Новости
Автор: Александр Адерихин
06.07.2018
09:46

Калининградский аналитик прокомментировал прогноз Bank of America о повторении мирового экономического кризиса 1998 года

В мире складывается ситуация, схожая с той, что предшествовала мировому кризису 1998 года. Об этом “Клопс” рассказал финансовый эксперт, директор “ФинФлагман” Денис Павлов, комментируя опубликованный накануне прогноз Bank of America. 

Аналитик Bank of America Майкл Харттнет предупредил о вероятности повторения на мировом рынке экономического кризиса 1998 года. Среди причин, которые могут его спровоцировать, — устойчивый рост экономики США, намечающийся застой на рынке облигаций и сокращающиеся рынки развивающихся стран.

По словам калининградского эксперта, опасения имеют под собой основания. 

"Однако следует учитывать большое количество условностей, которыми руководствовался эксперт. Ни для кого не секрет, что экономические кризисы имеют ярко выраженную цикличность, повторяясь примерно раз в 10–14 лет. А каждый раз при приближении очередной даты, соответствующей срокам потенциального развития нового кризиса, специалисты всех мастей начинают выискивать в истории развития мировой экономики соответствующие примеры. В этом плане определённые сходства с 1998 годом есть. И тогда, и сейчас ситуация была похожа в той части, что американский доллар существенно укреплялся по отношению к остальным мировым валютам, особенно по отношению к валютам развивающихся государств, в то время как слабые экономики испытывали очевидные трудности. И тогда, и сейчас азиатские рынки выглядят неважно, а темпы развития экономик Азиатско-Тихоокеанского региона или замедляются, или вовсе, как в Японии, топчутся вокруг нуля. Последняя, к слову, по-прежнему не может выйти из дефляционной спирали, что только усугубляет риски. И в том, и в другом случае наблюдались определённый перегрев многих фондовых рынков и чрезмерная закредитованность национальных экономик.

Однако абсолютно у каждого кризиса есть свои характерные черты и особенности. Так, кризису 2008 года предшествовала довольно длительная и чрезвычайно мягкая монетарная политика Федеральной резервной системы, введённая после кризиса доткомов (компании, чья бизнес-модель целиком основывается на работе в интернете — прим. ред.) в начале "нулевых" и направленная на существенное удешевление кредитования путём снижения процентных ставок, что вызвало ипотечный бум и, как следствие, надувание и затем схлопывание ипотечного пузыря и рынка ипотечных ценных бумаг. Сейчас же после длительного периода количественного смягчения из-за кризиса 2008 года наблюдается такой же стремительный рост корпоративного кредитования на рынке США на фоне нескольких лет чрезвычайно дешёвых денег, что может послужить основой для образования соответствующего пузыря. Немаловажен и факт крайней перекупленности американского рынка, который растёт с момента избрания президента Трампа, особенно корпораций высокотехнологичного сектора, в том числе группы компаний FAANG (Facebook, Apple, Amazon, Netflix, Google). Так, скажем, соотношение Р/Е (финансовый показатель, равный отношению рыночной стоимости акции к годовой прибыли, полученной на акцию — прим. ред.) для Amazon уже составляет 350, что является запредельно высоким показателем, о чём совершенно справедливо упоминает в своей статье старший научный сотрудник Всероссийской академии внешней торговли Александр Зотин.

Неоднозначно полезными для экономики США выглядят и налоговые реформы, проводимые Трампом, так как, несмотря на заметное снижение безработицы и ускорившийся рост ВВП, они ведут к росту дефицита бюджета и чрезмерному увеличению госдолга (а ведь во время предвыборной гонки будущий президент клятвенно обещал, что не будет поднимать планку госдолга США ни при каких условиях). С другой стороны, если оценивать потенциальное влияние возможного кризиса на Россию, то оно точно не будет таким, как это было в 1998 году. Страна имеет куда меньшую долговую нагрузку, значительные золотовалютные резервы, ситуация на рынке труда кардинально отличается от той, что была 20 лет назад, да и вовлечённость России в мировую экономику по ряду объективных и субъективных факторов, включая даже санкции, остаётся на достаточно низком уровне. Однако, если кризис всё же случится, незамеченным для нас он не пройдёт — экономика страны пока ещё слишком слаба, чтобы без тяжёлых потерь пережить обвал на мировых фондовых и сырьевых рынках.

Что касается сроков возможного начала кризиса, то следует понимать, что сравнения паттернов, которыми руководствовались аналитики Bank of America, носят весьма условный характер и не могут рассматриваться как гарантированные признаки наступающего кризиса. Да и периодичность экономических кризисов в 10–14 лет даёт достаточно большой лаг, чтобы можно было утверждать, что проблемы уже стоят на пороге. То, что в той или иной степени кризисные явления со временем проявятся, можно не сомневаться — периоды роста и в мировой, и в национальных экономиках неизбежно чередуются с периодами спада. Но говорить о точных сроках, глубине коррекции и отдельных деталях, характеризующих будущий кризис, пока преждевременно".