Как калининградки попадают в модельный бизнес и чем чреват отказ поцеловать турка: исповедь профессионала

0:00
7:35

С подростковых лет Валерия мечтала найти призвание в модельном бизнесе. В прошлом году калининградка отработала два международных контракта — в Таиланде и Турции. Девушка рассказала “Клопс”, как агентства в индустрии моды обманывают новичков и почему модели не гуляют по улицам в одиночку.

Смириться с тем, что ты жирная

В 2016 году я была загружена учёбой и пыталась отвлечься. В голову взбрела мысль: “Дай-ка я пойду в школу моделей”. До этого друзья говорили, что у меня модельная внешность, но я занималась лёгкой атлетикой и никого не слушала. 

В первом агентстве меня обозвали толстой — весы показали примерно 64 килограмма при росте в 175 сантиметров, обхват бёдер составлял 103 сантиметра. В модельном мире такое соотношение действительно считается недопустимым, но это был не жир, а мышцы. 

Я долго скидывала и сидела на диетах-сушках. После похудения снова пришла к агентам: до этого от меня требовали 90 см в бёдрах, а речь вдруг зашла о 86. Я поняла: из-за того, что я широкая, таких параметров никогда не достичь. И ушла в другое агентство.

Там мне предложили сделать снепы — это когда ты фоткаешься в чёрном купальнике и на каблуках. Никакого макияжа, фотошопа и фильтров. Есть два вида контрактов: разовые съёмки в России и международка. Чтобы отправиться за границу, таких снепов нужно набрать несколько, снявшись со всех сторон.

Я снова услышала знакомое слово: жирная. И забила на полгода. 

Мне писали другие скауты. В Калининграде много модельных агентств, они зазывают красивых ребят к себе на платные курсы. Если у мальчика или девочки очень перспективная внешность, сразу могут предложить бесплатное обучение и контракт.

"Материнка" и международка

Материнское агентство — это те, кто готовил тебя здесь, в России. Они помогают и консультируют, если возникают проблемы за рубежом. Контракт жёстко распределяет заработок модели: она получит лишь половину дохода, 40% забирает международное агентство, а ещё 10% достаётся "материнке". 

Обычно контракт на два-три месяца, но есть и на полгода. Главная задача модели за это время — набрать максимальное количество работы на кастингах, чтобы не уйти в минус. Чуть менее печальный вариант: выйти в ноль. 

Европа миллиметров не прощает

Как-то раз я подсчитывала, насколько мне удалось похудеть для долгожданного контракта. Получилось 15 см в бёдрах. Это восемь или девять килограммов. Если ты летишь в Европу, а у тебя на миллиметр в ногах больше, будешь бомжевать без покет-мани — это карманные деньги, на которые модель ест, пьёт, передвигается по городу и иногда ходит развлекаться. 

Куда ты полетишь, решит твоя внешность. Для Италии и Франции нужны модели типажа “стронг”: острые черты лица, высокие скулы, цепляющий взгляд. Плюс большой рост и маленький вес. 

У меня было два контракта на Милан, но я от них отказалась. По отзывам — один негатив: там моделей кидали, обижали, а международка даже не пыталась с этим ничего сделать. Просто лететь на отдых в Италию и заливать фоточки в инстаграм мне не хотелось. У Азии в этом плане критерии проще, ребята из СНГ чаще туда летают. 

Собирай буки даже в слабых агентствах 

Спустя ещё год я ответила одному скауту, который долго зазывал меня. Признаться честно, сначала сомневалась — мне казалось, что это задрипанное агентство. Мне с порога пообещали контракт и даже круче — международку. Но искали её полтора года, я устала от “завтраков” и ушла. 

Я вернулась в своё первое агентство и пошла на бесплатные курсы. Дефиле, история моды, фото- и видеопозирование, актёрское мастерство и вог — это направление танцев, основанное на позировках. Кому-то повезёт ещё изучать английский и психологию. Контракты предлагают не всем выпускникам. 

Что я заметила: агентства в нашем городе раскидываются обещаниями, предлагают международку, но ищут контракты очень медленно. Я считаю, что это показатель крайне слабого уровня.

У каждой модели есть бук, или портфолио. Хороший бук — гарантия того, что тобой будут интересоваться, а значит, есть шанс улететь на выгодные контракты. Обновлять бук нужно постоянно, отбирая туда самые лучшие фотки. 

Ду ю спик инглиш?

Однажды мной заинтересовалось известное украинское агентство — предложили контракт в столицу Таиланда, Бангкок. Согласилась. На следующий день мне написала директор калининградского агентства, попыталась надавить на совесть: “Лер, могла бы и предупредить”. Но я понимала: если я подпишу с нашими контракт, то никогда не полечу за границу. 

У меня был очень слабый английский язык. Его, кстати, никто особо не проверяет: я соврала, что у меня хороший уровень, и прокатило. Я честно готовилась, но за месяц заговорить невозможно. Основным иностранным для меня оставался немецкий.

Русские — везде

До Бангкока от нас можно долететь с двумя пересадками — в Минске и Абу-Даби. В Эмиратах я просто потерялась: до этого не летала, в аэропортах не была. Катилась минут 15 по ленте, пытаясь понять хоть что-нибудь. Одна девушка заметила моё замешательство, подошла и по-русски сказала: “У тебя очень знакомое лицо”. Оказалось, что это подруга моего бывшего одноклассника. Она буквально спасла меня.

У моделей нет сопровождающего — тебя встретят только в пункте назначения. В Стамбуле мне сказали найти автобус и доехать до кафе. Там меня ждал водитель агентства. Мне сообщили, что я смогу связаться с ним по вайфаю из аэропорта. Конечно, вайфая там не оказалось. 

Как калининградки попадают в модельный бизнес и чем чреват отказ поцеловать турка: исповедь профессионала - Новости Калининграда | Фото: Валерия Кузьмина
Фото: Валерия Кузьмина

Купила сим-карту — на наши деньги это 2,5 тысячи рублей, но она оказалась нерабочей. Меня надули уже во второй раз. Кое-как я добралась до автобуса, купила билеты и отправилась в кафе. Когда я шла, мужчины разглядывали меня взглядом голодного зверя. Но мне снова повезло: какой-то парень за километр услышал русскую речь и помог сориентироваться.

Ты понравишься не всем

Когда добрались до апартаментов, мне нужно было купить сим-карту. Модели-соседки не хотели помогать, зато водитель отвёз в магазин сотовой связи. Одной девочке я сразу не понравилась. Она наврала букеру — представителю агентства — что я вернулась в шесть утра с водителем и накурилась с ним марихуаны.

Самое смешное, что водитель подтвердил эту чушь. Он всё время клеился ко мне. Мой отказ задел самолюбие горячего турка, вот и решил мне отомстить. Я прилетела в Турцию работать, а не искать себе мужчин. В наших апартаментах были камеры — можно было проверить абсолютно всё, но в нужный момент выяснилось, что они никогда не работали. В моделинге многое построено на лжи. 

Соседи не терпят конкуренции

В апартаментах, где живут модели, не должно быть офисов. В Бангкоке женщина-букер сидела прямо в нашей квартире, директор регулярно приходила без предупреждения. Жили мы вчетвером: украинка, москвич и девочка из Австралии. Мы дружили.

В Турции я жила в апартаментах ещё с 11 девчонками, многие из них общались на незнакомом мне языке. Правило было такое: чтобы облить грязью другого человека, переходи на свой родной язык. 

В нашей квартире одна девочка сильно свинячила: разливала супы, оставляла грязную посуду. Все соседки винили в беспорядке меня, а я из-за слабого английского не могла ничего объяснить. У меня в рационе на день были только яблоки и сигарета.   

В азиатских странах людей с необычной внешностью расхватывают слёту, а заурядности могут долго получать отказ. Таиланд собирает людей со всего мира, русских немного. 

Моделей на мели тоже штрафуют

В контракте указывается, что международное агентство будет оплачивать перелёт, проживание и выделять недельные покет-мани. 

В Бангкоке мне давали 2 500 тайских батов, на наши рубли — почти пять тысяч в неделю. Я считаю, что жила хорошо, ведь цены там другие. В Турции давали грошовые 115 лир — чуть больше тысячи рублей. Пачка сигарет стоит 17 лир. Приходилось жёстко экономить. 

С Таиландом мне не повезло: я вернулась без копейки и вообще ушла в минус. Международка не отправляла на кастинги, а букер постоянно общалась с друзьями в соцсетях вместо поисков работы, а потом уехала на отдых. 

Я сама нашла работу. За неё расплатились наличкой, я ничего не сказала международке. Вообще это считается нарушением контракта — меня могли оштрафовать. Но что было делать?

Мне купили билеты в Россию и дали 1 500 батов. В аэропорту выяснилось, что визу я просрочила. Штраф пришлось платить последними деньгами. 

Как калининградки попадают в модельный бизнес и чем чреват отказ поцеловать турка: исповедь профессионала - Новости Калининграда | Фото: Валерия Кузьмина
Фото: Валерия Кузьмина

Модели не идут в проституцию

В Турции была специальная программа для моделей, где ты можешь зарегистрироваться и получать бонусы. Например, бесплатную еду в партнёрских заведениях. Международка запретила нам делать это. Почему? Из-за “голодных” турецких мужчин. В клубы пускали раз в неделю с условием, что за нами будет следить водитель, а гулять одной вообще полный ужас. 

На наркотики подсаживаются те, кто слишком часто зависает в клубах. Один раз предложили и мне, но я отказалась. Та же история с проституцией. Торгуют телом девочки, которые приезжают покорять страны на фрилансе, потому что у них не хватает средств.

Коллекция COVID-19 сезона весна-лето

Перед карантином меня готовили на контракт в Шанхай. Были разговоры о выгодных съёмках. Из-за вируса всё сорвалось в последний момент. В Калининграде мне пришлось устроиться на временную работу — официантом в кафе, задерживаться здесь я не хочу.

Я надеюсь, что в скором времени границы откроются, всё будет по-старому. Во время пандемии моя знакомая вернулась из Пекина. Вместо трёх месяцев, она просидела там четыре с половиной, потому что билеты домой было не найти. Быть моделью — значит, постоянно рисковать.

Съёмка по заказу модельного агентства / Видео: Валерия Кузьмина 

Видео: "Клопс"

9 552
+190
Смотреть
график
Коронавирус за неделю
1210
новых заражений
за последние 7 дней
19%
Коронавирус в динамике
08 окт. 2020
23 ноя. 2020
Коронавирус сегодня Калининградская область, 23 ноября
за сутки
всего
Заражения
+190
10 150
Выздоровления
+108
6 792
Смерти
На 22 ноября
109
Обследованы
+2 374
355 829