13:01
Автор:

"Это была терапия отчаяния": последнее слово обвиняемых в убийстве младенца Белой и Сушкевич в суде

"Это была терапия отчаяния": последнее слово обвиняемых в убийстве младенца Белой и Сушкевич в суде - Новости Калининграда | Фото: Ольга Запивалова / "Клопс"
Фото: Ольга Запивалова / "Клопс"

В Калининграде в областном суде продолжаются прения сторон по уголовному делу об убийстве младенца в роддоме №4. С последним словом выступили обвиняемые в преступлении врачи Елена Белая и Элина Сушкевич. На заседании побывал корреспондент "Клопс". 

Первой высказалась экс-руководитель учреждения, где 6 ноября 2018 года умер Оллоберди Ахмедов, Елена Белая. 

"Хотела принести свои извинения за медпомощь, оказанную в роддоме, она не выдерживала никакой критики. Я пришла на работу, и мне доложили, что родился тяжёлый ребёнок. Мы знаем, что если при таком низком давлении это была терапия отчаяния. Про дверь (по версии свидетеля обвинения, Елена Белая закрыла палату интенсивной терапии, чтобы доктор Сушкевич ввела младенцу инъекцию сульфата магния, — ред.) — восемь человек в маленькой комнате, я закрывала дверь, чтобы все расходились по рабочим местам. 

Никто не доложил, что ребёнок стабилен. Никто не донёс информацию до мамы, какой может быть исход и риски. Я решила сказать ей правду. Я сказала, что всё плохо, прогнозы плохие, может быть смерть. Только я разговаривала с семьёй, и весь негатив, горе и боль легли на меня. 

Было совещание, я крайне была возмущена. Тяжёлая женщина, никому не доложено, никого не вызвали, помощь не была оказана. Оказывается, очень просто переписать историю и возложить ответственность на руководителя. 

Роды длились больше девяти часов, и было достаточно времени всё успеть. Провокация заведующей, я вышла на истерику, я не авторитет. Все пошли домой, записав из-под стола (предположительно, речь идёт о видеозаписи  совещания в кабинете Елены Белой, на котором она кричала на коллег — ред.). Весь разговор в ординаторской перевернули, как хотели.

Никаких уговоров и распоряжений Сушкевич не было с моей стороны. Доктор боролась как могла. Ни я, ни Сушкевич не знали, что в палате интенсивной терапии находится препарат "Магния сульфат", для чего он там был, мы об этом не знали. Ещё раз приношу свои извинения и надеюсь на вашу объективность. Все, спасибо", — высказалась Белая. 

Слово передали неонатологу-реаниматологу Элине Сушкевич. 

"Это была терапия отчаяния": последнее слово обвиняемых в убийстве младенца Белой и Сушкевич в суде - Новости Калининграда | Фото: Александр Подгорчук / "Клопс"
Фото: Александр Подгорчук / "Клопс"

"Я не совершала убийства, не вводила магний, и меня никто не просил это сделать. За свою практику я не допускала, что можно причинить смерть пациенту. Я оказывала всю помощь. Недоношенность и незрелость привели к смерти ребёнка. Это подтверждается материалами дела. 

Я не являлась лечащим врачом ребёнка, я врач-консультант, я организую лечение ребёнка с момента вызова, я даю рекомендации, лечит врач, который на месте, при приезде на место я также остаюсь консультантом, статус меняется только при оказании экстренной помощи. Я это сделала.

Переписка не говорит о том, что кто-то с кем-то договорился, нельзя сделать живорождённого ребёнка мертворождённым, это невозможно. Это касается только исправления документации. Только я могу знать смысл переписки. 

Я не уносила с собой документацию и оставила лист, где было указано, какую помощь я оказывала в роддоме, потому что доверяла сотрудникам. Давление и гемоглобин у ребёнка были низкие в результате кровотечения, параметры кислорода повышались после моего приезда. Я его лечила и наблюдала. Я давала рекомендации оформить заказ крови. Есть лист учёта медикаментов, которые я использовала при реанимации. 

У него только изменился PH, усилия два часа были напрасны и ребёнок умер. Остались следы от инъекций, пластыря, которые говорят о реанимационных мероприятиях. Невозможно оценить состояние ребёнка только по одному анализу. 

Как эксперт определил, какое состояние было у ребёнка по одному анализу? Данных о лечении у экспертов не было, в истории не было записей, моего листа наблюдений не было. Магний содержится в организме любого человека и он в любом случае бы там был.

Уровень магния ребёнка сравнивался с уровнем взрослого человека. Мне нет причин ускорять летальный исход пациента. Это был не выходной, не конец рабочего дня, чтобы мне хотелось быстрее уйти. Это был обычный рабочий день, я никуда не спешила. Я не связана со статистикой, единственное, о чём к нам могу быть претензии — полную ли мы помощь оказали. 

Меня обвиняют в убийстве, которого я не совершала. Но более бессердечная позиция обвинения — убеждать мать, что её ребенка убили врачи. 

Я соболезную горю Ахмедовой. Матери нет в заседании и к сожалению она не услышит мои слова. Прошу вынести оправдательный вердикт, так как я не виновна в смерти ребёнка.

"Это была терапия отчаяния": последнее слово обвиняемых в убийстве младенца Белой и Сушкевич в суде - Новости Калининграда | Фото: Александр Подгорчук / "Клопс"
Фото: Александр Подгорчук / "Клопс"

Врачей Елену Белую и Элину Сушкевич обвиняют в убийстве недоношенного младенца, родившегося на сроке 23-24 недели в ноябре 2018 года. По версии следствия, по приказу Белой Сушкевич ввела ребёнку смертельную дозу сульфата магния.

Судебное следствие по уголовному делу завершилось 20 ноября. Начались прения сторон. Планируется, что присяжные вынесут вердикт в четверг, 10 декабря. Подробнее о процессе читайте в материалах "Клопс".


11 098
+87
Смотреть
график
Коронавирус за неделю
689
новых заражений
за последние 7 дней
24%
Коронавирус в динамике
01 янв. 2021
03 мар. 2021
Коронавирус сегодня Калининградская область, 3 марта
за сутки
всего
Заражения
+87
28 497
Выздоровления
+112
25 857
Смерти
+4
290
Обследованы
+974
563 107