15:16

Гран-при посмертно

  1. Новости


В московском Доме кино, на показе, посвященном памяти Олега Морозова, режиссер Виталий Манский заявил: «Олег Морозов — самая выдающаяся личность, которую Калининград дал России и миру». И с сожалением добавил, что когда в январе этого года Морозов умер, в калининградских газетах об этом не писали. В Москве режиссер был известен больше, чем в родном городе. Между тем, последние 15 лет Олег Морозов жил и работал в поселке Заливное под Гурьевском. Там он снял свой последний и самый важный фильм.

Считается, что талантливому человеку позволено уйти из жизни, если его главное дело состоялось. Для Олега Морозова кульминацией его творчества стало «Следующее воскресенье». Эту картину он снимал десять лет, но шел к ней, наверное, всю жизнь.

Дипломная работа стала классикой

Детство и юность Олег провел в Гурьевске. Еще в школе он увлекся фотографией, посещал знаменитый в свое время кружок Маркова. Научившись фотографировать, увлекся кино. В 1983 году поступил во ВГИК на операторский факультет.
В тот период он восхищался театральным режиссером Анатолием Васильевым. Чтобы познакомиться с ним, Олег пришел на репетицию в театр и попросил разрешения снимать Васильева на фотокамеру. Неожиданно режиссер разрешил, хотя был известен сложным характером, и позже ругался, потому что присутствие фотографа ему мешало, но талантливый юноша сделал уж больно хорошие снимки!

Вскоре от фоторабот он перешел к кинокамере. Дипломной работой Морозова стал фильм «Метро», снятый в 1987 году. Десятиминутная лента исчерпывающе изображала тоталитарный режим Советского Союза. Экзаменаторы не приняли фильм и потребовали пересъемки. Тогда Морозов снял в Калининградской многопрофильной больнице историю страдающего человека, прикованного к больничной койке. Диплом ему дали. А крамольный фильм «Метро», спустя десять лет, стал во ВГИКе учебным пособием.

Союз перфекционистов

После окончания ВГИКа Морозов работал оператором на «Мосфильме» и продолжал творческую дружбу с Васильевым. Они вместе сняли фильмы «Не идет» и «Каштанка». «Не идет» — документальная хроника репетиций знаменитого спектакля «Серсо», который шел в Театре на Таганке с 1983 по 1985 год.

Во время репетиций Васильев привел в зал Морозова и сказал: «Поставь камеру и снимай, — вспоминал драматург Владимир Славкин. — И вот актеры одну, вторую, третью неделю кружатся на репетициях вокруг друг друга, танцуют. А Васильев мрачно говорит: «Не идет. Я не знаю, что делать». И опять их запускает танцевать, опять они ходят, и все это Морозов фиксирует на камеру. В итоге он снял, а Васильев смонтировал фильм, который так и назвали «Не идет».
Эта работа объясняет, почему возник союз Васильева и Морозова. Они оба были перфекционистами, интуитивно чувствовали, что и как должно быть на сцене или в кадре.

В жизни редко встречаются настоящие профессионалы, Олег был таким, — рассказывает друг и соавтор Олег Дане. — С его работой я познакомился раньше, чем с ним самим. В одной из калининградских телекомпаний посмотрел фильм и был очень удивлен, когда мне сказали, что это полупрофессиональный формат. Я был уверен, что смотрю настоящее кино. Впоследствии, работая с Олегом, я убедился, что он никогда не разменивался на то, чтобы быстро выдавать нужный материал, если не был уверен в его качестве. Не случайно режиссер Андрей Звягинцев, награжденный в Канне за «Возвращение», сказал, что фильмы Морозова оказали на него большое влияние.

Хроника конца эпохи

В советское время самой креативной киностудией Советского Союза считался «Ленфильм». Именно здесь рождались смелые идеи и нестандартные фильмы. В 1988 году Олег перебрался на «Ленфильм» и нашел здесь другого гениального учителя и соавтора — Алексея Германа. Олег начал снимать картину «Хрусталев, машину», которую позже назвали шедевром XX века.
К сожалению, закончить эту работу Олег не смог — помешала болезнь.

В 1989-м Морозов снимает ноябрьские праздники и демонстрацию в Санкт-Петербурге. Ностальгический фильм «Ленинград, ноябрь» зафиксировал атмосферу советской эпохи в момент ее слома.

Многие считали Морозова северным Дамиани. Никто не сомневался, что его ждет мировая слава, но помешал артрит, — рассказывает Дане. — Не представляю, как можно снимать, постоянно испытывая боль. Олег научился жить и работать с ней. Восхищает также его поразительное умение видеть особый смысл в повседневных вещах, замечать то, на что другие не обращают внимания. Обычная жизнь на его кинопленке становилась Искусством.

Возвращение домой

Болезнь заставила режиссера вернуться в Калининград. Но не снимать он не мог.
Момент его возвращения совпал с интересом немецких телеканалов к судьбе Кенигсберга, — рассказывает жена Лариса Бех. — По заказу немецких компаний ZDR и NDR Олег снял несколько документальных фильмов. В 1992-м вышел фильм «Заливное» — о жителях села на берегу залива, потом картины «Великий пост», «Ловцы янтаря» и «Матросово».
Фильм «Великий пост» получился патриотичным, — говорит Лариса. — Олег показал офицеров, которые служат Родине во время, когда флот разваливается. Немецким заказчикам картина не слишком понравилась, они были заинтересованы в негативной картинке. Но Олег никогда не подстраивался под желания клиента.

Олег познакомился с Ларисой в 1993 году. Она стала его помощником и соавтором некоторых работ. Олег и Лариса поселились в Заливном. Съемки для немецкого телевидения позволили Олегу осуществить мечту и приобрести там дом.
Он выбирал дом еще и как место действия, — рассказывает Лариса, — и даже написал под него сценарий игрового фильма.
Здесь, в Заливном, в доме бывшей колхозной конторы, создавалась главная работа Морозова — документальная лента «Следующее воскресенье».

Фестивальный феномен

Режиссер с первых же кадров показывает смерть. Смотреть, как проститутки, наркоманы, поселковые алкоголики разрушают себя и один за другим умирают от наркотиков и паленой водки, тяжело. Но если досмотреть до конца, наступает момент просветления.
Профессионалы признали фильм Морозова шедевром. В 2008 году картина получила Гран-при фестиваля «АртДокФест» и приз в номинации «Лучший фильм» на фестивале «Лавровая ветвь» в Москве. А летом 2009 года фильм завоевал Гран-при фестиваля документального кино в Марселе. Его отобрали для показа на фестивалях документального кино в Шеффилде и Берлине, и, скорее всего, триумфальное шествие картины на этом не закончится.

Тему жизни и смерти Олег начал разрабатывать еще в начале 90-х, — объясняет Лариса Бех. — Он считал, что рассказывать стоит о трех вещах: о жизни, смерти и любви. Героями «Следующего воскресенья» стали люди, живущие на грани жизни и смерти, совершающие поступки, непонятные нормальному человеку.

Каждое лето к нам приезжала старшая дочь Олега Макси, живущая со своей мамой в Германии, — продолжает Лариса. — Мы показали ей отснятый материал. Потрясенная, девочка сказала: «Папа, ты должен сделать фильм, чтобы его могли увидеть дети моего возраста. Это ужасно, когда такие красивые люди так поступают со своей жизнью». И мы поняли, что она права — этот фильм нужен.

Кого-то «Следующее воскресенье» восхищает уникальным жанром, техникой съемки и режиссурой, а кто-то видит ценность фильма в послании режиссера: грешники получат шанс в следующем воскресении, но поступать так с этой жизнью нельзя. Но Олег Морозов не притязает на роль проповедника морали, как и на роль бесстрастного хроникера-документалиста. Он по-человечески сопереживает героям и даже восхищается ими. Возможно, именно поэтому его фильм вызывает такой глубокий отклик у зрителей, в какой бы стране они ни жили.