14:40

Калининградский полиграфист вспоминает события 1993 года

"Я видел, как горела Москва" 

- Куда ты едешь? Вся страна толком не знает, что там происходит! - говорили осенью 1993 года друзья калининградскому полиграфисту Евгению Комарову. Билеты домой, на Север, уже куплены. Отступать, как говорится, некуда. Печатник с двумя дочерьми и женой собирался из калининградского отпуска на Чукотку. Отдых ему был положен раз в два года, зато сразу на шесть месяцев. Откладывать полёт нельзя. Рейс - только через Москву, а её уже несколько дней лихорадило от беспорядков. Конституционный конфликт между Верховным Советом и сторонниками Ельцина вылился в уличные столкновения. В регионах поговаривали, что московские омоновцы до полусмерти избивают участников демократических демонстраций, что в «сердце страны» начали пропадать люди… По новостям показывают, как по центральным улицам Москвы движутся танки, а у Белого дома дежурят вооруженные неофашисты.

«Ты же девочек сиротами оставишь!»

- Билеты мы обычно брали за полгода до возвращения из отпуска, - рассказывает Евгений Комаров. - Так сделали и в тот раз. Наше прибытие в столицу приходилось на 4 октября, а самолёт оттуда в Анадырь - на 6-е. Думали, остановимся у моего дяди, погуляем по Москве. Он жил на Ленинском проспекте, а это самый центр. Как только разместились, я захотел рвануть ближе к Белому дому. Но по телевизору крупным планом показывали, как по нему бьют танки и бронетранспортёры.

Мужчина приготовил к съёмке любимый фотоаппарат.

- Жена вцепилась в меня и сказала: «Ни в коем случае ты туда не пойдёшь! Ты же девочек сиротами оставишь!» - продолжает Комаров. - Дочки, наоборот, стали говорить: «Мы пойдём с тобой».

Как ни рвался туда Евгений, жена его не пустила. Правда, вид из окон впечатлял посильнее телерепортажа.

У сгоревших машин валялись куклы…

- Из окон мы видели не просто страшное зарево, но вполне отчетливо горящие машины, их было очень много, - говорит Евгений. - Весь центр был усыпан такими островками огня. Потом, на следующей день, у остова одного из этих автомобилей мы нашли перепачканные грязью детские куклы… Я видел, как горела Москва, и ещё долго не забуду этого жуткого зрелища.

На второй день пребывания в Москве, Комаров всё же отправился к месту событий. Метро закрыто. Пришлось идти пешком. Возле Старого Арбата асфальт ходил ходуном, грохот пушек ощущался очень отчётливо. Вместе с журналистами Владимир пытался пробиться ближе к центру, но сквозь оцепление не пропускали никого. 5 же октября на Москву опустилась тишина и туман.

Часть семейной истории

- Город опустел, люди боялись показываться на открытой местности, - вспоминает наш земляк. - В домах рядом с Белым домом все стекла - выбиты. На Горбатом мосту - какие-то брёвна и почему-то огромное количество обуви, пиджаков. Таких, как я, было несколько человек. Само здание парламента охраняли милиционеры, которые в боях не участвовали. Может быть, поэтому, когда я достал фотоаппарат, у меня его не отобрали. Лишь вежливо предупредили, что это может произойти в любой момент. На следующий день мы улетели в Анадырь.

Комарову повезло: кое-какие кадры он сделать успел. Теперь они стали частью их семейной истории.

54
+115
Смотреть
график