Новости
09.02.2012
15:19

Ученые: Если спасти пляжи в Светлогорске, можно потерять Куршскую косу

Ученые: Если спасти пляжи в Светлогорске, можно потерять Куршскую косу

В редакции "Комсомолки" прошел круглый стол по проблемам защиты и восстановления побережья калининградской Балтики, сильно разрушенного зимними штормами. В нем приняли участие российские ученые, чиновники регионального правительства, представители "Балтберегозащиты" и областной думы. Надо сказать, что участники поблагодарили "Комсомолку" за предоставленную возможность не только обменяться мнениями, но и… познакомиться друг с другом. Потому, наверное, дискуссии не получилось, а вышел разговор, во время которого каждый старался обозначить проблему со своей колокольни.

Ученые: "Сохраним Светлогорск – потеряем Куршскую косу"

Вадим Сивков, директор Атлантического отделения Института Океанологии РАН имени Ширшова, кандидат геолого-минералогических наук:

Вадим Сивков.– Разрушение морского побережья Калининградской области – это естественный процесс, он идет независимо от воли человека. Уровень Балтийского моря повышается последние 9 тысяч лет, а береговая часть суши разрушается от воздействия ветров, волн и штормов. Все всполошились после того, как прошел удивительный по негативным последствиям январский шторм, не очень сильный, но продолжительный, что и стало причиной сильных разрушений. Не наша задача отвечать на вопросы, чья зона ответственности на том или ином участке побережья, кто и что должен делать в подобной ситуации. Сегодня важно определиться, что мы хотим.

Поясняю. Северное побережье Самбийского полуострова и Куршская коса – это сообщающиеся сосуды. Если мы зафиксируем Самбийский полуостров, то стремительно начнем терять Куршскую косу, которая и сейчас у своего корня утрачивает берег. Даже если мы сейчас решим вопросы Самбийского полуострова с "Берегозащитой", оденем берег в гранит, бетон, поставим буны, мы сохраним его и побережье курортных зон – Светлогорска, Пионерского, Зеленоградска, но мы потеряем Куршскую косу. Поэтому возникает вопрос – что для нас более важно? Мы должны чем-то пожертвовать. Правда, есть один вариант, при котором и волки сыты, и овцы целы. Это не прекращать наносы песка от Самбийского полуострова на косу, а подпитывать пляжи из источников, которые вроде бы у нас есть. Можно оценить запасы песка, которые находятся в Балтийском море, чтобы пустить их на защиту пляжей. Если провести такую работу, можно сохранить привлекательность наших курортов с песчаными пляжами и Куршскую косу.

Вторая идея – использовать пески из вскрышных пород Янтарного комбината, она была, кстати, впервые озвучена 30 лет назад калининградским ученым Вадимом Болдыревым. Этот источник песка объективно существует. Но имея источник, надо знать, как и откуда сбрасывать песок для подпитки пляжей. Это непростое дело. Надо точно знать ключевые точки, учитывать направление ветров и морских течений и т.д. Это сложнейший процесс, требующий грамотного и четкого управления. Наш институт в состоянии помочь решить проблему с подпиткой пляжей, если правительство региона найдет ресурсы.

Надо отметить, что после окончания штормового сезона часть смытого песка вернется на берег обратно, но какая часть – это надо изучать. В 70-80 годы такая работа проводилась. И это не такие уж и дорогие исследования. Главное, в этом кто-то должен быть заинтересован, и это ключевой вопрос! Кто владеет берегами? Чья зона ответственности? Посмотрите, все видят застройку на самом берегу моря. Говорим этим богатым застройщикам – через 50 лет у вас все упадет в море. Они отвечают буквально так – не волнуйтесь, мы свои деньги отобьем через 10 лет. А потом – пускай падает.

Наш институт – федеральная структура, а научный потенциал по океанологии таков, что редкая страна из развитого Евросоюза может похвастаться такой базой. Мы работаем в Арктике и Антарктике, на Черном и Белом морях, а дома о нас не знают.

Валентина Бобыкина, старший научный сотрудник Атлантического отделения Института Океанологии РАН имени Ширшова:

Валентина Бобыкина.– Я веду наблюдения за берегами всего побережья, есть данные мониторинга за 10 лет. Сейчас идет общая тенденция к усилению размыва берегов. На Куршской косе идет интенсивный размыв, там берег на всем его протяжении, за исключением северной ее оконечности на границе с Литвой, размывается, в среднем, со скоростью от 0,5 до 2,5 метров в год. Берег отступает, отступает авандюна, а она защищает косу от разрушительного воздействия моря. Но основанная изюминка – это Вислинская (Балтийская) коса – связка с западной частью Самбийского полуострова. Это тоже единая литодинамическая система. Идет размыв западного берега полуострова и наносы переносятся на юг, подпитывая Вислинскую косу. Здесь были очень благоприятные условия для сохранения побережья – сброс пульпы Янтарного комбината прямо к береговой зону и эти наносы восстановили все побережье от Янтарного до Балтийска, сформировали широкие пляжи. Там нынче любимое место отдыха для калининградцев и туристов. То есть перспектива у Вислинской косы впереди. Хотелось бы акцентировать внимание на вопросе – возобновит ли Янтарный комбинат сброс пульпы в море? Ведь именно от этого зависит состояние морского побережья к югу от Янтарного.

Есть такое положение – во время шторма весь песок с пляжа смывается и уносит на подводный склон. Чем сильнее шторм, тем на большие глубины выносится материал. Стихает волнение, и песок возвращается обратно, но, конечно, не весь. Весной посмотрим, что станет с пляжами.

Хочу сказать по поводу Светлогорской бухты, из-за которой и разгорелся сыр-бор. Пока подмывались коренные склоны, например, на участке между Отрадным и Светлогорском, все текло-ползло вниз, таким образом, материалы со склонов подпитывали берег. Поставили габионы, и они сработали как водоотбойная стенка, усилили размыв берегов. Пляж уносится в море сразу после отсыпки в 2008 году! Еще до январского шторма в этом году пляжа там не было. Поэтому мы должны рассматривать вопрос, какие же берегозащитные сооружения нам нужны в перспективе. Но это уже вопрос к гидротехнике, специалистам гидротехнических проектных институтов.

Чиновники: считаем ущерб – надеемся на Москву

Николай Телевяк, и.о. министра строительства и жилищно-коммунального хозяйства Калининградской области:

televyak.jpg– Соглашусь, мы недостаточно используем научный потенциал и положение надо поправлять. Мы готовы к взаимодействию с учеными, такой опыт у нас есть. На областном уровне создан общественный совет по вопросам берегозащиты. Сегодня необходимо принимать федеральный закон по защите морского побережья, который бы определял политику федерального центра в этом направлении, а также – политику застройки прибрежных территорий. Сейчас решения этих важнейших вопросов размыты, находятся в разных сферах законодательства. Единого документа нет, и этим осложняется наша работа. Считаю, что через "круглые столы", депутатский корпус можно донести до Москвы эту проблему, это нужно делать.

Надо сказать, что на региональном уровне принята программа по защите побережья Балтийского моря, Куршского и Вислинского заливов, которая призвана решать вопросы восстановления, защиты побережья и текущего содержания объектов берегозащиты, тех сооружений, которые стоят на балансе "Балтберегозащиты". Да, правительство региона и специализированное предприятие не отвечают сегодня за весь берег. У нас на балансе 18 берегозащитных сооружений, их надо приводить в порядок, чтобы они выполняли свои функции.

В рамках программы, принятой в 2011 году, на эти цели предусмотрено 225 миллионов рублей. Но финансирование на начальных этапах было очень невелико – 11 миллионов, в 2012 году – 12 миллионов рублей, затем пойдет увеличение объемов в 1,5 – 2 раза. Для кардинального решения проблемы у региона есть ФЦП развития Калининградской области, в ее рамках предусмотрены работы по берегоукреплению. За пять лет выделено порядка 600 миллионов рублей. На эти средства были сделаны берегоукрепительные сооружения протяженностью более 3,5 километров. Сейчас на 5 лет предусмотрено 1,7 миллиарда, из них миллиард выделяется на защиту морского побережья, а это с учетом Вислинской и Куршской косы – 145 километров.

Этих денег недостаточно. Чтобы решить проблему защиты только территорий населенных пунктов, городов-курортов, побережья кос, надо порядка 9 миллиарда рублей.

Я согласен, самая эффективная защита от размыва – это наличие пляжей. Янтарный комбинат будет вносить в это дело свою лепту. Еще одно направление – очистка каналов, в частности морского канала, донный материал можно использовать для берегозащиты Балтийска и Вислинской косы. Сегодня нужны серьезные вложения для защиты поселка Коса на Вислинской косе, там смыло дюну. Эти затраты предусмотрены в ФЦП с 2014 года.

По Куршской косе ситуация неоднозначная. У нашего предприятия "Балтберегозащита" есть на балансе только два берегозащитных сооружения в корне Куршской косы и второй объект в поселке Лесное, есть недостроенное сооружение в поселке Морское. Остальная территория –национального парка. А чтобы восстановить прежний вид набережных курортов к летнему сезону – лестницы, спуски, променады, плитку, требуется порядка 6 миллионов рублей.

Надо около 44 миллионов рублей на восстановление берегозащитных сооружений на Куршской косе. К сожалению, в рамках нашей программы есть только 12–13 миллионов рублей. А более 30 миллионов рублей в дефиците. А на восстановление дюнного комплекса косы требуется порядка 95 миллионов рублей. Мы подготовили письмо за подписью губернатора в адрес российского правительства, надеемся, что совместно с руководством страны и национального парка эта проблема будет решена.

Уважаемая "Комсомолка", надеемся, вы донесет до народа и власти понимание, что мы живем в приморской территории, шторма – это обыденное явление, они наносят ущерб, но власть будет принимать меры.

Нина Чичикина, заместитель министра финансов Калининградской области:

– Могу добавить. Есть особое поручение губернатора по ликвидации последствий урагана. И Министерство финансов совместно с Министерством ЖКХ и строительства будет его выполнять. Источники финансирования восстановительных работ определены – это резервный фонд правительства и целевая программ защиты побережья, в которую будут внесены поправки в части финансирования. Безусловно, необходимо оценить ущерб и подготовить сметы и расчеты. Средства будут выделены, когда появится четкое обоснование всех мероприятий. Кроме того, в ФЦП развития Калининградской области предусмотрено финансирование работ по защите и укреплению морских берегов в объеме 700 миллионов рублей. За период с 2009–2011 годов уже были профинансированы работы по шести объектам.

Валентина Вахмянина, заместитель начальника департамента министерства развития инфраструктуры Калининградской области:

vahmyanina.jpg– Хочу отметить, что в проблеме защиты берегов должны принимать участие федералы. Например, руководство национального парка Куршская коса. Балтийское море – федеральный объект. Область ограничена средствами для поддержания пляжей в должном состоянии, тем более, что полномочия в сфере водных отношений, находятся не у нас. Права по морю у федералов, а они еще затягивают с получением лицензии на добычу песка для "Балтберегозащиты". В времена Советского Союза для ликвидации последствий ураганов области федеральный центр выделял значительные средства.

"Балтберегозащита": нужны полномочия

Вячеслав Щербина, директор государственного учреждения Калининградской области "Балтберегозащита":

– Все работы, которые мы ведем, имеют научное обоснование. Самое главное, на мой взгляд, это полномочия в части берегозащиты – это защита побережья и предотвращение чрезвычайных ситуаций в регионального и межмуниципального характера. Это главная наша задача и для ее выполнения в ФЦП предусмотрены работы для предотвращения ЧС. Это работы по реконструкции набережной в Светлогорске, строительству и реконструкции набережных в Пионерском, Зеленоградске. Они практически завершены. Эти работы оказали влияние на вдольбереговые потоки наносов. Это естественно. Но негативного влияния на состояние подветренных берегов этими работами не нанесено. А участки, которые защищены укреплениями, составляют небольшой процент от всей протяженности разрушаемого побережья. Отмечу, что отсутствие пляжей – это следствие отсутствия наносов на подводном береговом склоне. Все пляжи у нас питаются за счет разрушения берега – других источников нет, надо проводить работу, чтобы их получить.

sherbina.jpgНаши задачи определены в областной программе по берегозащите и в ФЦП развития Калининградской области.Это мониторинг, информационное обеспечение, что делается ежегодно и систематически.

По ремонту и восстановлению на побережье – здесь встает вопрос полномочий. Мы не имеем права содержать у себя на балансе лестницы и другие объекты благоустройства курортов. Их содержание является нецелевым использованием средств. Работы по ремонту и восстановлению на побережье ведутся с 2011 года, имею в виду территорию в корне Куршской косы, где есть серьезные разрушения. Сейчас составляем проектно-сметную документацию для того, чтобы объявить конкурс на проведение работ по восстановлению в Светлогорске, Пионерском, Зеленоградске. Особое значение имеет декларирование безопасности гидротехнических сооружений – на собственника возлагаются определенные обязательства обеспечения запасов для устранения аварийных ситуаций, определения организаций, которые будут устранять аварии в авральном режиме. Раньше работало специализированное предприятие "Балтберегозащита" и со своими лопатами и вилами рабочие бежало затыкать промоины. Сейчас таких предприятий нет. Их надо определять на конкурсной основе и в случае ЧС привлекать к работе. Правовое обеспечение многократно обсуждалось на различных конференциях, готовилось предложение по федеральному законодательству. Все сводится к тому, что нужно разработать предложение по эксплуатации берега на уровне Калининградской области. Это должно быть региональное положение, регулирующее застройку прибрежной зоны, эксплуатацию зданий, сооружений и т. д. Тема не новая. Постановлением облисполкома Калининградской области такое положение было утверждено еще в 1979 году. И так мы работали 20 лет, все было четко расписано и ясно. Нынче нет царя на берегу. Все что хотят, то и делают.

Депутаты: за обустройство комфортной среды обитания! 

Александр Кузнецов, председатель постоянного комитета по экономической политике и развитию инфраструктуры Калининградской областной думы:

– Живу в области 50 лет. Помню, в 60-е годы в Балтийске море сносило все вплоть до парка. Потом море уходило, берег зарастал лесом, каштаны заносил песком по кроны! Потом ветер выдувал песок, берег оголялся. Появлялись окопы, брошенная немцами техника времен Второй мировой… Так что не в первый раз сносит пляжи. Вопрос не в том, кто виноват, а что делать и где взять средства на решение проблемы, которая возникла, когда человек полез в природный процесс и начал строить, где попало и как попало. Но пока у нас не сформулирована цель. Что мы хотим – обустроить Пионерский, спасти Куршскую косу, пляжи курортов? Возникает вопрос, кто за это должен платить? Платить будет тот, кто держит здания, другие объекты инфраструктуры, берегозащитные сооружения у себя на балансе. Я не люблю институт нашего национального парка "Куршская коса", не люблю за то, что он категорически не желает делиться своими полномочиями и статусом, забрав себе все, но не хочет ничего делать для спасения своей же территории. Позиция – дайте, помогите, у меня нет денег. И вот другой пример, на литовской стороне косы смыло 600 метров авандюны, годовой бюджет их парка – 30 тысяч евро – был потрачен на восстановление. И на эти средства они великолепно содержат свою территорию. Это показательно. Если цель властью согласована с обществом, тогда возникает стратегия, как эту цель обеспечить. Так рождаются программы с соответствующими решениями. И нам придется делать ставку на федеральный центр.

Обустройство комфортной, безопасной среды обитания для населения – это уже общая задача и она должна обеспечиваться властью. В советские времена для берегозащиты было достаточно положения облисполкома, сейчас нужен закон. Но в этом должны быть заинтересованы именно те, у кого смываются в море гостиницы и променады. Об этом должен заявить работодатель, руководство Куршской косы, главы курортных муниципалитетов. Посмотрите, как используются земли первой и второй линии в городах на побережье. Кто контролирует действия местных властей, когда они не выполняют закон? Никто. Этот правовой пробел.