10:10

Рост интереса

  1. Новости


Тесная гримерка. Вопросы и ответы

Уже шесть. Я опаздываю. Как всегда, черт... Мне сказали, что нам, бравым журналистам, выделят ровно десять минут на разговор с Сергеем Ростом. И я бегу, хоть и застряла каблуком на трамвайных путях… Но успеваю! И каблук на месте. Отвоевала, рискуя жизнью.
Захожу в гримерку вместе с остальными. Тут тесновато. Но мы умещаемся, как килька в банке. Сергей улыбается. Конечно, забавно наблюдать за размещением кильки в банке.
Пока коллега заводит разговор, я пытаюсь отдышаться и отрыть диктофон в сумке. Проклятая сумка поглощает все вещи, как пылесос, безвозвратно! Нагло роюсь и шуршу барахлом. А-а-а, вот он!
- Как возник дуэт с Татьяной Васильевой?
- Ну, я молился, всякие ритуалы совершал, обращался к великим магам и гадалкам, в общем, приворожил я ее, подливал ей любовный напиток, и в результате мы оба уже не могли друг без друга. Я устранил всех конкурентов, убил, отравил…(смеется). Если без шуток, мы часто пересекались, например, на съемках «Все могут короли», и до этого и после тоже…
- Правда, что у вас намечен еще один совместный проект – спектакль «Шкаф»?
- «Шкаф» – это сокращенно. А вообще-то «Вид на море со шкафа» по пьесе Ганны Слуцки. С одной стороны, это комедия, конечно, с другой – спектакль более тонкий, более глубокий, чем просто комедия. Я его сравниваю с Достоевским, потому что герой, которого я играю, очень напоминает князя Мышкина. Спектакль о том, что плохих людей не бывает.
- А что, на ваш взгляд, играть сложнее – драму или комедию? Гамлета или Фигаро?
- Комедию сложнее. Почему? В комедии понимаешь сразу, когда провал. Ты выходишь на сцену, играешь так, чтобы в зале раздался смех. Если не раздался – провал, второй раз и в третий гробовое молчание – это уже гибель спектакля. А в трагедии молчащий зал – это понимание или… скука. Но можно тешить себя надеждой, что, конечно, зал тебя понимает.
- Вам не кажется, что сейчас в кино и на сцене мужчины изображают женщин гораздо интереснее, нежели сами женщины? Как, например, вы в «Осторожно, Модерн!»
- Да, бывает такое. Женщины боятся быть смешными. Лада Дэнс, например, однажды по-дружески меня просила научить ее быть комедийной актрисой. Она тогда снималась в фильме… аналог «Секса в большом городе»…
- «Все мужики сво…»?
- Да. Я ей говорю: «Хорошо, давай. Делай как я – засунь палец в нос, задери ногу, кривляйся, сделай смешную рожу…» (кривляется) А она: «Ты что! Я же буду уродкой!» Ну при чем здесь уродство? Если хочешь быть смешной характерной актрисой, и еще при этом будешь думать, как выглядишь, то ничего смешного не получится. Может, поэтому женщины не могут быть хорошими комедийными актрисами. А может, виноват процесс селекции. Работает такой «сценический» принцип: выживают либо жены главных режиссеров, либо любовницы продюсеров.
- Как вы относитесь к современному российскому кинематографу? Не считаете, что он бездарно копирует Голливуд?
- Голливуд – не самая плохая вещь, которую можно копировать. Это как Ноев ковчег, на котором собираются лучшие режиссеры мира. И потом, Голливуд – это не только блокбастеры, это еще и такие шедевры, как фильмы Вуди Алена, например. Да, кинематограф наш подражает Голливуду, и часто бывает стыдно за некоторые вещи, например, за фильм «День Д», в котором просто тупо переснят «Коммандо», кадр в кадр. Если уж копировать, так с русским привкусом, чтобы было понятно, что это русский персонаж, и что это могло произойти в России.
…Тут моя коллега внезапно замечает:
- Вы производите впечатление позитивного человека, а одеты в черное…
- Все обман! – Сергей отрицательно размахивает руками и улыбается. – Я маньяк, монстр, по ночам выхожу с ножом и кромсаю свои жертвы! А черное – чтобы выглядеть не таким толстым. (Смеется). Еще черное – это нестиранное белое. Нам, холостякам, приходится тяжко!
Кажется, на заданную тему он мог импровизировать бесконечно…

SMS. Под водочку. И «куда делся Нагиев?»

Но на этом разговор заканчивается, и нас выпроваживают. Я отправляюсь в зрительный зал на спектакль, но не успеваю дойти до места, как прилетает SMS… от господина Роста: «Надеюсь, спектакль доставит вам удовольствие».
Спектакль доставил мне удовольствие, и я уже знала, какой вопрос окажется в моем мобильнике. И точно: «Ну, как спектакль?» «Понравилось, до сих пор улыбаюсь». «Ну и слава Богу, я рад». Такой «вздох» облегчения, будто я театральный критик.
Еще немного кокетливой переписки и мы уже сидим в «Пивоваре» – Сергей, его друзья и я. Чувствую себя слегка неуютно. Необъятная любовь и страсть подвыпивших калининградцев не всегда деликатна. На Сергея периодически нападают поклонники, пихают под нос рваные бумажки для автографов и задают два вопроса: «Почему вы не улыбаетесь?» и «Где Нагиев?».
Сергей и вправду не улыбался. В его карих глазах застряла тяжелая грусть. Ну, а где Нагиев… Мне очень хотелось сказать, что он под столом. Мальчики подшафэ в это непременно поверили бы и стали его там искать, нам было бы очень весело, но я сдержалась.
За столом Рост пил водочку, ностальгировал по старым советским рюмочным с их грудастыми тетечками в бигуди, по вкусу первой «Фанты» в его жизни… Печалился о том, что Миша Боярский уже не такой «честный мушкетер», каким был… О том, что художнику почти невозможно творить в этой продажной стране. Рассказал о секретах грима в «Осторожно, модерн!» и море анекдотов.

Такси. Приглашение на чай. Снег

На здании салона автомобилей, что на Московском проспекте, висит огромный плакат с не менее огромным словом «СКИДКИ!». Я бросаю в воздух – просто так, чтобы нарушить напряженное молчание в такси:
- Замануха. Скидки...
А он вдруг:
- Скоро начнутся повальные скидки. Машины начнут СКИДЫВАТЬ с крыш!
Про себя кричу: «Браво!» Мимолетно вспоминаю, что у него скоро день рождения.
- На страничку мою зашла? – спрашивает.
- Ну конечно, – говорю. – Готовилась же!
Такси тормозит возле мотеля «Балтика», где Сергей остановился на ночь, и я слышу от него вполне ожидаемую вещь:
- Может, зайдешь ко мне на чай?
Из моей взволнованной груди вместо томного воркования вырывается хихиканье:
- Чай, кофе, потанцуем?
Я смотрю в его усталые глаза. Я думаю о том, как он прекрасен и обаятелен, как я ценю и уважаю его творчество… И, говорю свое окончательное «нет».
- Ты уверена?
Я абсолютно уверена. Я утвердительно киваю. Получаю чмок в щечку, таксист получает деньги, господин Рост летящей походкой исчезает в дверях мотеля «Балтика», а я уезжаю домой, слушая ненавязчивые ворчания таксиста о том, что опять идет снег.

Факты

Сергей Анатольевич Рост (Титивин) – популярный актер театра и кино, сценарист, шоумен. Родился в Ленинграде 3 марта 1965 года. Закончил Ленинградский институт культуры, режиссерское отделение. Долгое время работал ведущим музыкальных программ на радиостанции «Модерн» и «Серебряный дождь». В 2000 году удостоен звания «Лучший шоумен года» Санкт-Петербургской премии «Люди нашего города». Написал бесчисленное количество сценариев и сыграл сотни мужских и женских ролей в юмористическом сериале «Осторожно, Модерн!», вел программу «Однажды вечером». В 2003 году дебютировал на театральной сцене.
В 2004 году Сергей перестал быть участником программы «Осторожно, Модерн!» и начал сольную карьеру. Вел телевизионные программы «Шестое чувство» и «Очевидец» на канале Ren-TV, «Кабаре», «Сто звезд» на НТВ. Участвовал в программах «Весна с Иваном Угрантом» и «Слава Богу, ты пришел». Ведет утренний радиоэфир на радиостанции «Маяк».

+218
Смотреть
график