16:48

Зельдин Ламанчский

  1. Новости


С Владимиром Михайловичем Зельдиным мы встретились на его даче, в сереньком скромном домике, что в московском Серебряном Бору. Все было именно так, как мы и представляли себе: обязательные флоксы, трогательные клумбочки, кресло-качалка, терраса, с которой не убирают чашки и чай, толстенные деревья, удивительная атмосфера, о которой читали в книгах-воспоминаниях. И неторопливая беседа — в доверительные полголоса и с чуть поучительной интонацией.

- Владимир Михайлович, с вашего позволения я начну наш разговор с упоминания о критических высказываниях в адрес спектакля. Критики весьма нелестно отзывались о постановке Юлия Гусмана и в один голос утверждали, что именно вы «вытянули» спектакль. Что вы думаете по этому поводу?

- Деточка моя, ну зачем начинать с этого? Именно Юлик Гусман помог мне реализовать мою мечту — сыграть Дон Кихота. Юлий Соломонович поставил «Человека из Ламанчи» к моему 90-летию, и это предложение было для меня весьма неожиданным, ведь такая роль требует больших психофизических затрат, а в моем возрасте это непросто. Там и драки, и фехтование, и пение... Я прочитал пьесу и задумался, смогу ли я пройти этот марафон: репетиционный, премьерный, гастрольный? Вдруг на спектакль потратятся деньги, а я заболею, а то и умру, что гораздо хуже!

Но я сейчас так думаю, что все свершилось благодаря чуду театральному. Судите сами, деточка: некоторые актеры отказывались от ролей, потому что не верили, что может состояться премьера, что спектакль найдет отклик у зрителей. А сколько мы спорили с Юликом! Да что говорить, книгу можно написать... О том, как человек за 80 мог бы отдыхать у себя на даче, попивать вино хорошее, но ему не сидится на даче.

- А почему вы стремились именно к этой роли?

- Не то чтобы стремился, но как бы это сказать... Есть строчки у Владимира Набокова: «И мы пришли в зловещий век, навис он грубый и огромный. Но что нам гром его тревог, мы целомудренно бездонны. И с нами звезды, ветер, Бог...». То, как поставлена эта пьеса Юлием Гусманом, и то, как я исполняю Дон Кихота, — это заставляло сомневаться критиков. А это совсем другой спектакль, отличный оттого, в котором в свое время играл великолепный Саша Лазарев и покойный ныне Женя Леонов, и Татьяна Доронина, совершенно великолепнейшая актриса. Время другое, затраты другие. И мы боялись, что все останется впустую. Но я даже сам не ожидал, что это спектакль о нашем времени. О нравственности, о человечности, о милосердии. А эти слова мы забыли! Для нас убийства, теракты, катастрофы стали обычными вещами... «Человека из Ламанчи» я играю четвертый год, и осталось два спектакля до числа «сто». И можете себе представить, что все это время — аншлаги?! Зрители продолжают сопереживать тому, что происходит на сцене.

- И все же, если абстрагироваться от личности Юлия Гус¬мана и говорить без ложной скромности, чья заслуга боль¬ше в этом спектакле?

- Считаю, что заслуга Юлия Гусмана огромна, безусловно. Но и то, что я выполнил частично его режиссерский замысел и многое привнес в понимание этого образа. И, конечно, все¬го коллектива молодых актеров, которые очень трогательно ко мне отнеслись! Представляете, им, молодым и юным, надо играть с актером, которому за 90 лет... Им было интересно со мной жить на сцене, ведь я мог подсказать те или иные вещи. Надеюсь, полезные. А судить «что и как»? Пусть судит зритель.


ВОСПИТАНИЕ ПРОТИВ КОРРУПЦИИ

- Владимир Михайлович, современному Дон Кихоту с какими мельницами приходится сражаться?

- Вы знаете, мне жить помогает этот образ. Я же книжку написал «Моя профессия — Дон Кихот». Когда мне становится трудно, я обращаюсь к Сервантесу. Понимаете ли, со мной можно не согласиться, но я глубоко убежден, что коррупцию, воровство и преступность нельзя победить законами. Это все можно победить Культурой.

- А вы полагаете, что это возможно?

- Понимаете, человек высокой культуры, возьмем за пример покойного ныне академика Лихачева, никогда не будет воровать, никогда не будет давать взятки, никогда не будет преступать закон. Демократия в моем понимании — это исполнение законов и воли народа. Но мы же ничего не исполняем! Даже в самом малом — на пешеходном переходе. Где же культура? Ведь культурный человек, даже если курит, всегда бросит окурок в урну. Я не прав, деточка?

- В таком случае, что вы думаете о способах привития культуры?

- Во время войны мы ездили фронтовыми бригадами, с Леонидом Осиповичем Утесовым, с Аркадием Исаковичем Райкиным, Лидией Руслановой, Клавдией Шульженко, Ниной Афанасьевной Сазоновой. Смотрите, какие имена и легенды были на фронте! И это я еще не всех назвал. А я говорю это к тому, что мы смогли победить не только силой оружия, но и силой искусства... А вообще, если честно говорить, наш народ победил чудом, ведь у нас не было ничего! Своими жизнями отстояли Отечество.

Мы безмерно его любим до сих пор, мое поколение, которое прошло дорогами войны. Мы же верили Родине, верили в коммунизм. И нас за это винить нельзя. Я часто бывал заграницей. Я вам скажу, что когда был во Франции, больше всего был впечатлен русским кладбищем Сент-Женевьев-де-Буа. Там церквушка стоит, березки наши... Когда прошел, увидел деревянный крест Бунина, рядом могилу Нуриева, Некрасова, Тарковского, Галича. И меня совершенно потрясло то, что эмигранты, у которых во Франции родились и выросли дети, с такой любовью рассказывали им о России, что те в свои 17 – 18 лет участвовали в отрядах сопротивления и погибали не за Францию, а за Россию, которую никогда не видели!

Там есть могила полковника царской армии, и на табличке написано: «Дорогой соотечественник, в каком уголке мира ты бы ни был, знай, что такой земли, как Россия, нигде нет. Береги Россию и люби ее!» Мне очень хочется поехать во Францию и побывать на том кладбище еще раз.

ВСЕ СПЛОШЬ ТАЛАНТЛИВЫЕ

- Владимир Михайлович, позвольте грустный вопрос. Все чаще и заметнее уходят из жизни замечательные актеры, целые эпохи. Скажите, кто встанет на места этих актеров?

- О-хо-хо... Я скажу, что есть много талантливой молодежи. Очень много. Кого-то я не назову, пусть меня простят. Вот сейчас, мельком, встретил Мишу Ефремова. Очень талантливый человек. Недавно видел по телевизору Сережу Безрукова, это совершенно уникальная личность. А Олег Меньшиков?! А Александр Домогаров? Красавец! И Олечка Кабо, совершенно очаровательная потрясающая актриса и женщина! Или взять Александра Балуева, Володю Машкова... Актеры, которые ушли, – удивительные и необыкновенные личности, с невероятными фантазиями! Больно оттого, что не берегли они себя и поздно обращали внимание на свои болячки! Саша Абдулов, Олег Янковский... Это не-вос-пол-нимо!

Придут другие, и будет все по-другому. Ведь каждый, кто ушел, был яркой краской, неповторимым мазком. — Существует понятие «актер старой школы». И у таких актеров — поклонники с соответствующим отношением. Плеяда молодых актеров, например, Константин Хабенский, Михаил Пореченков, тот же Сергей Безруков вызывает к себе другое отношение, сравнимое с поклонением поп-идолам...

- Понимаете, меняются время, эстетика. Я убежден, что те молодые актеры, которых мы назвали, безусловно, одаренные, но и неглупые. У них не закружится голова. Успех сегодняшний не помешает их дальнейшему росту. Но Юра Любимов как-то сказал про молодых актеров, что они плохо разговаривают на сцене. Значит, плохо учат! Как говорит мудрец Джигарханян, очаровательная совершенно личность, ярчайший актер, человек удивительный: «Преподавать — значит сойти на уровень своего ученика, познать его и, постепенно даря ему знания, подниматься вместе с ним к вершинам мастерства»...

- Узнав, что мне выпала честь сделать с вами интервью, я поделилась этим со своей старшей подругой, и она сразу вспомнила фильм «Свинарка и пастух». Я же думала о «Десяти негритятах», фильме моего детства. Как вашему актерскому составу удалось создать такую напряженную и устрашающую атмосферу без спецэффектов? Ведь мурашки ползут по спине, даже когда просто вспоминаешь этот фильм?

- Это дело рук Говорухина, удивительного человека, замечательного режиссера, эрудированного абсолютно, альпиниста, шахматиста. Люда Максакова тогда все удивлялась: «Владимир Михайлович, как вы могли согласиться на эту роль!» Ведь я же никогда не снимался в амплуа злодея. Кстати, а почему я считаю, что мой герой — злодей? Вы тоже так считаете?

- Конечно, абсолютный злодей!

- Да нет же, деточка. Он осудил тех, кто избежал правосудия, но был виновен.

- После фильма «Десять негритят» я была убеждена, что вы актер заграничный, ну или, как минимум, с Рижской киностудии. Вам удивительно подходят так называемые аристократические образы! (Владимир Михайлович с удовольствием рассмеялся и ущипнул меня за коленку).

- Да, деточка, когда меня позвали в «Свинарку и пастуха», я был крайне удивлен, что выбрали именно меня, русского актера, играть джигита. Но им нужен был сказочный пастух. И когда пробы — мои и так называемых конкурентов — показали женщинам в съемочной группе, они проголосовали за меня. Кстати, картина «Свинарка и пастух» меня спасла. Мы снимали фильм в Кабардино-Балкарии, когда началась война. А когда вернулись в Москву, то, конечно, были сомнения, что картину продолжат снимать. Мне прислали повестку из военкомата, на фронт... Но потом был издан приказ о продолжении съемок, а меня выдворили из военкомата с бронью на руках. И я жив до сих пор. А нашего брата погибло очень много...

- У вас очень красивый перстень. Расскажите его историю.

- Этот перстень мне подарила моя супруга, когда мы недавно отмечали 45-летие совместной жизни. А я ей подарил браслет. Вместе мы уже лет 47!

- В чем секрет такого долголетнего брака?

- Мне кажется, в компромиссах. Быть женой актера — это ой как непросто! Поклонницы кругом, актрисы, с которыми надо было играть любовь… Моя Иветта была связана с кинематографом — работала в бюро пропаганды, которое организовывало массовые концерты с участием наших великих актеров в честь Коммунистической партии. Так мы с ней и познакомились. Общность интересов — большое дело...

ДРУГИЕ СПЕКТАКЛИ ФЕСТИВАЛЯ «БАЛТИЙСКИЕ СЕЗОНЫ» В СЕНТЯБРЕ

12, 13 сентября

Спектакль «Дачники», постановка Евгения Марчелли (Калининградский областной драматический театр).

19, 20 сентября

Лауреат премии «Золотой софит» – спектакль «Маленький принц», постановка Руслана Кудашова (Санкт-Петербургский Большой театр кукол).

29, 30 сентября

Сценическая дилогия «Братья и сестры», постановка Льва Додина (Санкт-Петербургский академический Малый драматический театр — Театр Европы).

+309
Смотреть
график