Новости
27.03.2012
16:14

Для спасения Штадтхалле в горкоме разработали операцию «Святая ложь»

Многие довоенные здания являются сегодня знаковыми для Калининграда. Они составляют гордость и суть этого города. Даже представить сложно, как бы он выглядел без, например, Кукольного театра, Кафедрального собора, Историко-художествен-ного музея… Между тем этих сооружений вполне могло и не быть. В 60–70 годах ХХ в. всем им был вынесен «смертный приговор». Но, слава богу, до приведения его в исполнение дело не дошло.

Примечательно, что за каждой историей спасения – поступок. Зданию везло, если находился человек, готовый многим рискнуть ради него. Для Штадтхалле таким ангелом–хранителем стал председатель горисполкома Виктор Денисов, провернувший целую операцию, которую вполне можно было бы назвать «Святая ложь». Во всяком случае, сам Виктор Васильевич в своих мемуарах использует именно это словосочетание, когда рассказывает о спасении Штадтхалле. На днях зданию исполнилось 100 лет. Сейчас в нем размещается областной Историко-художест-венный музей.

Три зала и кафе

Штадтхалле (в переводе с нем. «городской зал») был построен в 1912 г. по проекту берлинского архитектора Рихарда Зееля. Место для здания выбрали удачно – средневековая центральная часть города рядом с Королевским замком. Замковый пруд с его многочисленными зелеными насаждениями создавал спокойную атмосферу «загорода». При этом само сооружение, построенное с учетом требований большого города, выглядело значительно, современно и функционально. Оно включало в себя три зала, самый большой – на 1600 мест. На первом этаже размещались фойе и кафе с выходом на террасу, откуда открывался живописный вид на Замковый пруд. После открытия Штадтхалле стал одной из основных сценических площадок Кёнигсберга. В 1920–1930-х гг. здесь почти ежедневно выступали разные музыкальные коллективы, проходили встречи с известными писателями, учеными, политиками, путешественниками.

«Правильная» съемка

Здание сильно пострадало во время налета английской авиации в августе 1944 г. и штурма города в апреле 45-го. Долго стояло разрушенным, служа местным жителям одновременно каменоломней, распивочной и бесплатным туалетом. В начале 1980-х годов у председателя гор-исполкома Виктора Денисова появилась показавшаяся тогда многим шальной идея восстановить Штадтхалле и разместить там Историко-художественный музей, ютившийся в небольшом и неудобном здании на Горького.

Проблема состояла не только в том, что руины были чрезвычайно ветхие. В те времена партийное руководство страны настоятельно рекомендовало строить в первую очередь жилые дома, детские сады и больницы. А тут речь шла о музее. Как выбить деньги на такой «несерьезный» объект? Пришлось Денисову идти на хитрость.

– Как-то раз в моей мастерской раздался звонок, – рассказывает известный калининградский фотограф Олег Максимов. – Звонил секретарь Денисова, который сказал, что Виктор Васильевич хочет встретиться со мной. Я приехал на площадь Победы, 1. Разговор с председателем горисполкома получился откровенным. Он сказал, что хочет восстановить Штадтхалле. Для этого нужно получить средства из Москвы, но их могут не выделить, если столичному начальству покажется, что здание сильно разрушено. Поэтому задача такая: снять руины так, чтобы они не выглядели совсем уж безнадежными. Чтобы у москвичей создалось впечатление, что требуется лишь небольшой ремонт. Для работы мне дали старый довоенный альбом с фотографиями здания. Я его внимательно изучил и понял, что нужно сконцентрироваться на снимках внутренних интерьеров Штадтхалле. Долго искал нужные ракурсы, но, думаю, с задачей справился. На фото развалины смотрелись вполне прилично. Насколько я знаю, деньги в Москве Денисову дали. Так что к спасению архитектурной изюминки города я тоже приложил руку.

Отказаться от мечты?

В своих мемуарах Денисов пишет, что склонить на свою сторону москвичей было легче, чем первого секретаря обкома Николая Коновалова, который был сторонником строгого выполнения директив ЦК. Чтобы сломить сопротивление руководителя области, Денисов задумал свозить его на объект вместе с министром культуры РСФСР Юрием Мелентьевым, с которым уже была «проведена работа» при помощи максимовских снимков.

Приехав на развалины, Коновалов, несмотря на убеждения Мелентьева, долго сомневался. Но в конце концов выдавил из себя короткое: «Ладно». Разумеется, Коновалов не сказал бы никакого «ладно», если бы Виктор Васильевич сообщил ему о заключении главного конструктора «Калининградгражданпроекта» Колесникова, в котором говорилось, что Штадтхалле ни в коем случае нельзя восстанавливать – это опасно. Ветхое строение надо просто разобрать на кирпичи.

«Согласиться с таким приговором – значило отказаться от мечты», – пишет Денисов. Поэтому он аккуратно сложил заключение специалиста в карман пиджака и никому его не показывал.

Работы по восстановлению здания (автор проекта – Вадим Еремеев) велись с 1981 по 1991 гг. Чуть ли не каждый день Денисов (он занимал свой пост с 1972 по 1985 год) лично посещал стройку. «Так заставляло поступать ощущение ответственности за взятый на себя риск и, откровенно, боязнь расплаты, если что-то произойдет непредвиденное, – признается он. – …Но, слава богу, стены нашего детища выдержали. Лишь однажды ураганной ночью свалился большой карнизный кусок – никого, к счастью, не придавивший».

Отметят широко

Череду юбилейных мероприятий Историко-художествен-ного музея 23 марта открыл праздничный вечер «Штадтхалле – 100 лет». Поздравить почтенное здание с днем рождения пришли представители консульского корпуса, журналисты, сотрудники музеев, музыкальные и театральные коллективы, литераторы, любители истории и многие другие.