Новости
15.03.2012
18:38

Сбежавшие в Полесском районе сестры объяснили свой поступок "пикником"

Эта история, произошедшая накануне 8 марта, заставила всполошиться всю область. В поселке Богатово Полесского района из дома сбежали две девочки – 9-летняя Катя и 12-летняя Аня. Девочки убежали от родителей-опекунов. Что было у них на уме и куда они направлялись, – до сих пор не ясно. Ночью обеих нашли полицейские спящими на дороге.

Мы решили разобраться в истории и отправились в Полесский район.

Приехали из Алма-Аты

Поселок Богатово – совсем небольшой. Как принято считать в таких случаях, жители друг про друга все знают. В единственном местном магазине продают консервы, колбасу, хлеб, напитки. Продавщица представилась нам Валентиной.

– Слышала про беглянок. Как не слышать? – признается она. – Хорошо, что нашли девочек. Семья у них приличная, непьющая. Живут в нашем поселке не так давно. Ездят на машинах, поэтому закупают продукты в городе и ко мне почти не заходят.

Дом, откуда убежали девочки, мы нашли сразу. Честно говоря, ожидали увидеть покосившуюся хибару, грязный двор – словом, какой-нибудь тихий ужас, из-за которого дети сбегают по ночам. Но перед нами оказался бревенчатый особнячок с несколькими спутниковыми тарелками над окнами. Во дворе – три машины, двухэтажная баня, сараи, будка с собакой.

– Проходите! – Елена, мама девочек, словно ждала нас и вежливо приглашает в дом.

За порогом нас встречает вполне уютная обстановка – обшитые деревом стены и потолок, кафельная плитка, фотографии на стенах, чистота-красота.

– Мы в Богатово живем десять лет, приехали из Алма-Аты, – рассказывает Елена. – Муж пять лет работал дальнобойщиком. Потом сам купил две фуры, нанял водителей. Теперь занимается продажей грузовой техники. Постоянно ездит в Москву, так что воспитание детей на мне. Вот и сейчас его нет – уехал. Детей тоже нет, они в школе.

Шестеро по лавкам

В семье Жигулевых – двое своих детей. Это 6-летняя Даша и 10-летний Илья.

– Муж хотел еще, но я свой план выполнила: сын и дочь, – улыбается Елена. – Рожать больше не хотела, да и не 25 лет мне уже. Но в то же время хотелось, чтобы у детей появились еще братья и сестры, чтобы у нас была большая дружная семья, чтобы сидели все за большим столом... О том, чтобы оформить опекунство, мы думали много лет. Дом у нас большой, места более чем достаточно. Двор, баня, машины, огород, пруд, сорок баранов – у нас почти каждые выходные шашлыки. Место тут хорошее, свежий воздух, леса вокруг. Четыре года назад мы взяли Наташу, ей уже 17 лет, она самая старшая. Пожили, посмотрели. Все хорошо. Решили еще взять мальчика. Комиссия против не была, и два года назад у нас появился Гриша, сейчас ему 10.

Сестрички Аня и Катя появились в семье в апреле прошлого года.

– Я приехала в детский дом, мне сразу понравилась одна девочка. Но мне сказали, что у нее есть сестра. Так мы оформили опекунство на двух девочек, разделять их было нельзя, – объясняет Елена. – Сначала брали их на выходные, потом на неделю. Им все нравилось. Так и остались у нас жить. Шестеро детей в доме. Хлопот много, зато им всем весело и мы счастливы. Мне даже кажется, что все дети на нас похожи.

Аня и Катя остались без матери в малолетнем возрасте – ее сбила машина. Папы у девочек разные, а в свидетельствах о рождении в строке "отец" и вовсе стоит прочерк. В Пионерске у девочек живет родная бабушка.

– После гибели матери бабушке предложили взять девочек, но она отказалась. Бабушка пьющая, дом у нее в плохом состоянии, она сама постоянно бродит где-то... Так что девочки после трагедии жили в Зеленоградском детском доме, –- говорит Елена.

Взяли картошку и конфеты

В тот день, 7 марта, Елена занималась с детьми. С утра съездила с младшей Катей в школу в соседний поселок Сосновка. Там устроили праздник, посвященный мамам: конкурсы, танцы, представление.

– Сыновья Гриша и Илья занимаются музыкой. Когда я приехала домой с Катей, взяла их и на машине повезла в музыкальную школу. Я всегда жду, пока они занимаются, потом везу домой. И вот я ждала, когда позвонила старшая дочь Наташа и сказала, что девочки пропали, – вспоминает Елена.

Наталья после обеда вернулась из Полесска, из колледжа. Пришла домой, девочки были дома. Отчего-то заклинило насос, и в доме не было воды. Наташа пошла в сарай за бочками, вернулась, а девочек нет. Сначала подумала, что спрятались, а потом поняла – в доме детей нет, убежали.

– Я когда узнала, тут же вернулась домой. Было около 5 часов. Мы обзвонили соседей и начали поиски. Я ездила по трассе, мужчины поехали на железнодорожную станцию, в соседние поселки, – рассказывает Елена. – Сначала мы и не подумали, что девочки убежали. Решили, что направились на дискотеку, которая проходила в Сосновской школе. Но там их, конечно не было.

Когда начало темнеть, родители позвонили в МЧС. Группа спасателей из Полесска выехала на поиски. Первым делом прочесали заброшенные здания, в которых могли укрыться беглянки, окрестные дороги, прилегающий лес. Полицейские и сотрудники Госавтоинспекции выставили посты на дорогах. Кинологи с собаками обследовали поля. Отыскать хоть какие-то следы спасателям помогали тридцать добровольцев. Вскоре из Калининграда и Гвардейска подоспела подмога: сорок спасателей и полицейские. Местные жители рассказали, что вечером девочек видели на железнодорожной станции. Они спрашивали, когда будет поезд до Калининграда. Но поезда в город в тот день уже не предвиделось.

В два часа ночи на песчаной дороге девочек нашли полицейские Полесска.

– Дети лежали прямо на земле, свернувшись калачиком. Они прижимались друг к другу, чтобы не замерзнуть, спали, – рассказали нам в отделении полиции Полесска. – Ночью было довольно холодно, "минус" семь градусов. Девочки, которые были обуты в кеды, уже начали замерзать, руки ледяные были. Еще немного и не успели бы спасти…

При себе у сестер-беглянок был настоящий походный набор, который они распихали по рюкзакам: покрывало, простынь, теплые штаны, кофты, сырая картошка, хлеб, банка грибов, яблоки, апельсины, конфеты.

Выяснилось, что девочки прошли 4,5 километра до соседнего поселка Петино, узнали, что не будет поезда, и пошли обратно по путям. Проходивший "дизель" спугнул беглянок и они сбежали в лес. Там прошли по болоту (благо оно было еще прихвачено морозом) и вышли к дорожке, на которой и решили заночевать.

"Работой детей не обременяем"

– Когда меня увидели, первым делом: "Мама прости!". Я, конечно, ругать их не стала, – говорит Елена. – Думаю, начну ругать, они вообще не скажут причину побега. Детей осмотрели врачи. Травм не обнаружили, и мы вернулись домой. Уже утром 8 марта я спросила: "Зачем вы убежали? Как смогли уснуть на холоде на земле?" А они: "Мы на пикник пошли, не думали, что так получится". Такой вот подарок мне на 8 марта преподнесли. Я до сих пор не могу назвать причину их побега. Все ведь было хорошо.

Обычно в таких случаях первое подозрение – детей наказывали или заставляли работать.

– У нас большое поле, которое мы могли бы засадить картошкой и дети бы мучились, помогая собирать ее. Но мы этого не делаем. Зачем? Небольшой огород есть, выращиваем огурцы и помидоры. В прошлом году собрали четыре ведра картошки. Не адский труд, – говорит Елена. – Не скрою, я – мама строгая, требовательная. За двойки в углу у меня стоят все, включая 17-летнюю Наташу. Она стоит, а младшие ходят и смеются. Но это воспитание. Вообще, у всех в доме свои обязанности. Мальчики отвечают за дрова и сено для баранов. Девочки гладят белье и следят за порядком. У нас дом большой, две стирки ежедневно. Конечно, дети помогают. И они у меня все умеют делать. Моя цель – научить их жить. Может быть, кто-то и думает, что я слишком строгая. Но для детей мы делаем все: карманные деньги даем, приучаем к самостоятельности, завели кошку, собачку... В семье у нас полное доверие, нет вранья или лукавства.

Сейчас работники соцслужб и полицейские ведут расследование. Выясняют, что же толкнуло девочек на побег, рассматривают все версии. В полиции говорят, что семья на учете не состояла. В следственном комитете, который проводит проверку, уже заявили, что оснований для возбуждения уголовного дела нет, поскольку дети не пострадали.

– Комиссия по делам несовершеннолетних проводит проверку, – сообщила представитель следственного управления Марианна Андрюшина. – Девочек никто не обижал, условия в которых они жили – хорошие. Есть информация, что у старшей девочки были проблемы в школе, конфликт со сверстниками. И хотя это не проблема вселенского масштаба, девочка взяла младшую сестру и решила сбежать к бабушке в Пионерск.