Изгнание Канта и Рафаэль на мусорке: журналист Дамир Батыршин о привычке калининградцев принимать новое в штыки

На фото Дамир Батыршин / Фото из личного архива
На фото Дамир Батыршин / Фото из личного архива
В Калининграде закончился фестиваль "Городские выходные" в рамках форума "Среда для жизни", и кто-то, восторгаясь действом, уже выразил надежду, что теперь в городе многое изменится к лучшему. Будет развитие городской среды. Появятся новые архитектурные решения.

Может, конечно, и появятся. Может, что-то и изменится, но в последнее время что бы ни появлялось нового в городе, всегда находятся те, кто раскритикует в пух и прах. После чего это самое новое убирают с глаз долой.

Вспомните: поставил у Кафедрального собора на острове один инициативный товарищ фигуру доброго Канта. Фигура, конечно, не памятник "Матери-России" Едунова. В смысле — не такая монументальная и величественная, а не то, что могли подумать некоторые. Но некоторые деятели культуры оскорбились, посчитав, что это унижение памяти великого философа. К сожалению, не нашлось никого, кто бы сказал некоторым деятелям культуры, что всё их творчество — это оскорбление вкуса и торжество посредственности.
Фото: Архив "Клопс"

Статую поставили в центре города, и несмотря на свою непритязательность, она оказалась в центре внимания. Добрый Кант нравился прохожим. Я как-то постоял рядышком, понаблюдал — у людей были совершенно искренние эмоции. Они фотографировались в обнимку с ним и тёрли кончик носа на счастье. Из-за этого нос у старика Иммануила стал чернеть и вваливаться, как при нехорошей болезни.

Нос подкрасили, но было уже поздно. Потому что тут уже возмутились пользователи соцсетей, а это поистине страшная сила. Глумление над светлым образом символа Кёнигсберга, заявили они. Дискредитация философского наследия! Оскорбление чувств калининградцев!

Канта снова убрали на остров, где нет такого потока людей. Но там на него опять напали деятели культуры, которых теперь поддержали пользователи соцсетей — натуральная гремучая смесь. И Кант, конечно, был обречён. Фигуру уже хотели было похоронить, но сжалились, и её приютил мэр Янтарного. Теперь Кант стоит в посёлке, где никто не трёт ему нос, но и радости от него мало.

Мэр Янтарного подобрал и другую скульптуру Канта — в виде страниц из книги. Её поставили на площади Победы — приклеили на парапет. Как только об этом сообщили журналисты, сразу началась критика: безвкусица, убожество, произвол, оскорбление чувств калининградцев!
Фото: Алексей Заливатский

Статуя маленькая, меньше метра, разрешения на её установку не требовалось. Люди за свой счёт сделали её и поставили, но нет, нужно убрать. И убрали — отодрали от парапета и выкинули в мусор.

Кому помешал этот Кант? Кого он оскорбил? Чьи чувства ущемил? Значит, когда фонари на площади разваливаются и их приматывают скотчем, это никого не оскорбляет. Когда напротив штаба Балтфлота гранитные плиты на том же скотче — это нормально. А Кант, что Добрый, что маленький — ненормально.

И ведь если бы это были единичные случаи. Поставили Синюю рыбу на Нижнем озере. Брутальную такую, угловатую. Но совсем не страшную.
Фото: Архив "Клопс"
Но нет, снова общественность возмутилась. Фигуру стали сравнивать с символом подросткового суицида "Синим китом", говорить, что она портит внешний облик. Хотя в той части Нижнего озера ничего уже испортить было нельзя, там всё давно испорчено — разруха и неухоженность, и рыба как раз скрашивала весь этот унылый пейзаж.

Чиновники оперативно отреагировали на жалобы недовольных, и фигуру вернули владельцам. На что-то другое чиновники у нас не реагируют, хоть упросись, а на подобные обращения — почему-то всегда пожалуйста.

Вот свежий пример. В Центральном парке урны раскрасили картинами Ван Гога, Микеланджело и Рафаэля. На мой взгляд, замечательная акция. Но и тут нашлись критики. Одни сказали, что в такие урны рука не поднимется бросать мусор, поэтому теперь парк будет загажен. Другие посчитали рафаэлевских ангелочков на урне оскорблением чувств верующих и потребовали снова их закрасить чёрной краской.

Пока эти оскорблённые не добились своего, хотел бы встать на защиту инициативы. В Дрездене, где в галерее висит "Сикстинская Мадонна", фрагментом которой и являются пресловутые ангелочки, где их только не встретишь. На кружках, на магнитиках для холодильника, на спичечных коробках, на салфетках. И никакое это не глумление над религиозными чувствами. Это часть культуры, а спички, урны и магнитики — лишь средство донести до людей образ.

По мне, сейчас наша молодёжь увидит картину Рафаэля только на урне, так пусть хоть там — может, у кого-то появится интерес. И потом, когда я учился в школе, трудно было найти учебник без пририсованных к ангелочкам сигарет. И я сомневаюсь, что кто-либо из возмущающихся оскорблением чувств никогда не делал такого.

Иногда складывается впечатление, что важна не цель критики, а сам факт. Когда хотели поставить памятник князю Александру Невскому на кольце "имени Ярошука", начали возмущаться, что памятник слишком большой и что там начнутся аварии из-за того, что монумент будет доминировать.
Фото: Архив "Клопс"

Потом оказалось, что первоначальная высота — это с копьём, а на самом деле князь невысокий. И что вы думаете — началось возмущение уже из-за этого: водители будут всматриваться и въезжать друг в друга.

Лично я, когда еду по этому кольцу, смотрю только на дорогу, чтобы уступить какому-нибудь не в меру ретивому или не умеющему ездить по круговому движению. Поэтому мне без разницы, что там установлено — князь, Кант или рыба. Мне бы проехать быстрее сквозь эту инженерную ошибку, с которой теперь городу придётся жить долгие годы. Но снести её или переделать не требуют. Проще докопаться до статуи князя.

Вообще, в Калининграде есть масса примеров действительно уродливого и непотребного, но критики этого не замечают. Наверное, привыкли. Меня в том же Центральном парке, например, возмущает памятник Владимиру Высоцкому — непропорциональный, нелепый, настоящая пощёчина поклонникам таланта актёра и певца.

Или на Ленинском проспекте долгие годы была облезлая фигура футболиста, и ничего, никто слова не говорил. Недавно её убрали — очевидно, к будущему чемпионату мира по футболу. А не было бы мундиаля, так бы и стояла.

Мы любим кивать на Европу: а вот там малые архитектурные формы повсеместно, они привлекают туристов и создают неповторимую ауру городу. Но когда кто-то пытается что-то сделать у нас, многие калининградцы почему-то воспринимают это в штыки. Мне интересно, что бы они сказали, если бы у нас поставили статую лысого мужика с отёкшим лицом, оттопыренными ушами и большим носом, замотанного в тряпки, с босыми ногами, сидящего в корабле на пушке с лодкой в руках? А ведь именно такой на центральной улице Друскининкая, и его чаще всего фотографируют.
Фото: Татьяна Батыршина
У нас в Рыбной деревне стоял ботфорт барона Мюнхгаузена, якобы найденный в Преголе. Каждый мог подойти, сфотографироваться. У этого объекта была своя идея, он был популярным у туристов, о нём писали журналисты и блогеры. А потом на месте сапога вдруг дыра в плитке.

Вместо объекта, повышающего привлекательность Калининграда, выросла очередная пристройка, сузив променад. У пристройки нет никакой иной идеи, чем побольше заработать. Казалось бы, борцы за городскую среду должны были встать на защиту ботфорта. Но не встали, тишина. Сапог не пропал, его поставили во Фридрихбургских воротах, придумав новую красивую легенду. Но это уже не то, это уже вторично.

В Риге стоит памятник животным из "Бременских музыкантов". Почему в Риге, почему животным — а по кочану. Просто так от города-побратима Бремена. Якобы он символизирует окончание холодной войны. Но где война и где персонажи сказки братьев Гримм? Никто не ищет какой-то второй смысл. Все просто натирают животным носы на счастье, благо они бронзовые. Кто до кого дотягивается, тот тому и трёт.

Город тогда будет ощущаться своим, родным, когда его можно пощупать, потрогать. Когда можно сесть на колени к памятнику, как садятся к Копернику в Ольштыне. 
Фото: Татьяна Батыршина
Когда можно сесть на статую верхом, как на осла в Торуне. Несмотря на то что по хребту идёт пластина, всё равно садятся.
Фото: Татьяна Батыршина

Может, у нас оттого такое отношение к памятникам и скульптурным формам, что в советские годы они были сплошь идеологизированы и поэтому неприкосновенны. Ленинам носы никто не натирал, а за попытку сесть на колени к Ильичу можно было попасть под статью. Хорошо, что ещё не ввели статью за оскорбление чувств калининградцев, а ведь такими темпами докатимся и до этого.

Может, поэтому такое святое отношение к изображению Канта, что он теперь у нас вместо Ленина? Тем более что оба родились 22 апреля. Но ведь Кант сам по себе, и он не может быть строго каноничным, как у здания БФУ. Он может быть разным: добрым, маленьким из книги, каким угодно. Жаль, что этого не поняли те, кто потребовал выкинуть его из города.