Новости
Автор: Ольга Запивалова
13.09.2018
09:35

Лечили кишечник, а умерла от воспаления лёгких: калининградка полтора года пытается найти виновных в гибели дочери

На фото Елена Бауэр Фото: Александр Матвеев

35-летнюю калининградку Яну Сорокину прооперировали в БСМП по поводу кишечной непроходимости. Через трое суток она скончалась. Эксперты установили, что смерть наступила от двустороннего воспаления лёгких и тяжёлых осложнений. По заявлению матери Яны региональный Росздравнадзор провёл проверку и обнаружил множество нарушений, допущенных при лечении женщины.

Три мучительных дня

По словам матери Яны Елены Бауэр, дочь трое суток умирала на её глазах.

"Яночка была лежачим инвалидом первой группы. В три с половиной месяца ей сделали прививку, началось осложнение. Выявили ДЦП. Мы тщательно ухаживали за дочкой: специальный матрас, массажи, диеты. Яна была в здравом рассудке, верила в Бога, была общительным, добрым и светлым человечком. Мы окружили её любовью, заботой и лаской — ей бы ещё жить и жить!" — рассказывает Елена.

На фото Елена Бауэр с дочерью Яной Фото: личный архив семьи

В марте 2017 года Яна стала жаловаться на боли в боку со стороны спины, ей было тяжело дышать. Женщину госпитализировали. 

"Сначала у дочери заподозрили аппендицит, а потом поставили диагноз "кишечная непроходимость". Я говорила доктору, что дочь ест протёртую диетическую пищу, у неё нормальный стул. Но меня будто не слышали", — вспоминает Елена Бауэр.

Утром 17 марта Яну собрались везти на УЗИ, но лифт в тот день не работал, диагностику так и не сделали. Яну повезли в операционную, а через 25 минут вернули в палату. 

"Живот разрезан, дренажа нет. Доктор забежал, обещал вернуться, но так и не появился", — вспоминает Елена Бауэр.

В этот же день у Яны открылась страшная рвота. Мать не оставляла женщину ни на минуту. 

"Сутки мы не спали. Яне было тяжело дышать, но ей кололи только обезболивающее. В субботу, 18 марта, я попросила пригласить дежурного врача. Увидев его, Яна взмолилась: "Доктор, помогите, пожалуйста! Мне так плохо! Я кушать хочу, всё горит внутри". Врач, по словам Елены Бауэр, отмахнулся от них. "Будешь себя так вести, я сниму ремешок и надаю тебе по попе", — вот так он сказал, цитирую дословно", — вытирает слёзы Елена.

Впала в кому

С 16 по 19 марта Яна не смогла съесть ни крошки. От глотка воды её выворачивало наизнанку. Температура держалась на уровне +37,5, девушке было то жарко, то холодно. 

В воскресенье Яна совершенно обессилела. Елена Георгиевна подошла к медсестре: "Мне кажется, она умирает!". "Не накручивайте!" — ответила та и пошла за дежурным врачом. 

Доктор сказал, что рвота — это реакция на наркоз. В ответ на жалобы Елены, что дочь задыхается, он помог приподнять Яну и подложил ей под спину подушки. Вскоре медсестра поставила две капельницы. 

"Я сидела рядом до глубокой ночи. Яночка уговорила меня отдохнуть, и я провалилась в глубокий сон. Примерно через два часа я проснулась — и сразу к ней, а она без сознания! Я кинулась будить медсестру, Яну положили на каталку и быстро увезли в реанимацию. Она впала в кому", — рассказывает мать.

Елену Георгиевну в реанимацию не пустили. Женщина поехала домой переодеться. Как только она вошла в квартиру, раздался телефонный звонок. Незнакомец представился ритуальным агентом, выразил соболезнования по поводу кончины дочери и предложил свои услуги…

На фото погибшая Яна Сорокина Фото: личный архив семьи

Трудности диагностики

После смерти дочери у Елены Бауэр началась затяжная депрессия. Она почти полгода не выходила на улицу. Женщина написала жалобы в минздрав, Следственный комитет, прокуратуру, руководству больницы. По словам Елены, в ответ она получает отписки. 

"В истории болезни — полная ложь. Пишут о каких-то консилиумах. К нам трое суток даже лечащий врач не подходил!" — возмущается калининградка. 

В региональном минздраве уверяют, что "к лечению привлекались неврологи, терапевты, трижды проводились врачебные консилиумы, неоднократно консультировались по телефону с профессором кафедры неврологии мединститута БФУ им. Канта И.Н. Барсуковым"

Расхождения диагнозов чиновники объяснили трудностями диагностики и наличием комбинированной патологии. 

Грубых дефектов оказания медпомощи эксперты минздрава не выявили. При этом признали, что предоперационная диагностика не была полной: пациентке не сделали рентгеноконтрастное исследование желудочно-кишечного тракта. 

"Устанавливать связь между лечением и смертью пациента в компетенцию минздрава не входит", — пояснили в ведомстве и пообещали наказать тех, кто неправильно оформил медицинские документы. 

После проверки Следственный комитет дважды отказал в возбуждении уголовного дела. 

"Я, возможно, отпустила бы эту ситуацию, если бы врачи признали свои ошибки и принесли извинения. Читаю отписки и вспоминаю глаза умирающей дочери... Хочу добиться правды, почему в XXI веке врачи не в состоянии отличить воспаление лёгких от кишечной непроходимости", — говорит женщина. 

Более десятка нарушений 

Единственной инстанцией, нашедшей многочисленные нарушения в действиях медиков БСМП, стал Росздравнадзор. Вот лишь некоторые из выводов специалистов этого ведомства. 

Яну доставили в больницу 18:42, а осмотрели только через час, в 19:40, хотя должны были сделать это незамедлительно. Пациентке не провели зондирование желудка, как того требуют стандарты лечения, и прооперировали, не назначив после этого внутривенное питание. По сути, Яна три дня голодала. У женщины не диагностировали тромбоз лёгочной артерии и двустороннюю пневмонию, больную не осмотрел врач-пульмонолог. 

Терапевт консультировал Сорокину только единожды — в день поступления. Кроме того, в нарушение требований Минздрава пациентку не осмотрели гематолог, генетик, офтальмолог. Всего не проведено более десяти необходимых исследований и анализов. Сотрудники Росздравнадзора указали, что в медкарте пациентки нет листа учёта лекарств. 

Специалисты пришли к выводу, что "при оказании медпомощи Сорокиной возникли осложнения, связанные с дефектами обследования и лечения". Также в ведомстве указали на расхождения клинического и патолого-анатомического диагноза по основному заболеванию. 

В региональном СКР "Клопс" пояснили, что первоначальное решение об отказе в возбуждении уголовного дела было отменено руководством следственного управления в связи с неполнотой проверки. В настоящее время по данному материалу проводится дополнительная проверка, по результатам которой будет принято процессуальное решение.

Похожая истории произошла 22 марта 2017 года. В Светловской городской больнице скончалась 70-летняя Татьяна Кузьмина. В заключении судебно-медицинского эксперта указано: смерть наступила из-за случайного пореза аорты и кровотечения. После публикации о гибели женщины СК начал проверку. В апреле 2018 года Светловский суд установил, что хирург неверно выбрал метод вмешательства. Действия врача квалифицировали как причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения профессиональных обязанностей. Врача приговорили к году ограничения свободы, с больницы взыскали 2 млн рублей компенсации морального ущерба потерпевшим и материальный ущерб в сумме 343 265 рублей. 

Позже областной суд изменил приговор, назначив дополнительное наказание в виде лишения права заниматься врачебной деятельностью сроком на один год.