Юре, что был. Уверен, что есть. До сих пор не стираю СМС-ки, столько нерешённых дел...

Нет, не всё. У меня ещё есть, похоже, последняя его фотография. С ним. В последний день перед его отъездом в Карелию мы работали над монтажом выставки в ‟БалтАртеке”".
 
Фото: Павел Платон

 
О том, что сейчас происходит вокруг арт-проекта "Ворота", читайте в материале Клопс.Ru