Афиша
Автор: Анна Новицкая
22.03.2017
17:28

"Публика — дура": что думают калининградцы о новой постановке драмтеатра "Власть тьмы"

Фото из архива Клопс.Ru Фото из архива Клопс.Ru
Фото из архива Клопс.Ru
В субботу, 18 марта, Калининградский областной драмтеатр представил драму "Власть тьмы, или Коготок увяз — всей птичке пропасть" в постановке Михаила Салеса по мрачной-неоднозначной пьесе Льва Николаевича. Клопс.Ru побывал на премьере и узнал, почему спектакль производит совсем не то впечатление, какое хотелось бы.

Изображающая суровый крестьянский быт "Власть тьмы" — одно из самых тяжёлых произведений Толстого. Пожалуй, дело даже не в жутком эпизоде убийства младенца, а в общем давящем, кромешном ощущении безысходности. Достойны понимания и красивая молодая Анисья, замужем за нелюбимым больным стариком, и придурковатая Акулина, которую поманили нарядной шалькой и ласковым обращением. И в то же время слишком страшны своей обыденностью, прагматичностью, расчётливостью поступки Матрёны, ослеплённой любовью к непутёвому сыну, и слишком часто Толстой устами самого Никиты намекает, что во всём виноваты окружающие женщины.

В постановке Салеса ужас писателя перед тем, что тот считал развратом, совершенно пропадает. Остаются тёмные, дремучие, дурные натуры, копошащиеся в собственной грязи. Надо всем происходящим парит Бог — в драмтеатре его видят как слайд, размещённый над сценой и изображающий паутину на фоне то грозы, то звёздного неба. Для тех, кто не понял, что добро должно побеждать зло, раздражающе часто зрителям является внезапный персонаж — добрый монах, читающий молитвы в микрофон. Остальные герои передвигаются по сцене под плохой эстрадный голос, воспевающий Господа. В целом складывается полное впечатление, что к постановке приложила руку РПЦ: как ещё объяснить прямолинейные, грубые и весьма прозрачные намёки на то, что стоит покаяться — и всё сойдёт с рук?

Особенно показательна в этом плане концовка. В тексте пьесы Никиту вяжут и будут судить. На сцене драмтеатра он, опозорив своих женщин прилюдными признаниями, очевидно, тут же получает божеское прощение: музыка становится благостной, как и лица актёров, все смотрят немного вверх — очевидно, прямо в глаза Господу. По мысли Салеса, уголовный закон Никите не закон: покаяние вину искупает вполне. Особенно если учесть, что герой всё-таки не совсем виноват: искушавшие его женщины на себе несут значительную часть ответственности. Зачем в работника влюбилась Анисья? Зачем в доме Акулина? Зачем согласилась потерять честь Марина? Тут и святой не устоит.

Отдельно стоит отметить Акима-резонёра в исполнении заслуженного артиста РФ Альберта Арнтгольца. Ключевая у Толстого, в постановке роль как-то затерялась. Персонаж выглядит не светоносным правдолюбцем, а старичком, который не хочет вмешиваться в дела дебошира-сынка. Зато Матрёна в исполнении заслуженной артистки Грузии Тамары Соловьёвой невероятно точна, убедительна, отвратительна — это самый жизнеспособный персонаж спектакля. В целом труппа, как всегда, метко не попадает в возрастные рамки, установленные автором, но это вполне привычное дело для местной сцены.

Зал, впрочем, аплодировал стоя. Весь. Некоторые всплакнули. А значит — режиссёр угодил, куда вместе с Толстым и целил. В самую нравственность.

На местных зрителей спектакль произвёл самое неоднозначное впечатление. На сайте театра — три отзыва, и все восторженные.
 
 
Более критично настроена аудитория Facebook.
 
 
 
 
0