Новости
18.04.2012
13:15

"В Кранце обожали отдыхать богатые русские"

Недавно калининградцы отмечали 67-ю годовщину штурма Кёнигсберга. Что связано с ней для ветеранов? Боль, кровь, смерть, но в конечном итоге – все же радость, хоть и "со слезами на глазах". Ведь одержали победу над врагом. Но у каждой медали всегда есть две стороны. У жителя Кранца (ныне Зеленоградск) Клауса Лунау – другая история. В 14 лет ему пришлось убегать из родного города, когда в январе 1945-го началась Восточно-Прусская операция. Вместе с мамой (отец умер, когда Клаусу было полгода) и старшей сестрой Дорой они сели на последний поезд до Нойкурена (Пионерский), чтобы добраться до Пиллау, а оттуда уплыть в Германию.

Знаменитый курорт

Сегодня, спустя 67 лет, мы сидим с 81-летним Клаусом и его женой в комнатке их маленького зеленоградского домика, пьем чай и беседуем о той, довоенной, жизни. На стене висит фотография одной из самых известных гостиниц в Кранце – "Монополь".

– Знаете, какие были названия у местных гостиниц? – говорит Клаус. – "У лося", "Замок на море", "Мороженица", "Восточная купальня"… У каждой был свой оркестр, веранда со столиками и видом на море. В Кранце было более 40 гостиниц, ресторанов и отелей, и город был большим, известным на всю Европу курортом. Сюда приезжало немало богатых людей, много было еврейских знатных родов. Поэтому в городе даже построили синагогу (ее снесли в 80-е гг. ХХ в. – Прим. авт.). Богатые русские обожали отдыхать в Кранце. Весь этот народ выходил на променад и даже не гулял там, а фланировал, показывал себя, свои роскошные наряды…

– А Раушен (Светлогорск), – спрашиваю, – помните?

– Помню, но, знаете, для Кранца он не был соперником. Может, сегодня в это трудно поверить, но мы его воспринимали чем-то наподобие деревни, курортом для "палочников". Потому что там в основном отдыхали старички либо большие семьи.

Как у любого курорта, основная жизнь кипела летом и осенью.

– Я ходил в школу, она была построена в 1929 г. и сохранилась до сих пор. Тогда она считалась филиалом гимназии Кёнигсберга. Но учиться я не любил, – смеется Клаус. – У курортной детворы была масса других интересных дел. Нужно было посмотреть, где ходят лоси на косе, какие там растут деревья. А еще мы делали маленький бизнес – проводили экскурсии курортникам, собирали и продавали им пригоршни янтаря.

Африканская деревня

– С косой вообще было связано все детство, – продолжает Клаус.– В 1942-м я даже стал там артистом! Уже шла война, а на косе снимали фильм по одной из книг Карла Мая (немецкий писатель, автор приключенческих романов об индейцах, о Востоке и т. д. В СССР его не изучали, так как он был любимым автором Гитлера в детстве. – Прим. авт.). И на косе выстроили африканскую деревню. Привезли много пальм и даже верблюдов, а массовку из местного населения выкрасили черной краской...

…Когда мне и друзьям исполнилось по 13–14 лет, нам, наконец, позволили летать на планерах в Роситене (п. Рыбачий) в знаменитой планерной школе.

Клаус Лунау вспоминает, что в довоенные годы море замерзало часто.

– Почти каждый год, – уточняет он. – И тогда у нас появлялась другая забава – кто дальше всех уйдет по льду. В один год море замерзло так сильно, что мы думали, в этот раз точно дойдем до Швеции!

Русские блины под запретом

В 1940 г. в Кёнигсберге проходила 28-я Восточно-Прусская ярмарка. Она знаменита тем, что в ней впервые с 1932 г. участвовал СССР. Отношения между странами к тому времени охладели (в Германии к власти пришел Гитлер), но Союз все равно построил на ярмарке самый большой павильон. Там не побывал только ленивый.

– Помню, как учитель запретил нам пробовать блины, которые предлагали всем в русском павильоне. Запах заманчивый! Но мы боялись ослушаться.

Ученики кранцевской школы даже в военные годы каждый месяц выезжали в Кёнигсберг на культурные мероприятия.

– Ходили в музеи, театр, помню наш чудесный зоопарк. И, наверное, я сегодня единственный в области человек, кто своими глазами видел выставленную в Королевском замке Янтарную комнату, – говорит Клаус. – До сих пор помню эту красоту!

По словам Лунау, до 1944 года кранцевские мальчишки войны не видели.

– Разве что затемнение на улицах было. А вот в 44-м, когда англичане стали бомбить Кёнигсберг, до нас стал доходить грохот канонады. И тогда стало страшно. Все изменилось. Взрослых не хватало, и нас, мальчишек, сажали в машины и везли в Кёнигсберг на подмогу. Мы – 13-летние – вместе со всеми искали в руинах раненых, выносили трупы. Эта картина всю жизнь будет стоять перед глазами.

В январе 45-го стало ясно, что оставаться уже нельзя. С вокзала Кранца уезжал последний поезд на Нойкурен.

Кранц-3.jpg

1935 год. Кранц – элитный европейский курорт с роскошными отелями

– Дорога заняла шесть часов, – вспоминает Клаус. – Поезд часто обстреливала авиация. Временами приходилось выходить из вагонов и чинить разрушенные рельсы. В самом поезде не было ни окон, ни отопления, а на улице – минус 30.

«Встретимся на родине!»

Уже в Нойкурене нас разместили в бараке. Помню, я все пытался найти лодку, чтобы нас с семьей переправили в Пиллау. Оттуда корабли уже шли в Германию и для беженцев подготовили отдельное судно. Но до Пиллау мы не доехали, нас еще в море подобрал другой корабль.

В Германии Клаус Лунау поселился под Ганновером. Всю жизнь работал в криминальной полиции. И все время его тянуло на родину, в одночасье ставшую чужой.

– Как только открыли границы, возникла мысль о поездке, – рассказывает Клаус. – С однокашниками из Кранца мы встречались в Германии каждый год. А в 1995-м решили: «В следующий раз встретимся в Кранце!»

Дорога домой

В тот же год группа из 30 кранцевцев впервые за 50 лет вернулась в свой город. Встречала их учитель немецкого местной школы Валентина.

– Я вышел из автобуса, увидел ее – и все, пропал! – смеется сегодня Клаус.

– Ой, можно я теперь расскажу, – вступает в разговор Валентина. До этого она только переводила нашу беседу. – Они тогда были, как дети, вели себя, будто и не расставались никогда, а лишь немного постарели. Я очень тогда волновалась, ведь это были первые жители Кранца, посетившие Зеленоградск. Обед решила им организовать в кафе на Курортном проспекте. Каково же было мое удивление, когда Клаус признался, что как раз над этим кафе жила его семья! А в подвале, где сегодня кафе, у них был картофельный склад.

Валентина Викторовна уже давно замужем за господином Лунау. Они живут в Германии, но с тех пор Клаус 83 раза приезжал в Зеленоградск. Сегодня много ниточек-связей соединяют его с нашим городом. Он активно сотрудничает с местной администрацией, собирает по крупицам для зеленоградцев историю Кранца. И называет себя перелетной птицей, которая хоть и улетает, но все равно возвращается домой...