18.04.2012
11:43

«Назвать его работы чучелами язык не поворачивается»

«Назвать его работы чучелами язык не поворачивается» - Новости Калининграда

Штадтхалле (нынешний Историко-художест-венный музей), который отмечает 100-летие, полон движения и жизни. Люди здесь особые – почти о каждом можно отдельную яркую историю писать. Вот, например, Николай Целовальник – старший научный сотрудник отдела природы.

Практически каждый из экспонатов мастера – произведение искусства. В этом достаточно убедиться, посетив зал природы на первом этаже музея. Целовальник с 1988 года делает для Историко-художественного музея чучела зверей, рыб и птиц.

– Николай – профи высочайшего класса, – убежден директор музея Сергей Якимов, – назвать его работы чучелами как-то язык не поворачивается.

Сегодня стараниями мэтра вторую жизнь обретает 3-метровая рыба-меч, которую каким-то чудом занесло к нашему побережью из теплых тропических морей.

Крушение иллюзий

В детстве Николай каждое лето отправлялся в гости к деду –в академгородок Борок Ярославской области, где тот работал директором Музея природы. Однажды здесь Николаю подарили чучела совы и чайки.

– Подарки оказались той самой «миной замедленного действия», которая предопределила судьбу, – отмечает наш герой.

Николай служил срочную в Германии, там-то ему и рассказали, что неподалеку есть замечательный город Калининград, бывший Кёнигсберг. Там старинные здания, скульптуры и фонтаны. Туда и отправился в 1979 году после «дембеля».

– Когда вышел на привокзальную площадь и увидел две жалкие пятиэтажки, – говорит Николай, – сразу оценил степень своего заблуждения. Но отступать было поздно…

Устроился работать в звероводческом хозяйстве, окончил биофак КГУ. Через несколько лет предложили работать в Историко-художественном музее. Но, чтобы усовершенствовать мастерство, три года отучился в рижском Музее природы. Практику проходил у ведущих латвийских специалистов. Там и появилось на свет самое первое таксидермическое произведение Николая – рысь, по сей день охраняющая первый этаж Историко-художественного музея.

Зоолог и скульптор

– Таксидермия – древнейшая профессия, – улыбается Николай. – Первые приемы обработки звериных шкур осваивали еще первобытные люди. Элементы таксидермии использовали шаманы и колдуны, непременным атрибутом которых были звериные головы, хвосты и лапы. Древние египтяне изготовляли чучела домашних животных, которые отправлялись в загробный мир вместе с хозяином. Профессия уникальна, она находится на стыке скульптуры и зоологии.

– Сейчас процесс изготовления чучела стал менее трудоемок, поскольку появились в продаже полиуретановые манекены, сделанные профессиональными скульпторами, – рассказывает мастер. – А раньше делал все сам – от «а» до «я». Из древесной стружки формировал мышцы, глаза изготавливал из оргстекла, добиваясь эффекта «живого» взгляда.

За годы работы в музее Николай Иванович овладел еще одной профессией – археологией.

– Николай с 2003 года участвовал во множестве наших экспедиций, – говорит замдиректора музея Анатолий Валуев, – и на руинах Королевского замка, и на 3-м форту. И везде – с энтузиазмом и знанием дела. Он, как биолог, неоднократно оказывал нам бесценную помощь в определении костных останков.

Страсть таксидермиста Целовальника по наследству передалась его сыну. «Он у меня учится на физтехе БФУ, но хочет переходить на истфак – заболел археологией, – делится Николай.

О вещем коте

Про истории, связанные с некоторыми своими экспонатами, Николай говорит: «Хотите верьте, хотите – нет!».

– Несколько лет назад жил во дворике музея здоровенный котище Рыжик, – рассказывает Николай. – Весь двор контролировал. Ко мне он был привязан, стоило выйти на крыльцо, всегда подходил, чтоб я его погладил. Как-то подошел он ко мне, а я ему сетую, мол, никак я, Рыжик, не могу в свою коллекцию сокола-пустельгу заполучить. А эти соколы в огромном количестве обитали на крышах окрестных домов, что вокруг озера стоят. Через пару дней выхожу, глядь – а на крылечке лежит тушка пустельги. Рядом Рыжик сидит. Оценил мою реакцию, мяукнул и ушел.

В 2006 году появился на свет один из самых памятных экспонатов мастера. В Калининградском зоопарке от тромба сердца умер белый медведь Снежок. Мастер проделал огромную работу! Сейчас Снежок украшает музейную экспозицию ледокола «Красин» в Питере.

Философия жизни

Николай констатирует, что недостатка в «сырье» нет. Цивилизация к животным беспощадна, они гибнут под колесами, в линиях электропередачи. Бывает, ветврачи при случае «презентуют» своих умерших пациентов. Но главные «поставщики» – охотники.

– В молодости я и сам баловался охотой, – говорит мастер, – но когда углубился в профессию, понял, что больше никогда не смогу отнять жизнь у животного, что жизнь – это бесценный дар, который ты не вправе отнимать…

Самая плохая натура из всех возможных, считает мастер, это зверь, погибший в муках. В браконьерском капкане, скажем.

– Когда работаю, веду со зверем внутренний диалог, – говорит Николай: – «Ты уж прости меня, брат, я пытаюсь подарить тебе хоть и суррогатную, но все-таки вторую жизнь…»

Справка "СК"

Таксидермист (греч. tаxis – устройство и греч. dеrma – кожа, шкура) – человек, изготовляющий чучела животных. Шкура натягивается на некую основу, а полость внутри заполняется наполнителем. В основном таксидермия применяется для изготовления музейных экспонатов, а также для сохранения охотничьих трофеев.

В России таксидермия появилась при Петре I. В 1698 году царь привез из Голландии значительное количество чучел птиц, рыб и животных. Некоторые раритеты из царской коллекции «дожили» до наших дней. Это чучело лошади Петра I Лизетты и его собаки по кличке Тиран.