Новости
27.03.2012
15:17

«Я расшифровываю загадки природы»

В Балтийске открылась уникальная выставка корневой скульптуры. Автор 49 фантастических экспонатов – скульптор Александр Савельев. Недавно вышла его книга «Пластика корня». Судьба этого человека – калейдоскоп странствий: Магадан, Сахалин, Находка, Тянь-Шань, Украина, пустыня Каракумы. Это лишь небольшая часть из списка его путешествий.

– Что-то меня срывает и несет по свету, и я не сопротивляюсь, – говорит скульптор, – мои экспонаты сделаны из корней, найденных в самых разных местах России. Я работал сварщиком, мастером на буровой, инструктором по туризму... Многие люди, прогуливаясь по лесам, берегам озер, морей и рек, не раз видели замысловато закрученные корни. Только не у всех в тот момент пробудилось желание принести их домой, чтобы всмотреться, поработать и тем самым немного помочь природе и извлечь из полусгнившего пенька интересную форму. Я занимаюсь любимым делом, расшифровываю загадки природы...

Но художник – он как раз и отличается от прочих умением видеть. А видение Александра Савельева – особая материя. Причудливо изогнутые фигуры, вышедшие из-под его резца, называются: «Бесхребетная сущность, лишенная внутреннего содержания, поймавшая чью-то судьбу и запустившая ее в бесконечность», «Сон, который приснился барону Мюнхгаузену накануне выстрела вишней в оленя». В общем, сюр в чистом виде…

Привет от шамана

– Александр Васильевич, он из породы талантливых самоучек, – говорит Валерий Питилимов – председатель творческого объединения «Абрис».

Самоучкой Савельев стал рано. Когда ему было десять, он нашел в дровах нарост. Подумал, всмотрелся и взялся за резец. Это была его первая скульптура.

– Изделие получилось грубоватым, – улыбается он, – но родителям понравилось, а что еще надо пацану, как не одобрение старших. Я в школе и рисовал неплохо, и вырезал из дерева, и чеканил. А потом даже установил в кухне небольшую литейную печь: лил бронзу, медь, латунь, серебро. Но корнепластика победила...

Начало экзотической коллекции Савельева положено в 1986 году на севере Сахалина, когда коренные жители острова нивхи подарили ему использовавшийся в шаманском обряде осколок реликтового тиса.

– Это была закрученная деревяшка, – говорит Александр Васильевич, – она у нивхов как домашний оберег – растет в местах с сильной энергетикой.

Для начала потребовалось очистить амулет от крови (вещица шла в ход во время жертвоприношений). Тогда Александр не имел возможности забрать громоздкий атрибут с собой. Каково же было его удивление, когда через 25 лет, перебравшись на жительство в Калининград (сейчас наш герой на пенсии), он встретил свою сахалинскую знакомую, которая привезла с собой «шаманский артефакт», приобретенный на одном из островных «развалов» за символическую бутылку! Забрал у нее деревяшку и сделал из нее фигурку «Шаман, вызывающий духов».

Неземное и чудовищно фантастическое

В молодости Александр Савельев занимался водным туризмом, сплавлялся по горным рекам. В 1989 году решили с другом вспомнить молодость и отметить 45-летие по-спортивному – сплавиться на плотах по рекам Чу и Нарын (дело было в Кыргызстане). Плоты – две надутые автомобильные камеры, скрепленные палками.

– Это было два с половиной часа ежесекундной борьбы за жизнь. Полнейший экстрим! Но он окупился сполна – убежден Савельев.

По окончании опасного путешествия в низовье реки он обнаружил корень то ли кизила, то ли бабариса, весь изъеденный жучками. После обработки получилось нечто неземное, чудовищно- фантастическое. На одной из выставок тех лет девочка лет десяти, увидев скульптуру, воскликнула «Чужой!».Как раз в те годы на экранах появилось знаменитое кино-фэнтэзи под названием «Чужой». Случайность? На этот счет у Савельева твердое убеждение: «Природа не знает случайностей и ошибок, все совпадения закономерны».

Пешком через Каракумы

– У Александра Васильевича пустяков в работе нет, – рассказывает близкий друг Савельева, преподаватель художест-венно-промышленного колледжа Анатолий Мартынов. – Во всем, что он делает, его отличает творческая настырность. Ему уже было 50, когда он стал приходить в колледж за консультациями.

О степени этой настырности – следующая история.

– Я работал мастером на строительстве высоковольтных линий в пустыне Каракумы, – говорит Савельев. – Мне нужно было в город Красноводск, у нас сломалась машина.

Автотрасса не близко. А добраться необходимо. Решил рвануть через пустыню пешком. По пескам, под палящими лучами солнца. Чтобы не случилось теплового удара, обвязал голову рубашкой. В голенище сапога вложил нож: в окрестностях «шалила» стая волков.

– Где-то в середине пути я вдруг понял, что переоценил свои силы, – вспоминает Савельев. – Дышать было трудно, в глазах померкло. И тут вдруг увидел, что на верхушке одного из бесчисленных барханов ветер обнажил корни саксаула. Еще минута, и я был на вершине, ножом выковырял этот корень, взял его за «усы» и потащил за собой, как санки по белому песку... Не помню уж, как добрался до аула. Какая-то женщина, увидев меня, всплеснула руками: «Ты что, оттуда пришел?» – и кивнула на Каракумы. «Тебя, видно, Аллах хранил! Шансов на спасение было ноль!» Но больше всего людей поразило то, что я корень саксаула не бросил… Сделал скульптуры кентавра и «Жажда жизни».

Савельеву нередко приходится слышать о странности своих работ.

–А как же творчество Сальвадора Дали? Или Ван Гога? – парирует он. – Оно ведь тоже не совсем однозначное.

– Я свои работы никогда не продавал, только дарил, – говорит мастер. – И этим был счастлив. Невзирая на пережитое (а пережить этому человеку довелось немало. – Прим. авт.), жизнь моя удалась. Грубый окрик водителя автобуса: «С дровами в салон не пускаю!» (Савельев неистово ищет причудливые коряги в лесах области. – Прим. авт.) – не испортит моего настроения. Ведь я знаю, что скоро возьму в руки резец и примусь отсекать лишнее...