10:18

Экспедиция \"КП\": Комендант замка Георгенбург

Год назад в нашей области разгорелся нешуточный скандал. Причиной его стала передача нескольких десятков бывших немецких культовых сооружений Русской православной церкви. Лютеранскими кирхами дело не ограничилось. Православные получили также несколько замков Тевтонского ордена. Казалось бы, какое отношение к церкви имеют оборонительные сооружения? Однако у иерархов логика железная: каждый замок помимо военной функции имел еще и духовную. В частности, ни одна тевтонская крепость не обходилась без капеллы, где проходили священные службы.

Среди переданных РПЦ замков оказался Георгенбург – крепость, которую построили для самбийского епископа в 1337 году. Это один из наиболее сохранившихся орденских замков на территории нашей области. Правда, когда я там был в последний раз, года три назад, Георгенбург представлял собой печальное зрелище: разрушающиеся флигели, обваливающиеся крыши, заросший кустами и всевозможным мусором двор. Чтобы посмотреть, как отразилась принадлежность к РПЦ старой орденской твердыни, мы снарядили под Черняховск, в поселок Маевка, очередную этнографическую экспедицию.

Конезавод без лошадей

Дорога наша пролегала по глухим местам Черняховского района. С довоенной поры здесь осталось немало интересного. Взять, например, небольшой поселок со странным названием Доваторовка. Если проехать сквозь него быстро, то ничего не заметишь, но если немного сбавить ход, то невольно обратишь внимание на крепкие стены из красного кирпича. Как будто еще один замок… Но нет, Доваторовка интересна архитектурным объектом куда более поздней поры. Здесь, в местечке Цвион, находился один из крупнейших в Восточной Пруссии конезаводов. Его величием можно проникнуться до сих пор. Здания в орденском стиле расположены на довольно большой площади, равной по размером приблизительно двум стадионам. Здесь сохранились стойла для бойких тракененов, крытый манеж и другие функциональные сооружения. При этом – полное запустение. Мы гуляли по конезаводу минут 15, не без труда пролагая тропинки сквозь густую траву, и за это время не встретили никого. Ни лошадей, ни людей.

\"Когда-то

 

 

Когда-то этот конезавод считался одним из крупнейших в Восточной Пруссии. Теперь здесь нет ни людей, ни лошадей.

Правда, следы последних обнаружить все же удалось. Одно из помещений конезавода держится на высоких колоннах из красного кирпича. Так вот, нескольких колонн фактически нет – местные жители их разобрали. А некоторые колонны разобрали наполовину, так что они попросту висят в воздухе, представляя собой какую-то сюрреалистическую картину. Не сегодня-завтра крыша попросту рухнет и придавит под собой несчастного аборигена, как это случилось не так давно в Советске. Охотник за немецкими кирпичами – профессия опасная. За риск этим людям следует выдавать молоко и еще что–нибудь, что выдают в таких случаях.

– А чего вы удивляетесь? – сказали нам позднее в Черняховске. – Этот конезавод никому не принадлежит. Вот его и разбирают на кирпичи все кому не лень. Был бы хозяин – такого бы не было.

Комплекс зданий в Доваторовке уничтожили бы уже давно, еще в советские годы. Однако при социализме помещения для коней служило местному колхозу. Там держали коров и свиней. А теперь вот нет колхоза, а значит, дни красивого памятника старины сочтены.

Энтузиаст из старого замка

Из Доваторовки мы отправились в Маевку. Слева на холме мелькнула башня Бисмарка, куда любят приезжать черняховские молодожены, и вскоре мы видели величественный фасад Георгенбурга. Ворота замка были открыты, и мы вошли во двор.

\"Этот

 

 

Этот камин Владимир Верия собрал практически своими руками.

– Кто такие? Почему не знаю? – из замкового флигеля стремительной уверенной походкой к нам направился мужчина лет 50. В руке он держал топор.

– Мы журналисты, – отвечаем, – из Калининграда.

– А, ну тогда хорошо. А я тут работаю по хозяйству, – и он показал на топор. – Я – комендант замка Георгенбург Владимир Верия. Давно были в замке?

– Давно, тогда тут еще люди жили.

– Понятно, людей всех расселили. Замок передан церкви. Сейчас мы здесь проводим противоаварийные работы. Реставрацией не занимаемся – это должны делать специалисты. Просто укрепляем, расчищаем мусор, приводим замок в порядок. Пойдемте, покажу.

Верия говорил быстро, четко, по-военному. Он и оказался военным в отставке. При этом – большим любителем прусской старины.

Перемены, которые произошли в Георгенбурге за год, бросаются в глаза уже во дворе – он полностью расчищен от мусора и диких кустов. В цитадели – главном сооружении замка – восстановлены коридоры и несколько комнат.

– Вот это – зал капитула, – рассказывает комендант, приглашая нас войти в просторное помещение с белыми стенами. – Здесь держали совет орденские братья.

Раньше пол во всех комнатах устилали грубые доски. Сейчас их убрали – открылся изящный немецкий паркет.

– Я прочистил средневековый камин, теперь он работает будь здоров, – Владимир Верия с одной спички разжег небольшой костер, дым устремился вверх, в комнате остался чистый воздух.

– А в соседнем помещении практически сам собрал камин…

Не менее интересно прогуляться по замковым подвалам. В некоторых кирпичах можно обнаружить следы волков, лис и даже отпечаток человеческой пятерни.

– Наверное, ее оставил пленный прусс, один из строителей замка, – предполагает сегодняшний комендант Георгенбурга.

Когда замок передали РПЦ, Верия руководил творческим кружком в замке Инстербург, что в Черняховске. Владимир – хороший гончар. У него получается изумительная глиняная посуда и различные поделки. Причем, все делает так же, как и его собраться по ремеслу в эпоху Тевтонского ордена.

– Ко мне подошел отец Иосиф (черняховский священник – Ред.), предложил перебраться в Георгенбург. "Замок передали нам", – сказал он, – рассказывает Владимир Верия. – Я ему: "Если здесь буде монастырь, не пойду". Но отец Иосиф меня заверил, что замок будет восстанавливаться и впоследствии в Георгенбурге откроется музей. Я согласился.

Владимир Верия – большой энтузиаст. Во многом благодаря ему уже сегодня замок превратился в место, в которое интересно зайти и где есть что посмотреть. Помогают ему такие же энтузиасты. Приезжают с палатками, разбивают лагерь прямо в замковом дворе, днями трудятся во благо сохранения исторического наследия, вечерами занимаются военно–истрической реконструкцией и поют песни под гитару. Такая вот тевтонская романтика. Немалый вклад в восстановление замка привносят и школьники, которых отец Иосиф привозит на выходные.

…Когда мы прощались, в замковом дворе появился посетитель. Иностранец. Вероятно, из Японии или из Китая. По-русски он не понимал. Но комендант Георгенбурга все равно повел его на экскурсию.

Дом, где повесился граф

Последняя наша остановка – в поселке Красный Яр. Это уже Гвардейский район, нокартина здесь примерно такая же, как и в Черняховском. Как и практически во всех районах области, где до старинных сооружений никому нет дела. Ни государству, ни местным жителям. Отрадно, что существуют такие исключения, как в Георгенбурге. Но вот в Красном Яре такого человека, как Владимир Верия, не нашлось. Хотя охранять и восстанавливать есть что. В центре поселка расположен роскошный господский дом, построенный в позапрошлом веке.

\"Роскошный

 

Роскошный господский дом, построенный в позапрошлом веке, стоит в центре Красного Яра.

Когда-то в этом здании находилось много чего: колхозное управление, клуб, два магазина, почта и библиотека. Теперь осталась только почта и библиотека. Примерно год назад рухнули балки на чердаке. Разрушается крыша.

– А вы купить хотите? – спросили девчонки возле расположенного по соседству магазина, когда мы поинтересовались у них, что это за здание. – Это дом с привидениями…

– Неужели?

– Там жил когда-то граф, и он потом повесился.

Местный предприниматель, которому в окрестных поселках принадлежит три магазина, рассказал, что в начале прошлого века в господском доме жил влиятельный аристократ, причем, подданный Российской империи.

– В советское время здание еще держалось, а потом оказалось никому не нужным, – говорит владелец магазинов. – Лет десять назад я хотел его купить, но мне не дали. Сказали: "Ты что! Это же памятник". А теперь там разрушилось все, мне оно не нужно. Скоро почта отсюда переедет и все, можно будет это дом хоронить. А ведь какой дом!..

\"Так

 

Так выглядит одна из хозпостроек графской усадьбы.

Предприниматель добавил, что сегодня приобрести здание можно совсем дешево. Только ценителей изящной прусской архитектуры почему-то пока не видно.

Вскоре к нам присоединились еще несколько местных жителей. Господский дом их интересовал мало:

– Вы напишите лучше, что ребятишкам нашим приходится в школу через поле по дерьму шагать. Канализацию прорвало уже давно, а вот отремонтировать никак не могут.

Действительно, здесь не до архитектуры.

СПРАВКА "КП"

Замок Георгенбург был основан в 1337 году орденским рыцарем Хартманом фон Грумбахом на месте старого прусского городища Какзовин. В середине XIV перешел во владение епископа Самбии. Оно располагалось на северном берегу реки Инстер (сегодня Инструч – Ред.). После 1945 года замок был цел и использовался под госпиталь для военнопленных. Затем в нем располагалась больница, позже его передали под жилье.

(Из книги А.П. Бахтина "Замки и укрепления Немецкого ордена в северной части Восточной Пруссии").

122