Новости
21.02.2012
12:47

На дне Балтийского моря лежат тонны химического оружия

Речь об этом зашла на состоявшемся недавно круглом столе в Музее Мирового океана.

Концы в воду

После Второй мировой войны огромные арсеналы с химическим оружием (бомбами, снарядами, бочками с отравляющими веществами) попали в руки стран-победительниц. Согласно решению Потсдамской конференции они должны были их ликвидировать. Самым надежным и безопасным способом уничтожения в те времена считалось затопление. Американцы с англичанами решили «похоронить» 150 тысяч тонн немецкой «химии» на дне Атлантики. Погрузили все это «добро» на списанные суда и двинулись в путь. Однако в проливе Скагеррак флотилия попала в сильный шторм, и возникла опасность того, что суда с ядовитой «начинкой» будут выброшены на берег, поэтому их решили затопить от греха подальше прямо в проливе.

Советский Союз в Атлантику свою часть немецкой отравы везти не собирался. Полученное «наследство» (32 тысячи тонн) он с чистой совестью затопил в небольшой впадине (около 100 м) недалеко от острова Борнхольм.

Смертельный улов

Разумеется, все эти «похороны» были тайными. Возможно, о лежащих на дне моря тоннах иприта, адамсита и другой гадости никто бы и не узнал, если бы не рыбаки.

Начиная с 1950-х годов тралы вместе с селедкой и треской стали поднимать на борт судов начиненные смертоносными веществам емкости.

По данным международной организации Хелком (Хельсинкской комиссии по защите Балтийского моря), только датским рыбакам 362 раза попадался ядовитый улов. «Везло» также российским, норвежским, латвийским морякам. Почти во всех случаях это заканчивалось серьезными отравлениями экипажа и даже смертью членов команды.

Катастрофы не будет?

Проблемами загрязнения Балтийского моря занимаются многие организации. В их числе упомянутая Хелком. В Калининграде с этой межправительстенной структурой активно сотрудничает Атлантическое отделение Института океанологии РАН, участвовавшее в международном проекте по исследованию районов захоронения химического оружия.

На состоявшемся недавно в Музее Мирового океана круглом столе заведующий лабораторией экспериментальных гидрофизических исследований Вадим Пака рассказал о своем видении проблемы.

– Мы исследуем влияние затопленного химического оружия на Балтийское море с 1997 года, – сообщил он. – Накоплен большой материал, опираясь на который, я могу с уверенностью сказать, что трагедии не будет. Нигде. Ни на Балтике, ни в других местах, где было затоплено химическое оружие.

По словам ученого, отравляющие вещества (ОВ), несомненно, начали свое воздействие на морскую среду, но это воздействие происходило для разных ОВ по-разному. Максимальным токсическим воздействием обладают ОВ, отличающиеся способностью быстро растворяться в воде, в их числе фосген, табун. Сравнительно быстро выходя из повреждаемых коррозией стальных оболочек, они отравляют большие объемы воды, но эти же вещества быстро разлагаются (подвергаются гидролизу), поэтому их воздействие непродолжительно. За многие десятилетия ОВ такого типа разложились, а остались только химически стойкие практически нерастворимые вещества, в их числе иприт, адамсит, кларк и др. Они не образуют токсически опасных концентраций в больших объемах, а малые не представляют токсической угрозы.

Но, тем не менее, Пака уверен, что Балтийское море следует подвергнуть санации. То есть чистке. Вопрос – как это сделать? Существуют разные способы. Японцы, например, извлекают затопленные в их водах бомбы и взрывают их в особых камерах. Однако Вадим Тимофеевич полагает, с химоружием, оказавшимся в специфических условиях Борнхольмской впадины Балтийского моря, следует поступить иначе. Специфика – это мягкое илистое дно. Сначала нужно с помощью специальных приборов обнаружить несильно погрузившуюся в ил бомбу, а затем протралить драгами скопления опасных предметов и, не выбирая драги на поверхность, разгрузить их в одну или несколько, чтобы затем подвергнуть химической кремации.

Впрочем, Пака согласен с доминирующей позицией экспертов, утверждающих, что даже если вообще ничего не делать с захоронениями, катастрофы не произойдет. Проблемы могут возникнуть (и возникают!) только у рыбаков, использующих донные тралы.

Консервная банка

С Пакой полностью согласен заслуженный эколог России Феликс Алексеев.

– Впадина, в которой захоронено оружие, отличается слабым водообменом, – говорит он. – Вода с глубины фактически не поднимается на поверхность. Таким образом создается эффект консервной банки. Захоронение надежно закупорено.

Кроме того, по мнению Алексеева, вредные вещества не могут попасть в больших количествах в рыбу, а следовательно, через нее в человека.

– В Балтике нет рыбы, которая питалась бы илом, под которым погребено оружие, – объясняет эколог. – Подавляющее большинство рыб не живет на такой глубине. Самая глубоководная рыба – треска, но она не заходит в наполненные сероводородом впадины.

По словам Алексеева, в сероводородной среде металл медленно коррозирует, поэтому бомбы, бочки с химикатами, снаряды могут оставаться целыми долго. Но, даже если массовый выброс произойдет, то, по мнению того же Паки, он не будет иметь катастрофических последствий:

– Большая часть трофейного оружия затапливалась вместе с судами. При этом суда торпедировались. Однако документированных катастрофических последствий выброс не имел…

…Стоить отметить, что каждая страна решает проблему с затопленным химическим оружием по-своему. В России еще не пришли к единому мнению, решение принимается на правительственном уровне. Но наши чиновники не спешат. Возможно, что действия с их стороны начнутся лишь тогда, когда очередное судно подцепит мину.

карта.jpg

Советские военные архивы содержат конкретную информацию о том, что именно было затоплено в Балтийском море: «71 469 (250 кг) авиабомб с ипритом; 14 258 (250 кг) и (500 кг) авиабомб с арсиновым маслом и хлорацетофеном; 8 027 (50 кг) авиабомб с адамситом; 408 565 артиллерийских снарядов калибра 75 мм, 105 мм, 150 мм, снаряженных ипритом; 34 592 химических фугаса по 20 кг и 50 кг; 10 420 дымовых химических мин калибра 100 мм; 1 004 технологических емкости, содержащих 1 506 тонн иприта; 8 429 бочек, в которых находилось 1 030 тонн адамсита и дивинилхлорарсина; 169 тонн технологических емкостей с отравляющими веществами, в которых находились цианистая соль, хлорарсин и цианарсин. В Балтийском море затоплены также 7 860 банок «циклона», который фашисты применяли в 300 концентрационных лагерях для массового уничтожения пленных в газовых камерах».