17:47
Автор:

Как калининградских школьников вовлекают в интернет-проституцию

Как калининградских школьников вовлекают в интернет-проституцию - Новости Калининграда | Фото: Александр Подгорчук
Фото: Александр Подгорчук

Веб-модель рассказала “Клопс” о тяжёлом физическом труде и поделилась своими тайнами. Чем вебкаминг опасен для подрастающего поколения, объяснила психолог Виктория Осипенко.

Тяжёлый физический труд

Ирине 25 лет. Она хороша собой. У неё высшее техническое образование и диплом инженера–программиста. Ирина не работает по специальности. Она работает вебкам-моделью. Ещё у неё есть тайна. Ирина — трансгендерная личность. То есть, когда-то она была мужчиной. Сама Ирина предпочитает говорить: “Когда-то жила в теле мужчины”. Но об этом её зрители не догадываются. 

Для тех, кто не знает, что это такое: задачи вебкам-модели — показывать шоу или просто общаться с пользователями. На одном из сайтов хедхантеры обещают доход до  полутора тысяч долларов в месяц. Смысл вебкаминга можно свести к более примитивной формуле: клиент смотрит, а модель выполняет его желания. Разумеется, за деньги.

Ирина рассказывает о своём первом опыте. Это было просто. Обнажённая, она пять минут простояла перед камерой в заказанной позе, пока клиент не получил то, за чем пришёл в интернет. Но такой быстрый и лёгкий заработок оказался исключением, а не правилом.

Веб-моделям приходиться часами принимать неудобные позы и с улыбкой делать то, что не всегда приятно, и при этом изображать удовольствие. Некоторые такие стримы длятся пять-шесть часов.

“Физически это очень тяжёлый труд, — говорит Ирина, — а денег едва хватает, чтобы закрыть ЖКХ и купить гормоны. Лёгких денег здесь нет”. Несмотря на это, она продолжает заниматься вебкамингом. Почему? “Мне нравится общение с людьми, живущими в разных странах и на разных континентах. Как правило, очень откровенное и уникальное: каждый клиент может найти свою веб-модель”.  

Зрители по-разному относятся к виртуальному сексу. Российские мужчины в глазах Ирины “более горячие, страстные и приятные”. Но с россиянами есть одна проблема — они не платят. В остальном их фантазии не отличаются от пристрастий иностранцев. И все мужчины, независимо от места проживания, признаются  веб-модели: “У меня выключен звук, потому что рядом жена…”

Ирина работает напрямую с сайтом, предлагающим “живое общение”. Работодатель обеспечивает её техническими средствами, предоставляет веб-студию и требует выполнять свод правил. Модели запрещено есть и спать в кадре. Разумеется — никакой политики. Отдельный пункт касается игрушек.

Плюшевые медведи в кадре разрешены, — рассказывает Ирина, — а вот надувные куклы в виде животных, как и фаллоимитаторы, изображающие братьев наших меньших и их гениталии, категорически запрещены. Это сделано для того, чтобы не обидеть зрителей, любящих животных. В данном случае слово “любящих” означает “проявляющих симпатию, сопереживающих”, но не больше. Агентствам и сайтам не нужны неприятности. Поэтому о работе веб-моделями несовершеннолетних не может быть и речи”.

Совсем небезобидная история 

Как калининградских школьников вовлекают в интернет-проституцию - Новости Калининграда | Фото: Александр Подгорчук / "Клопс"
Фото: Александр Подгорчук / "Клопс"

Это очень отполированная картина, — комментирует рассказ Ирины Виктория Осипенко, лидер общественной организации ЮЛА, занимающейся противодействием сексуальной эксплуатации детей в интернете. — Вебкаминг совсем не так безобиден, как кому-то хотелось бы”.

Виктория рассказывает, что в вебкаминге зритель использует модель, которая перестаёт быть человеком, добровольно превращаясь в куклу, угождающую за деньги любой похоти. 

Вебкам-бизнесмены вкладывают большие средства в рекламу, позиционируя шоу своих секс-моделей как “чистую”, “несложную” и достойную работу. Именно таким вебкаминг и видится нашим детям", — говорит Виктория Осипенко.

Евгений Ипатов, калининградский психолог и отец четырёх детей, рассказал “Клопс”, что к нему за помощью несколько раз обращались родители таких подростков. Дети заявляли, что видят своё будущее в работе вебкам-моделью, а некоторые даже экспериментировали, пытаясь организовать в интернете свой бизнес и попадая в очень неприятные истории. 

Когда подросток обнажается перед незнакомыми людьми, — говорит Виктория Осипенко, — тревожный звоночек для родителей: что-то пошло не так с психосексуальным развитием ребенка. Обнажаться перед незнакомыми людьми  противоестественно. Может быть, это дерзкий эксперимент, способ поддержать компанию, желание получить одобрение свой уникальности, а может быть, попытка насолить родителям — разбираться в каждом случае нужно отдельно”.

Подтверждая свои слова, Виктория Осипенко открывает первый попавшийся сайт с вакансиями. “В последнее время молодёжь всё чаще предпочитает работу онлайн со свободным графиком посещения офиса, — написано в объявлении. — Популярный вариант заработка — карьера вебкам-модели…” А вот начало другого рекламного поста: “Количество объявлений с тегом webcam постоянно растёт, поскольку этот тип бизнеса с каждым годом набирает популярность”. 

Вебкаминг внёс немалую лепту в весьма распространённое среди калининградских несовершеннолетних мнение, что нет ничего страшного в том, чтобы доверить интернету интимные изображения своего тела. Это же не по-настоящему, это же в интернете. Тем более если за обнажёнку ещё и заплатят. К сожалению, молодые люди не видят в вебкаминге ничего постыдного и опасного. Для такого бизнеса им не нужны веб-агентства — вполне достаточно любого мессенджера с функцией видеосвязи. В этом случае зритель, он же совратитель, может общаться с несовершеннолетним напрямую, практически не оставляя улик”, — говорит Виктория. 

 Онлайн-проституция?

Агентства, предлагающие услуги вебкам-моделей, активно отбиваются от обвинений в интернет-проституции. Пиарщики вовсю эксплуатируют конфликт отцов и детей. Как утверждает один из сайтов, “у старшего поколения общение с иностранцами за деньги в режиме онлайн вызывает совершенно однозначную ассоциацию: это полулегальная торговля собственным телом. И неважно, что к вам никто не прикасается, а многие мужчины приходят в чат скорее за общением”. 

Один из главных аргументов предпринимателей, зарабатывающих на вебкаминге: “Нет физического контакта — нет проституции”.

Проституция, — говорит Виктория Осипенко, — это секс за деньги и услуги. В вебкаминге есть секс, есть деньги, и есть секс за деньги. Так что бабушки и мамы далеко не всегда бывают неправы в своём мнении”.

Вебкаминг, как и любой другой бизнес, легальный или нелегальный, работает по принципу “спрос рождает предложение”, и, увы, спрос на секс с несовершеннолетними есть. В том числе и на бесконтактный интернет-секс. И сколько бы вебкам-агентства ни пытались дистанцировать свой бизнес от сексуальной эксплуатации детей — всё нужно называть своими словами. Калининградские психологи, работающие с детьми, попавшими в трудные ситуации, рассказывают, что полиция накрыла вебкам-салоне, в котором работали три несовершеннолетние девушки.

Часто на несовершеннолетних выходят взрослые, которые представляются сотрудниками неких модельных агентств, — рассказывает Елена Пачкова, руководитель центра “Доверие”. — Они просят подростков выслать свои интимные фотографии, за которые “модельное агентство” готово платить”. 

“Клопс” уже писал об этом здесь. По словам Елены, в её практике немало историй, когда игривая фотка, выложенная в интернет, принесла кучу проблем и юной модели, и её родителям. Тем не менее, рассказывает психолог, мода обмениваться интимными фото набирает обороты. У российских подростков даже появилась игра “Подразни педофила”, смысл которой ясен из названия.

Как грамотно объяснить подростку, насколько всё серьёзно? Елена Пачкова рассказывает об этом подробнее. 

Как объяснить подростку, какие опасности есть в интернете Общественная организация "Юла"
21 867
+86
Смотреть
график
Коронавирус за неделю
677
новых заражений
за последние 7 дней
18%
Коронавирус в динамике
01 янв. 2021
05 мар. 2021
Коронавирус сегодня Калининградская область, 6 марта
за сутки
всего
Заражения
+86
28 770
Выздоровления
+114
26 207
Смерти
+4
301
Обследованы
+1 918
568 401