Осколки Кенигсберга
Автор: Иван Скобей
25.02.2017
18:01

Закхайму — бедокуры и орден Черного орла: история здания на Литовском Валу. Спецпроект Клопс.Ru "Осколки Кёнигсберга"

Сегодняшняя наша прогулка отправляет нас в район Закхаймских ворот. Здесь, в месте пересечения Московского проспекта и Литовского Вала, находится неприметное здание бывшего Королевского сиротского приюта. С его богатой историей и самим районом, где оно расположено, мы сейчас вас познакомим.
 
Королевский сиротский дом — Königliches Waisenhaus
 
Время строительства: 1701—1703 годы. 
 
Адрес расположения: Königsberg, Waisenhausplatz,1-2 — Калининград, Литовский Вал, 62.
 
Архитекторы: строительный мастер Йоханн Людвиг Шультхайс фон Унфрид.
 
 

Историческая справка

 
Перед тем как рассказать вам об истории Королевского сиротского дома, по традиции необходимо упомянуть о районе Кёнигсберга, где располагалось это здание. Речь пойдёт об историческом районе Кёнигсберга к востоку от Лёбенихта — Закхайме (Sackheim). Само название Закхайм появилось при слиянии двух прусских слов — "saks" (что означало "смола") и "kaimas" (что означало "село"). В результате чего образовалось единое слово Sakkeim, что с прусского языка переводилось как "деревня на лесной вырубке". Границами района были следующие ориентиры: с севера — община-пригород Нойе зорге (Neue Sorge), с запада — градообразующий район Лёбенихт (Löbenicht), с востока — Закхаймские ворота (Sackheimer Tor) и крепостной обвод, а с юга — Новая Прегель (Neu Pregel). Исторические документы говорят, что прусское поселение здесь существовало ещё до завоевания его Тевтонским орденом. Изначально на этой местности возникла община-пригород Закхайм, которая образовалась тут в 1300 году и занимала земли восточнее и юго-восточнее Королевского замка, впоследствии став герцогской и королевской слободой. В 1325 году она получила свою судебную книгу, а в 1578 году — собственную печать и герб. В 1724 году при объединении трёх воедино отдельных городов — Альтштадта, Лёбенихта и Кнайпхофа — и образовании на их месте Кёнигсберга Закхайм временно вошёл в административный состав города, а управление им было поручено лично королевской администрации. После чего, согласно городской реформе Карла фон Штейна (Karl von Stein), 19 ноября 1808 года Закхайм был окончательно включён в состав города. Суть самой реформы заключалась в следующем: гражданам дано было право избирать должностных лиц, заведовавших городским хозяйством и разными общинными делами, и передано управление финансовыми делами, школьное дело и попечение о бедных. 
 
 
Если говорить о людях, которые жили в Закхайме, стоить отметить тот факт, что район имел смешанное население, основную часть которого составляли две этнические группы — пруссы и литовцы. Среди остального населения города этот район традиционно пользовался дурной репутацией — как хулиганский (наподобие нашего Балтийского района). Существовала даже знаменитая поговорка о трёх городах-основателях, которая звучала так: "Альтштадту — власть, Кнайпхофу — богатство, Лёбенихту — земля, а "Закхайму — бедокуры". В нём можно было увидеть много пьяниц и хулиганов, что, однако, не влияло на местную рождаемость, которая была самой высокой во всём Кёнигсберге вплоть до начала Второй мировой войны. В многочисленных драках и сабантуях в основной своей массе участвовали литовцы из числа рабочих, что сплавляли по Прегели лес в город. Если говорить об экономике района, стоит отметить тот факт, что со своей южной стороны он имел выход на широкую водную артерию города — Новую Прегель, и это выгодно использовалось местными жителями. На её берегу был создан таможенный пост, получивший интересное название —  "Литовское дерево". По широким рукавам Прегели активно сплавлялся лес, вырубленный в зелёных чащах под Labiau (ныне город Полесск). Основной задачей данного поста был контроль всего товарооборота, что активно шёл  по Преголе в то время, а также складирование и взвешивание всех товаров, отправлявшихся в сам Кёнигсберг. Однако не всё так было хорошо на первый взгляд: дело в том, что городская казна обложила Закхайм высокими налогами, что существенно тормозило его экономический рост. Ярким примером служил тот факт, что даже самая бедная крестьянка должна была платить пять грошей в казну Королевского замка.
 
Близость Закхайма к Лёбенихту постоянно играла ему дурную службу. Если Лёбенихт был щитом Альтштадта, то Закхайм прикрывал собой Лёбенихт. Район не раз страдал от эпидемий чумы и голода, которые активно перемещались между соседними районами Кёнигсберга. Также ещё одной бедой были пожары, из-за чего он не раз сгорал дотла в 1513, 1539 и 1575 годах. Но самым страшным и разрушительным был пожар 11 ноября 1764 года, который уничтожил значительную часть всего Кёнигсберга. Однако эта беда принесла и положительные моменты: пепелище было быстро очищено, и на его месте появились новые дома, которые заново формировали облик всего Закхайма. В обновлённом районе было построено несколько приютов, школ, церквей и даже свой госпиталь. Интересен и городской герб Закхайма: на щите был расположен белый агнец с красным флагом и белым крестом на древке у левого копыта, внешне очень напоминающим нижнюю часть Альтштадтского городского герба. В рамках современной реконструкции набережной Адмирала Трибуца служба государственной охраны объектов культурного наследия настояла на организации археологических работ на данной территории, в результате чего был обнаружен культурный слой XIV—XV веков толщиной до четырёх метров. В результате археологических работ были найдены ценные экспонаты: свинцовые пломбы, заменители денег — токены, ламеллярные пластины, два мужских оберега в виде
секир Перуна и серебряная накладка на рыцарский пояс.
 

История возникновения и жизни Королевского сиротского дома

 
Территорией, на которой впоследствии был построен Королевский сиротский дом, владел отдельный территориальный фонд. Ему принадлежали 19 моргенов пашни перед Закхаймскими воротами (тогда это был въезд в город с окраины) и отдельное хозяйство Вердерхофф (Verderhoff) в округе Лабиау. От него в Закхайм поступали налоги в виде подати в 180 талеров, четырёх грузов хлеба, трёх грузов отменного солода и дров. В обмен на это хозяйству были даны привилегии свободного рыболовства в реке Прегели и право на пивоварение для собственной потребности. Сам фонд должен был обеспечивать финансовую независимость сиротского дома от государственного бюджета города. В 1701 году в Кёнигсберге происходит коронация первого короля Пруссии Фридриха I (Friedrich I). В честь этого значимого события он закладывает первый камень в фундамент будущего сиротского дома — Waisenhaus (ныне здание по Литовскому Валу, 62) — на одноимённой площади Waisenhausplatz (ныне район перекрёстка Московского проспекта с Литовским Валом у Закхаймских ворот). После чего основывает фонд для материальной помощи сиротскому дому и специальный орден, получивший название орден Чёрного орла. Его члены должны были финансово поддерживать дом для сирот каждый год. Они жертвовали в фонд приюта по 50 дукатов каждый, а сам король ежегодно — по 100 дукатов. Для сравнения: годовая плата за обучение одного студента в Альбертине в то время с полным пансионом обходилась в 300 дукатов. 
 
Преемник Фридриха I, его сын Фридрих Вильгельм I (Friedrich Wilhelm I), отменил эту традицию платы, направив деньги на другие цели. Он лишил Королевский сиротский дом ряда его доходов и владений, данных при его основании, без возмещения их стоимости. Среди изъятого имущества были хозяйственные постройки на Sackheimer Mittelgasse (ныне район Московского проспекта, 78—118), часть пашни перед Закхаймскими воротами сиротского дома, бесплатное снабжение воспитанников медикаментами из придворной аптеки и бесплатную поставку солода для пивоварения, а главное — пожертвования для фонда ордена Чёрного орла. Но были и положительные моменты: Фридрих Вильгельм I значительно упростил правила приёма в приют и по поводу своего восхождения на престол основал в 1713 году шесть бесплатных мест для девочек-сирот. Тем самым изменив первоначальную систему, когда в приют принимали только мальчиков-сирот, 12 детей из лютеран и 12 — из реформатов. У каждого из них была единая сословная форма установленного образца. Их обучение проводилось лютеранскими и реформатскими проповедниками и четырьмя информаторами (преподавателями) от пастората, которые жили в отдельном доме при приюте. Хотя оба этих евангелических религиозных направления в то время конфликтовали между собою. Через общее дело Фридрих I хотел установления долгосрочного религиозного мира между ними. Также он заботился о совершенствовании системы внутреннего распорядка и об "упорядоченном школьном регламенте" и требовал, кроме всего прочего, абсолютно отказаться от телесного наказания воспитанников. 
 
 
Спустя время король Фридрих Вильгельм IV (Friedrich Wilhelm IV) вернул былую традицию и восстановил порядок уплаты рыцарями Чёрного орла пожертвований в пользу приюта, а сам отдавал по 40 дукатов и назначил ежегодное пособие в 450 дукатов. Надо заметить, что золотой дукат в те годы был одной из самых дорогих монет в Пруссии. Для сравнения: годовая плата за обучение одного студента того времени составляла три дуката. Была у приюта и своя церковь, основанная предположительно ещё в XV—XVI веке и тогда представлявшая собой деревянную часовню. Изначально она была самостоятельной единицей, но с 1785 года её объединили с приютом. В 1809 году, после того как была построена новая церковь для Лёбенихтского госпиталя, который располагался южнее приюта, церковь сиротского дома была ликвидирована и разобрана. С 22 января 1758 года по 9 июля 1762 года Кёнигсберг был занят русской армией. Генерал Виллим Фермор, под руководством которого русские войска впервые заняли Восточную Пруссию с Кёнигсбергом, дал указание сбивать всех "прусских орлов" и прочие эмблемы в городе с городских зданий. Исключение было сделано лишь для одного здания — и это был Королевский сиротский дом. Есть мнение, что на данное решение повлияло то событие, что при Ферморе зачитали документ учреждения сиротского дома с угрозой проклятья тому, кто осквернит его стены. Это произвело на генерала такое впечатление, что заключение мира с Россией праздновалось 14 июля 1762 года именно в здании сиротского дома. Вот такая небывалая честь была оказана приюту и зданию, в котором он располагался. В течение более чем 60 лет здание сиротского дома не требовало капитально ремонта, лишь в 1784 году была проведена замена большинства стропил крыши здания, где располагался большой чердак. 2 декабря 1805 года Наполеон выиграл сражение под Аустерлицем у совместных войск австрийской и русской армий, а два года спустя уже занял Кёнигсберг. Для отступающей русской армии Королевский сиротский дом на время стал военным госпиталем, а воспитанникам пришлось ютиться в тесных учебных классах по два человека на одну койку, это тяжёлое время в жизни приюта получило название "вавилонский плен". Также стоит отметить тот факт, что Королевский сиротский приют посещал сам Пётр I. Это произошло во время очередного визита в Пруссию 10 ноября 1711 года, когда он отплыл вверх по реке, где осмотрел оборонительный вал (ныне это Литовский Вал) и расположенный рядом Королевский сиротский приют. 
 

Особенности методики обучения и внутренней жизни Королевского сиротского дома

 
Поражение Пруссии в войне с Францией привело страну в уныние и скорбь. В стране назревали кардинальные перемены и реформы, такие как отмена крепостничества, новое городское самоуправление, реформа армии и университетов. Находясь под впечатлением от речей известного ученика Иммануила Канта (Immanuel Kant), философа Иоганна Фихте (Johann Fichte) к немецкой нации, королева Пруссии Луиза Мекленбургская (Luise zu Mecklenburg) мечтала о повышении уровня общего образования среди обычного населения и вывести его из массовой неграмотности. Именно поэтому Королевский сиротский дом был утвержден ею как примерное учреждение нового народного образования всей Пруссии. Затем приюту был дарован статус элементарной школы, при ней организовали учительские курсы, где готовили преподавателей для народных школ Кёнигсберга. 
 
 
Первый правитель объединённой Германии Вильгельм I (Wilhelm I) после Франко-прусской войны, 18 января 1871 года, был провозглашён германским императором во Франции, в Версальском дворце короля Людовика XIV. В честь своего вступления на престол он основал ещё 6 новых мест для сирот в приюте. Поэтому остро встала проблема размещения увеличившегося числа воспитанников и строительство дополнительных классов для их обучения. И в этом же году было принято решение о строительстве трёхэтажного флигеля с юго-западной стороны от основного здания. После расширения площади приюта её бывший воспитанник Дикманн стал спонсором ещё 10 новых мест для её будущих учеников. Таким образом, общее количество учеников повысилось до 70. В 1870 году департамент педагогического образования Пруссии был перенесён в замок Waldau (ныне посёлок Низовье Калининградской области), и его тогдашний директор Дембровский вносит предложение о переименовании  Королевского сиротского дома в прогимназию (вид гимназии, в которой преподавали латинский, старогреческий и французский языки, но в которой не сдавали выпускные экзамены, необходимые для поступления в Альбертину). Своё предложение он объясняет тем, что, несмотря на высокий уровень преподавания и свободу выбора учениками своей будущей профессии, долгое время не было ни одного желающего обучиться профессии простого ремесленника. 
 
В период с 1874 по 1891 год сиротский дом обучал в своих стенах уже 258 учеников, став одним из самых крупных профессионально-образовательных учреждений города. Однако всего спустя год, в 1892-м, когда директор сиротского дома потребовал у городских властей строительства нового учебного здания для приюта, но получил жёсткий отказ, прогимназия была понижена до простой народной школы. Число её учеников снизилось втрое — с 258 до 68, большинство которых было распределено по другим школам города. Несмотря на реорганизацию учебного учреждения, его здание претерпело очередную реконструкцию и возведение одноэтажной пристройки к двухэтажному юго-восточному флигелю, в которой расположили классы для обучения ремеслу и помещения для прачечной и бельевой. Поскольку учеников стало меньше, классные комнаты теперь были совмещены с жилыми помещениями. Оставшиеся в приюте 68 воспитанников теперь могли вставать на полчаса позже и стали жить по менее строгому распорядку.
 
Управление сиротским домом вёл директор, которого называли "отцом дома". Он отвечал за финансы и бухгалтерский учёт всех пожертвований для приюта, а вся его деятельность строго контролировалась специальными финансовыми инспекторами. Его жена, называемая "матерью дома", отвечала за домашнее хозяйство приюта: следила за кухней и закупками продуктов на каждый день недельного рациона для каждого воспитанника. В помощницах у неё были две служанки, которые обеспечивали чистоту дома и стирку белья. У сиротского дома было даже своё подсобное хозяйство: 4 лошади, 6 коров, а также свиньи и куры, которых кормил дворовый мальчик. Распорядок каждого дня для воспитанников, который начинался подъёмом в 5 часов утра, был строго регламентирован и расписан на всю неделю вперёд. В течение всей недели у них было 46 часов занятий, из которых 15 часов занимало изучение латинского языка, по 4 часа — французского и старо-греческого языков, а помимо этого — ежедневные молитвы в церкви. После окончания обучения в приюте у воспитанников был свободный выбор своей будущей профессии (воспитатели давали на это своё одобрение). Поэтому до 1809 года четверть выпускников поступали в Альбертину и получали хорошую стипендию, а остальные шли на обучение к кёнигсбергским ремесленникам и мастерам. В 1920 году сиротский дом изменил свой статус с королевского на государственный, но его имущество в государственную собственность переведено не было. В 1927 году фонд приюта самостоятельно нёс все свои расходы, не пользуясь при этом государственными субсидиями на плановый ремонт своих зданий, которые нужно было регулярно  производить согласно  распоряжению Королевского кабинета от 20 сентября 1856 года. Сведений о судьбе и жизни дома для сирот во время правления национал-социалистов в исторических документах не сохранилось.
 
 

Архитектурное описание здания

 
Сиротский приют в Закхайме был основан в 1701 году первым королём Пруссии Фридрихом I в честь своей коронации, после получивший звание королевского. И в этом же году, после коронации, происходит закладка первого камня в фундамент будущего сиротского дома (Waisenhaus) на пересечении Сиротской площади (Waisenhausplatz) и улицы Litauer Wallstraße (ныне Литовский Вал) у Закхаймских ворот. Спустя два года, в 1703-м, его возведение было окончено. Здание построили в стиле барокко по проекту придворного архитектора Йоханна Людвига Шультхайса фон Унфрида (Joachim Ludwig Schultheiß von Unfriedt), который также спроектировал юго-восточный флигель Королевского замка (известный ещё под названием "здание Унфрида"). Интересно заметить, что здание сиротского дома является старейшим памятником барокко, сохранившимся в Калининграде до наших дней, и единственным произведением придворного архитектора Йоханна фон Унфрида. Земельный участок под приют после длительного поиска городскими властями был найден на окраине у Закхаймских ворот. Однако он был расположен слишком далеко от ближайшей лютеранской церкви, поэтому придворные проповедники активно протестовали против данного решения. Несмотря на это, этот земельный участок был куплен в 1702 году за небольшую сумму — в 8 500 гульденов — у собственника-арендатора Грайсвальда (Greiswald). 
 
Само здание имело симметричную П-образную форму, выполнено в архитектурном стиле барокко. Его центральная часть представляла собой вытянутый в длину прямоугольный двухэтажный ризалит, по обеим сторонам от которого располагались два трёхэтажных флигеля, которые образовывали внутренний двор. Лицевая сторона здания имела три входных портала: один главный — центральный (посередине), с двумя боковыми декоративными прямоугольными, вытянутыми колоннами и двумя симметричными боковыми, слева и справа от главного. Их венчали три стрельчатых треугольных фронтона с декоративной лепниной. Внешнее декоративное убранство лицевого фасада здания в основном состояло из красиво исполненных пилонов, фронтонов, поддерживающих кронштейнов, ниш и профилированных карнизов. По всему периметру двух этажей здания шла серия оконных проёмов: семь с одной стороны и семь — с другой, а между ними — центральное окно, которое как бы нависало над центральным входным портиком. Крыша, по всему периметру покрытая красной клинкерной черепицей имела вальмовую форму. Архитектурной изюминкой здания являлась его центральная башня, расположенная над центральным ризалитом. Она имела вытянутую восьмиугольную форму, в стиле барокко, с четырьмя смотровыми оконными проёмами с четырёх же сторон. Далее шла куполообразная крыша с башенкой под основание флигеля. В 1705 году на вершину башни была установлена скульптура из бронзы — флюгер в виде прусского орла, вращавшийся вокруг своей оси в зависимости от направления ветра, который смастерил всё тот же придворный архитектор Йоханн фон Унфрид. Особенное внимание стоит обратить на прямоугольную плиту из чёрного гранита, что располагалась между башней и центральным входным порталом. Долгое время не удавалось установить надпись на латинском языке, высеченную на ней. Но благодаря кропотливой работе историков и неравнодушных краеведов она была восстановлена. Ниже приведена сама цитата и её дословный перевод: 
 
"Der Professor eloguentiae bei der Albertus-Universität Dr. Schreiber wird damit beauftragt, die Inschrift abzufassen und dem Könige dieselbe zur Genehmigung vorzulegen. Die Inschrift, die noch heute über dem Eingänge des Königlichen Waisenhauses steht, lautet:"
Перевод текста: "Профессору красноречия университета Альбертины, доктору Шрайберу было поручено разработать надпись и представить королю на утверждение. Надпись, которая до сих пор над входом Королевского детского дома, гласит:»
 
 
Двор сиротского дома имел П-образную форму, по центру его располагался входной портал, образованный двумя широкими колонами с треугольным фронтоном над ними. Внутри него находились три слуховых окна, четвёртое выполняло функцию входной двери. С обеих сторон от него шёл ряд оконных проёмов по периметру двух этажей с переходом на боковые флигели здания. Тут этажность здания увеличивалась уже до трёх этажей, как и количество окон на них. Лицевые фасады обоих боковых флигелей венчали глухие оконные проёмы с зигзагообразным кирпичным орнаментом у свода крыши. Их завершали две отдельные конусообразные крыши, покрытые красной клинкерной черепицей. Сразу за внутренним двором располагался большой сад с фруктовыми деревьями и кустарниками, высаженными самими воспитанниками приюта. Внутреннее убранство приюта было под стать его королевскому происхождению. Холл первого этажа обрамляли массивные декорированные люстры, гобелены, картины, большие часы и дубовый паркет. В учебных комнатах располагались деревянные парты и скамейки для занятия воспитанников. Спальные комнаты имели высоту почти 4.5 метра, которые занимали металлические кровати по типу современных армейских, без лишних удобств. На кухне стояли длинные столы и скамьи для принятия пищи воспитанниками. В холле второго этажа располагался (вы не поверите!) собственный небольшой орган. Стены комнат второго этажа украшали портреты королей и рыцарей, помогавших приюту в разные периоды его существования. Всё это великолепие создавало у воспитанников чувство гордости за свою альма-матер.
 

Послевоенный период жизни здания

 
Во время бомбардировок Кёнигсберга английской авиацией в августе 1944 года и штурма города в апреле 1945 года зданию Королевского сиротского дома был причинён незначительный ущерб. Но оно потеряло свою главную архитектурную изюминку, которая характерно отличала его от всех прочих сооружений, стоявших поблизости. Речь идёт о той самой восьмиугольной башне с флюгером в виде прусского орла на её вершине. Также при послевоенной реконструкции исчезла массивная вальмовая черепичная крыша; внутренние интерьеры тоже не сохранились — осталась только форма двухмаршевой деревянной лестницы, что вела на второй этаж, облицованная в настоящее время современными отделочными материалами и из-за этого мало узнаваемая. На первом этаже левого флигеля здания располагалась винтовая лестница, ведущая в подвал. Интересна история её совершенно неожиданной находки в послевоенные годы: дело в том, что она была замурована в глухую стену, над которой был сооружён туалет. Поле того как стену снесли, за ней обнаружилась та самая оригинальная винтовая лестница. Она сохранилась в идеальном состоянии, как и сводчатый подвал, проходящий подо всем зданием. В нём для сирот приюта хранили овощи, прочие продукты, инвентарь и постельное бельё. А во время войны, в периоды бомбёжек города английской авиацией, здесь спасалось немецкое население из ближайших домов — дети, женщины и старики. А в остальном его архитектурные элементы остались без изменения, сохранились даже все три входных портала на лицевой стороне фасада, как и ряд оригинальных оконных проёмов с треугольными фронтонами над ними.
 
С 1962 по 1965 год в здании бывшего Королевского сиротского дома функционировала больница. Всю прибольничную территорию занимал фруктовый сад (да, тот самый, что сажали воспитанники ещё до войны), который тянулся до дома № 66 по улице Литовский Вал. Рядом с садом располагался морг, который в 1968 году снесли. В 1970-х годах в здании бывшего Королевского сиротского приюта размещалась аптека № 13 и различные организации бытового обслуживания. В разные времена в этом здании находились такие организации, как "Рембыттехника", "Разнобыт", переплётная мастерская и даже городская справка. В начале 1990-х годов в этом здании разместилась редакция газеты "Новые колёса", где просуществовала до 2002 года, пока не переехала в другое немецкое здание — по улице Черняховского. В 2003 году в трёхэтажном юго-западном флигеле возник пожар, в результате которого крыша и перекрытие третьего этажа сгорели, после чего были восстановлены уже в изменённом виде. Сейчас здание находится в частной собственности, внутри него размещаются многочисленные объекты сферы услуг и торговли: салон красоты, магазин автозапчастей, фотоателье, кафе, а также различные коммерческие организации. Постановлением правительства Калининградской области от 23 марта 2007 года № 132 здание Королевского сиротского приюта получило статус объекта культурного наследия регионального значения
 
 
Фото с сайта Königliches Waisenhaus (http://k-wh.ru)
 

Послесловие от автора

 
Я буквально пару дней назад проходил мимо здания бывшего Королевского сиротского дома. Остановившись напротив лицевого фасада и внимательно его рассмотрев, я впал в уныние и грусть. Нынешнее состояние здания на меня произвело удручающее впечатление: серо-жёлтый, невзрачный, местами облупившийся фасад, со всех сторон обвешанный рекламными плакатами и вывесками, покосившаяся шиферная крыша. Вот каким оно предстало моему взгляду. Я уже не говорю об отсутствии почти всех элементов наружного декора здания и главной башни. Единственное, что ещё нам напоминает о благородном происхождении данного здания, — это сохранившиеся до наших дней фронтоны над тремя входными проёмами и памятная табличка, аккуратно висящая на правом крыле здания. А ведь мало какой прохожий, наверное, задумывался о том, что перед ними — одно из старейших сооружений эпохи Кёнигсберга, сохранившееся до наших дней. Оно, отданное в аренду различным организациям, уже не играет сколько-нибудь важной социальной роли, каковую имело в довоенное время. Но стены здания ещё живы: они помнят почти всех прусских королей, что бывали в нём, и своих знаменитых выпускников, и русских военачальников, оказавших ему поистине королевскую честь — оставив целым и невредимым, несмотря на войну, и даже Петра I, что также бывал в его стенах.
 
Территория вокруг здания ещё частично сохранила свой исторический облик — наряду с Закхаймскими воротами и застройкой 1920-х годов вдоль Литовского Вала, представляя собой несомненную историческую ценность для Калининграда. Выделенных правительством области и города денег хватило лишь на частичную консервацию здания и сдачи его в аренду различным организациям. В относительном порядке его сейчас поддерживает частное лицо, выкупившее западную и центральную части здания. За год им были залатаны три дыры на крыше кровли, отремонтированы коридор первого и второго этажей, комнаты, где раньше жили сироты, подведён газ, сделано автономное отопление.
 
Сейчас существует проект полного восстановления здания Королевского сиротского приюта. Найдены оригинальные чертежи и планы здания, создана проектная документация, смоделирован макет, есть даже персональный сайт, не хватает одного — инвестора, который смог бы потратить свои деньги и помочь спасти одно из старейших зданий города с более чем 300-летней историей. Отдельно стоит отметить, что справа от здания некогда функционировавшего здесь Королевского сиротского приюта стоит каркас здания бывшей народной вспомогательной школы Динтер-шуле (Dinter schule), которое сохранилось до наших дней и находится в стадии "бесконечной" реставрации. Почему так произошло — следует спросить у городских властей, ведь этот небольшой кусочек города сохранил на своей территории все здания прошлой эпохи, и грамотная реставрация этого комплекса привела бы к появлению маленького оазиса истории в центре современного Калининграда. А пока нам остаётся лишь смотреть на довоенные фотографии и восхищаться былым величием двух этих сооружений, надеясь, что они, как многие другие исторические объекты в городе, всё-таки будут восстановлены и станут ещё одним украшением любимого Калининграда…
 
 
40