Новости
17.01.2018
14:24

"Записки калининградского похоронщика": Умерший водитель катафалка, гроб в маршрутке, или История о старушке-ведьме

Александр Подгорчук / Архив "Клопс" Александр Подгорчук / Архив "Клопс"
Александр Подгорчук / Архив "Клопс"
"Клопс" продолжает серию публикаций о таинственных и жутких историях из жизни калининградских ритуальных агентов. Алексей Татаренков, много лет работающий в похоронном деле, рассказывает о своих рабочих буднях. История номер два.
 
В этот сухой осенний день ничто не предвещало мистических событий, всё было как обычно: звонок диспетчера и адрес в Балтийском районе. Спокойно приехал на Шпандин, обычная немецкая трёхэтажка. Стрелки на часах в старом "Пассате" приблизились к 23, припарковал машину, взял ежедневник и деловито поднялся на третий этаж в квартиру под номером шесть. Я давно перестал волноваться перед дверьми, за которыми случалась смерть, но в этот раз ощутил признаки паники, по спине пробежал холодок, язык прилип к нёбу, руки немного дрожали. Я переборол себя и нажал кнопку звонка.
 
Дверь открыл парень, лет 30, с хитрым прищуром зелёных глаз. Я представился и зашёл. Парень отправился на кухню, подставил стол к стене, на него установил стул, открыл крышку люка на чердаке и полез туда.
 
Кроме нас, в квартире находились две пожилые женщины и три молодых девушки. Пожилые суетились около скончавшейся бабушки. Молодые завешивали тёмной тканью зеркала и телевизор. Все эти люди не проронили ни слова, возникло такое чувство, что эти действия были отрепетированы, как в армии. Когда они закончили все эти дела, с чердака спустился парень, весь в паутине, и спросил:
 
— Ну что, Алексей? Попробуем похоронить бабушку?
— Конечно же, достойно похороним, я не один год работаю без нареканий пока.
 
Я попрощался, вышел на улицу и закурил. Моё внимание привлекла не ночная тишина, наоборот, во всех окрестных дворах и подворотнях всё гавкало и мяукало, стало жутко и очень захотелось поскорее вернуться домой.
 
Часа в три ночи мне позвонили коллеги, которые забирали бабушку, чтобы перевезти её в морг. Они рассказали, что еле довезли её, машина периодически глохла. Как только бабушку выгрузили, автомобиль поехал нормально, как ни в чём не бывало.
 
Утром были обычные хлопоты ритуального агента: выбор ритуальной атрибутики, расписание похорон по часам. Удивило одно — родственники отказались от отпевания в церкви, хотя обычно у пожилых людей это обязательная составляющая. Они объяснили тем, что бабушка была атеистка и не ходила в церковь. Родственники выбрали всё самое дорогое, денег не жалели.
 
День похорон отпечатался в моей памяти по минутам. В 9:00 катафалк из конторы вместе с гробом выехал в морг. В 10:30 — звонок. Мне сообщили, что умер водитель катафалка. Как только загрузили гроб с бабулей, водителю стало плохо, он схватился за сердце, захрипел, скорая прибыла быстро, но сделать медики уже ничего не могли.
 
Получается, что я остался с мёртвым водителем, с гробом и с подсобными рабочими с выпученными глазами. Тут же вызвали другой катафалк, но из-за пробок он не мог добраться в нужное время. Надо было что-то оперативно решать, идея родилась очень быстро, но она была сумасшедшей. Я прибежал на остановку общественного транспорта, остановил первую пустую маршрутку и стал упрашивать водителя отвезти гроб с бабушкой до катафалка.
 
Водитель согласился за немаленькое денежное пособие. Картина была следующая. Из-за узкого прохода в маршрутке гроб поставили сверху на кресла. Всю дорогу подсобные ехали стоя, придерживая, чтобы гроб не упал.
 
Так мы без приключений доехали до катафалка, в одном из дворов быстро перегрузили бабушку и отправились по адресу, где ждали родственники, чтобы проститься. Всю дорогу я стоял возле водителя и смотрел, чтобы ничего больше не случилось. Какая-то животная тревога поселилась у меня в душе. Появились подозрения, что бабушка какая-то непростая, вспомнил слова внука и его фразу "попробуем похоронить".
 
По времени мы успели минута в минуту и в 13:00 выставили гроб возле подъезда.
 
Соседи подходили прощаться и почему-то всматривались в лицо бабушки, речей никто не говорил, тихо постояли 20 минут и стали собираться на кладбище. Я немного успокоился, но всё ещё думал про умершего водителя. Родственникам про утренние приключения я говорить не стал.
 
Я предложил родственникам доехать до кладбища вместе с гробом на катафалке, но ни одного желающего не нашлось.
 
Я уехал первый на своей машине, чтобы проверить, готова ли могила. К своему ужасу, увидел следующую картину. Могила была выкопана наполовину, а три землекопа сидят рядом и курят.
 
— Ну что опять такое? Почему могила готова только наполовину? — выругался я.
— А ты посмотри в могилу! Видишь, там хрень какая-то торчит! — заржали копщики.
Тут я увидел чёрную ржавую трубу сантиметров 35 в диаметре. Она торчала от одной стенки могилы до другой.
 
— А что это? — спросил я.
— Это, товарищ агент, авиационная бомба, эхо войны.
 
Тут мне уже стало плохо, я понимал, что я уже не владею обстановкой, ноги подкосились, в глазах потемнело, и возник образ умершего водителя катафалка, который стал мне ещё и подмигивать. Из этого пограничного состояния меня вывел окрик старшего землекопа.
 
— Стой! Есть тут один вариант, но за него надо доплатить!
— Какой может быть вариант? Это же авиабомба! Хорошо, я заплачу вам, делайте что-то скорей! — кричал я, понимая, что придётся уже доплачивать из своих, лишь бы только всё это благополучно завершилось.
 
Копщики сделали подкоп под бомбу, родственники пока ждали на дорожке вдалеке от могилы. В итоге пришлось выкопать могилу чуть больше двух метров — благо, грунт был песчаный. Началось ещё одно прощание, гроб с большой осторожностью опустили в яму. Люди подходили к могиле и бросали по три горсти песка. Конечно же, не обошлось без вопроса: а что это за труба? Я ответил, что здесь проходит дренаж. Все удивились, но никого это не смутило. Тут я заметил правнука, который нашёл где-то три огромных песчаных камня и собирался кинуть вниз. Я подскочил и выбил их у него из рук, лишь бы этот Том Сойер не попал в бомбу. Когда закопали бабушку, ко мне подошёл внук с хитрым прищуром и сказал:
 
— Я думал, что просто так не похороним, бабушка же была известной ведьмой в городе и умирала очень тяжело.
— Я догадался, — ответил я и рассказал ему обо всех злоключениях, которые произошли сегодня. Внук достал свой бумажник, вытащил пачку купюр и засунул мне в боковой карман куртки со словами: "Прощайте".
Я молча пошёл к машине с пониманием того, что в этом мире существуют иные, неведомые нам силы, которые влияют на ход вещей.
 
Первую публикацию можно прочитать по ссылке.