11.04.2019
17:51
Автор: Алёна Пятраускайте

Шведский дипломат Кавальков-Хальварссон: Визовая проблема для нас ещё более острая, чем для калининградцев

На фото: Бьорн Кавальков-Хальварссон | Фото: Александр Подгорчук / "Клопс"
На фото: Бьорн Кавальков-Хальварссон Фото: Александр Подгорчук / "Клопс"

Накануне Дней Швеции в Калининграде "Клопс" пообщался с главой отдела экономики и торговли посольства страны в России Бьорном Кавальковым-Хальварссоном и обсудил инвестиции, рецепт успешной экономики и "мусорную реформу".

— Калининград для меня — южный город. Надо признать, что после последнего визита я ассоциирую его не с янтарём, а с футболом (в октябре 2018 года сборные России и Швеции встретились на стадионе "Калининград" — прим. "Клопс"). Спорт всё-таки может подталкивать к тому, чтобы мы себя проявили с лучшей стороны. В Калининграде много интересного. Здесь у властей и жителей есть стремление быть лицом к миру, горожане проявляют любопытство к соседям и другим странам. Мне кажется, это важно.

— Как шведская сторона оценивает инвестиционный климат в регионе?

— Недавно встретили вашего губернатора Антона Алиханова в Москве, когда он проводил презентацию для европейских инвесторов о возможностях Калининградской области. Нам, конечно, интересны шаги власти, которая демонстрирует осознанность в вопросе создания среды, привлекательной для бизнесменов. Речь идёт о прозрачности условий, сопровождении компаний. Вообще наших шведских предприятий в России достаточно много: мы насчитываем порядка 450.

— Сколько шведских компаний сейчас работает в регионе?

— Специфика отношений Швеции с Калининградской областью состоит в том, что большое место в них занимает сотрудничество на уровне региона и муниципалитетов. Это зачастую приносит конкретные результаты в экономике. В Славске две компании родом из Роннебю — Orbit One ("Орбита 1" — производство электронного оборудования) и "Маркисол" (рулонные системы солнцезащиты). Многие работают в Калининграде как филиалы уже созданных в России организаций. Я знаю, что довольно сложно иногда определить происхождение предприятия. Одна компания может иметь несколько юрлиц. Некоторые наши фирмы приходят на российский рынок под другим гражданством, например, из Нидерландов.

О "мусорной реформе"

Шведский дипломат Кавальков-Хальварссон: Визовая проблема для нас ещё более острая, чем для калининградцев - Новости Калининграда | Фото: Александр Подгорчук / "Клопс"
Фото: Александр Подгорчук / "Клопс"

— Насколько часто инвесторы из вашей страны интересуются Калининградом и областью?

— Это маленький регион, но зато самый близкий к Швеции. Поэтому есть особенный интерес со стороны Южной Швеции. Есть запрос со стороны наших компаний в ряде областей, где существует потенциал для совместного сотрудничества. Поскольку объёмы калининградского рынка невелики, то, наверное, наиболее перспективными могли бы быть проекты, имеющие своей целью выход на глобальный или внутренний российский рынок. Конечно, важнейшей предпосылкой для роста объёмов торговли и инвестиций является дальнейшее развитие инфраструктуры в Калининградской области и улучшение инвестиционного климата.

Если говорить о национальных проектах, которые сейчас внедряются в России, то некоторые из них очень чётко сопоставляются с опытом шведских компаний. Я бы особо отметил вопросы обращения с отходами. Направление, которое сейчас очень остро стоит у нас всех. Здесь как раз очень хорошая возможность обмена опытом между Калининградом и Швецией. У нас общая задача по сохранению экологии Балтийского моря. В 2017 году открылись очистные сооружения в Калининграде, шведские инвестиции в этот проект составили около 15 миллионов евро.

— Раз уж мы заговорили о "мусорной реформе", расскажите о шведском опыте по модернизации системы обращения с отходами.

— У нас есть свои навыки. В Швеции сейчас меньше одного процента отходов попадает на полигоны. Остальное идёт на переработку и выработку энергии.

— Знаете ли вы о "мусорной реформе" в России? Как можете её оценить?

— Это очень важный шаг для начала решения мусорной проблемы. Потому что та схема, что была раньше, когда отходы отправлялись на полигоны, нехорошая. Надо создавать в каждом регионе свои системы, которые реально изменят ситуацию. Можно сначала уменьшить количество мусора, потом развивать вторичное использование и последующую переработку. В Швецию приезжают из многих регионов изучать наш опыт, мы привозим сюда экспертов по данной теме. Потому что перед нами в своё время встали те же самые вызовы, и чтобы пройти путь с того момента, когда весь мусор уходил на полигоны, до сегодняшнего дня, мы потратили около 40 лет. И хотим улучшить ситуацию, потому что у нас достаточно большая доля отходов отправляется на сжигание. Это чистый, эффективный процесс. Но правильнее отправлять мусор на вторичное использование. В Калининграде в нашей делегации будет компания, которая занимается компрессированием отходов. Мы считаем, что путём диалога можно сократить длительность "мусорной реформы". Может, у вас она займёт не 40 лет, а 10 или 20.

Шведский дипломат Кавальков-Хальварссон: Визовая проблема для нас ещё более острая, чем для калининградцев - Новости Калининграда | Фото: Александр Подгорчук / "Клопс"
Фото: Александр Подгорчук / "Клопс"

— Поднимался ли тариф на вывоз мусора для предпринимателей и граждан Швеции?

— Да, безусловно, стало дороже. Насколько — мне сложно сказать, потому что реформа заняла длительный период. Здесь важен экономический стимул. Скажем, когда стеклотара принимается за деньги, как это было в советские времена. Можно приучать население к раздельному сбору отходов, снижая ставку для тех, кто сортирует мусор. Ещё более важно с помощью изменения тарифа подталкивать предприятия к инновациям, им становится экономически выгодно защищать окружающую среду. На компании влияет и выбор покупателей. Так, в Швеции пользуются спросом экологическая продукция и товары, сделанные из вторичных материалов.

Рецепт успешной экономики

— По вашему мнению, в чём главные отличия бизнеса в Швеции и бизнеса в Калининградской области?

— Есть очевидные факторы. Вы отделены от России. Такое положение не только порождает определённые вызовы, но и даёт возможность открываться к миру ещё больше, "расширить горизонты" своих представлений и идей, найти новые формы сотрудничества. Мы всегда тоже были очень открыты в экономике и считаем, что это одна из причин нашего высокого уровня благосостояния. Мы не возвели преграды с соседними странами, мы можем больше закупать, обрабатывать и продавать. Одновременно зарубежные предприятия становятся соперниками наших компаний и стимулируют их внедрять инновации, чтобы быть конкурентоспособными. Этот рецепт оказался удачным. Есть ещё сходство. Недавно читал, что в Калининграде почти четверть населения является малыми и средними предпринимателями. У нас на МСП приходится порядка 60 процентов ВВП.

— Можно ли говорить об опасении шведских бизнесменов при открытии компаний в России?

— При приходе в Россию, безусловно, есть политические и экономические риски. Конечно, некоторые осторожно относятся. Однако многие из наших компаний пришли сюда в начале 90-х. Они делают здесь хороший бизнес. Это крупные предприятия, которые способны отвечать на конъюнктурные риски и изменения. Для маленьких компаний большой риск инвестировать в страну, где может сильно колебаться экономический рост. Но они сюда приходят, потому что видят возможности.

Шведский дипломат Кавальков-Хальварссон: Визовая проблема для нас ещё более острая, чем для калининградцев - Новости Калининграда | Фото: Александр Подгорчук / "Клопс"
Фото: Александр Подгорчук / "Клопс"

Инвестиции и IKEA

— Каков объём шведских инвестиций в Калининградской области?

— К сожалению, посольство не располагает точными данными по инвестициям шведских компаний в российских регионах, в том числе в Калининградской области. На самом деле и в национальных масштабах цифры по инвестициям не являются надёжными. Ведь в современной экономике, в которой доминируют так называемые глобальные цепочки добавленной стоимости, очень сложно определить национальность инвестора. Поэтому статистика, которую предоставляют центральные банки на основе данных платёжного баланса, в лучшем случае может говорить об определённых трендах, не более того.

Если исходить из данных ЦБ РФ на 1 октября 2018 года, прямые накопленные инвестиции шведских компаний в России составили 4889 миллионов долларов, то есть около пяти миллиардов. По этому показателю Швеция вошла в десятку самых крупных иностранных инвесторов на российском рынке, не считая офшорные территории и государства. Если из этой десятки вычесть ещё страны, которые традиционно используются для оптимизации налогообложения (у иностранных инвестиций из этих стран, как правило, российское происхождение), то Швеция займёт в списке инвесторов ещё более высокое место. К тому же далеко не все наши инвестиции учитываются в российской статистике. Многие компании, в том числе со шведским капиталом, являются мультинациональными по своей структуре, среди таких крупных предприятий, например, IKEA.

— Кстати, об IKEА. Несколько лет назад сообщалось о возможности открытия магазина этой сети в Калининграде, но оно не состоялось. Насколько интересен региональный рынок группе компаний?

— Сложно сказать. Это коммерческие решения со стороны компании. Они сейчас достаточно много вкладывают в цифровизацию торговли, и думаю, что таким образом товары IKEА станут более доступны калининградцам.

— Есть ли обратный интерес от калининградских бизнесменов, готовых реализовывать свои проекты в Швеции?

— Я как раз хочу поднять этот вопрос во время нашего пребывания в регионе. Мне кажется, чтобы строить экономику, сотрудничество, участие в различных глобальных цепочках было бы интересно для ваших предпринимателей. Вместе с нами приезжают представители компаний с юга страны — из Карлскруны, Хальмстада и Роннебю. С ними обязательно надо познакомиться. Они сотрудничают с Балтийском, Славском и Калининградом. Связи есть, и можно наладить дальнейшее сотрудничество. Швеция недалеко: есть рейсы из Гданьска. Наши граждане так приезжают. В целом вижу, что из России пока достаточно мало компаний, которые обосновались в Швеции. Возможно, это изменится. Мы бы этого хотели.

Шведский дипломат Кавальков-Хальварссон: Визовая проблема для нас ещё более острая, чем для калининградцев - Новости Калининграда | Фото: Александр Подгорчук / "Клопс"
Фото: Александр Подгорчук / "Клопс"

— Мы уже поговорили о системе обращения с отходами. На ваш взгляд, какие ещё отрасли больше всего подходят для совместного сотрудничества калининградских и шведских бизнесменов? В каких сферах могли бы реализовать себя предприниматели из Швеции в России?

— У нас очень большая совместимость в нескольких областях. Это здравоохранение. Многие шведские компании работают над тем, чтобы увеличить продолжительность жизни и сделать её более качественной. Мне кажется, здесь есть интерес для диалога. Безопасность дорожного движения, логистические проекты. У нас достаточно интересные урбанистические наработки: городское планирование, жильё, строительство, решения для создания приятной, комфортной городской среды. А также технологии. Наша шведско-швейцарская компания АВВ открыла новое представительство в Калининграде. Уникальный инженерный офис, это прекрасная инициатива: увидели, что здесь есть интеллектуальный потенциал, и решили работать из Калининграда по всему миру.

— В среднем сколько времени проходит от встречи и знакомства до открытия реального бизнеса в регионах?

— Первое, что надо понять: не всегда речь идёт об инвестициях и новых проектах. Часто самым выгодным становится взаимное сотрудничество, обмен опытом между компаниями. Второе — когда есть совместные идеи, их реализация иногда может занимать много лет. Но в среднем появление новых проектов занимает два года. Главная наша задача — создавать вместе с вашим правительством такие условия, которые удобны и для шведских, и для калининградских бизнесменов, чтобы они могли найти точки соприкосновения и вместе создавать лучший бизнес, чем у них до этого был.

Визовая проблема

— Как вы считаете, может ли быть перспективным сотрудничество в сфере туризма?

— Было бы очень интересно. Но объём туризма надо нарастить до очень высокого уровня. Это сложно и важно не только для развития индустрии, но и для того, чтобы мы узнали друг о друге побольше. У вас и у нас бывает не совсем правильное восприятие стран и культур. Мы ежегодно проводим опрос по всей России про Швецию. Многие знают, кто такая Астрид Линдгрен, самые известные компании. Но достаточно много стереотипов. И лучше приехать самим в Швецию и понять. Было бы здорово, если бы в Калининграде побывало больше шведов. То, что наша страна играла здесь в матче против России, хорошо, многие болельщики приехали сюда. Но визовая проблема серьёзна для нас. Больше, чем для россиян. Мы не привыкли, что нужно подавать на визу, поэтому, к сожалению, для путешествия очень легко выбрать другое направление. Надеемся на электронные — это большой шаг, чтобы преодолеть барьер.

Очень хочется, чтобы во время Дней Швеции калининградцы воспользовались возможностью познакомиться с нашей литературой. Мы будем проводить мероприятия в библиотеках, выставку, связанную со шведским режиссёром Ингмаром Бергманом, и запускаем маленький кинофестиваль. Надеюсь, что компании и предприниматели найдут общий язык и запустят совместные проекты здесь или в Швеции или обменяются идеями, которые сделают бизнес более эффективным. Нам очень важно, чтобы сохранились контакты на региональном уровне, чтобы мы друг друга понимали.

Клопс. Деньги
3 057