14:56

Худрук без финансовых рук

Выбор худрука для драмтеатра мало чем отличается от рядового собеседования перед приёмом на работу: тест на надёжность, беседа с вышестоящим руководством, а потом бурное обсуждение кандидатур. Вот только на таком «собеседовании» журналистов поменьше и камеры не щёлкают. А в остальном, режиссёры при приёме на работу мало чем отличаются от своих зрителей — кто-то нервничает и боится выпустить из рук бумажку, кто-то теряется, а кто-то уверенно и спокойно объяснят свои конкурентные преимущества. Правительственные деятели тоже не чужды ничему человеческому: и эмоции проскальзывают, и сомнения, и доверие-недоверие.

Если вы внимательно следите за новостями на нашем сайте, то уже знаете, что Евгений Марчелли завоевал наибольшее доверие и симпатии. Но и другие кандидаты оказались весьма не безынтересными. Так, Юрий Бутунин поделился сокровенным: его постоянно мучает голод. «Бывает два вида голода: голод как голод и голод сексуальный. А ещё есть голод по творчеству — у меня голод по творчеству». Наверное, в силу творческого недоедания, претендент записал Чурикову в недавно почившие, а потом с трудом припомнил Нонну Мордюкову. Напоследок, потенциальный режиссёр попытался рассказать чиновникам o своей карьере в Государственной думе, но вопросы сыпались, а Бутунин волновался. Только с пятой попытки режиссёр сообщил-таки, что работает заместителем начальника управления парламентского телевидения и радио. «Ну, знаете, есть такая передача «Парламентский час» и ещё…», — смущаясь, закончил своё выступление Юрий Бутунин.

Вслед за ним в зал правительства зашёл, пожалуй, самый скандальный режиссёр области Сергей Корнющенко. Мы знаем его как режиссёра «D’театра» и постановщика «Риты Шмидт Кто Угодно». Правда, больше никак этого сорокалетнего джентльмена мы и не знаем. Также, как и предыдущий кандидат, Сергей Юрьевич констатировал простой в драмтеатре, с чем сложно не согласиться. Также, как и его предшественник, пообещал мировой славы нашему театру. И выход нашёл оригинальный: «Я режиссирую в Ольштынском театре, будем делать фестиваль трёх театров — Калининград, Ольштын, Клайпеда». Также, по мнению претендента, театру жизненно необходим скандал и болезненные для общества спектакли. Их с приходом Корнющенко будет вдосталь, заверил режиссёр. Впрочем, никто из собравшихся в этом не сомневался.

Корнющенко на претендетском кресле сменил Марчелли. Без бумажек и прочих подсобных инструментов, Евгений Жозефович изложил своё видение театрального искусства — всё ради высокой цели, сначала — искусство, а потом всё остальное. Правда, в отличие от предыдущих, сидевших на этом кресле, он преподнёс правительству пренеприятную теорию — никакого самофинансирования у театра не будет. По всему миру, театр — неокупаемый проект, и в Калининграде тоже будет существовать на деньги налогоплательщиков. Правда, с его, Марчелли, появлением, театр за эти же самые налоговые деньги обывателей начнёт всё-таки радовать. Пообещал Марчелли, что произойдёт воссоединение с театром в Советске, что молодые актёры, воспитывающиеся в РАТИ в Калининграде найдут заработок в областном драматическом. Вот только и «ветеранов театральной службы» трогать не пожелал. «Пусть существуют как коллегиальный орган, совет — на окладе-прибавке к пенсии», - заявил Евгений Жозефович. Напоследок претендент озвучил свою мечту: «Хочу, чтобы через полгода каждый из здесь присутствующих звонил мне и просил достать билетик на премьеру».

После бурного выступления Евгения Марчелли на строгий суд вышел Павел Прибыток. Контраст — разительный, после речей и рассуждений об искусстве, правительственная комиссия услышала достаточно сухой и чётко-структурированный пиар-план театра. И участвовать в фестивале «Балтийские сезоны» — должны, и творческие встречи с актёрами — чуть ли не ежедневно, а ещё постоянные пресс-конференции, гастроли. Словом, всё, что вы когда-либо слышали o театральной жизни и иже с ним будет в Калининграде. Вот только почему люди захотят постоянно встречаться с актёрами, большинство из которых зрителю неизвестны, по какому поводу будут собираться пресс-конференции, какой спектакль представят на «Балтийских сезонах» — неизвестно. Да и кандидат как-то не удосужился это изложить.

Последним выступал Михаил Салес, экс-руководитель Рыбинского драмтеатра, тоже весьма уверенно и со знанием дела. Однако, то ли комиссия подустала, то ли уже давным-давно пора было заканчивать заседание, но ему на выступление времени досталось меньше.

После всех треволнений кандидаты покинули зал правительства, столпились в коридоре, словно школьники после написания экзаменационных работ. В кулуарах правительства на режиссёров нашла разговорчивость, кажется, претенденты даже завязали между собой беседу. Было бы любопытно, o чём говорят эти люди накануне принятия судьбоносного в их жизни решения. Однако на этот раз журналистам разрешили остаться при обсуждении кандидатуры. Большинство присутствующих высказались за Евгения Марчелли. Представители культурного сообщества — Александр Попадин, Валерий Лысенко, Евгений Макаревич безапелляционно высказались за кандидатуру Марчелли. А вот Елена Бабиновская сказала, что ей интересен театр «с интригой», которую обещает Корнющенко. Присутствующие дружно завозмущались — «Риты Шмидт» недостаточно для такого аванса как руководство театра. Конечно, спектакль скандален и с интригой, вот только, хотелось бы побольше свершений творческих и поменьше скандалов мелкополитических.

Однако и кандидатура Марчелли не обещает бесскандальной жизни. Финансированием ведь будет заведовать администратор-директор театра. «А если у Марчелли возникнет очередной конфликт, не сбежит ли он, как это уже случалось?» — высказал опасения Георгий Боос. Лысенко поспешил заверить, что не сбежит, но это не совсем убедило главу области. «Вы же понимаете, что с характером Евгения Жозефовича театр продолжит работу по советским меркам», — возразил глава региона. На это ему оппонировал министр культуры Михаил Андреев:

— Я знаю Евгения Марчелли. Этот человек будет работать либо никак, либо очень хорошо. Мы ведь проводим реформу для того, чтобы театр работал очень хорошо. Я уверен, что он будет проводить реформу.

Поддержал министра и Александр Торба:

— Я тоже «за» кандидатуру Марчелли, тем более министерство культуры берёт ответственность за успешность проводимых реформ.

Георгий Боос улыбнулся и ответил:
— Вот мы и нашли решение. Берём Марчелли, за него несёт ответственность Михаил Анатольевич, а если реформа проваливается, то на место Михаила Анатольевича садится Александр Васильевич и решает проблему театра.

В итоге после долгих диспутов об экономике и потенциале каждого из претендентов, в кабинет вызвали Евгения Марчелли. Предупредили — финансовых рычагов у вас нет, всё нужно согласовывать с директором театра. Спросили, не сбежите ли.
— Не сбегу, пока хватит здоровья. Я же могу умереть, - включил силу воображения без пяти минут худрук областного драмтеатра.
В комиссии усомнились: «А что, если предложат более перспективную и интересную работу?» Оказалось, что руководство Омского театра финансово более выгодно, да и предложений у Марчелли достаточно. Вот только выбрал он наш Калининград: «Может быть это звучит очень пафосно, но я хочу поднять театр в городе, который стал для меня Родиной», — развеял сомнения Евгения Марчелли.

Доводов у губернатора не осталось. Кандидатуру известного режиссёра утвердили. С сегодняшнего дня знак вопроса над Калининградским областным драмтеатром не стоит. Надеемся, новый режиссёр на его месте поставит знак — восклицательный. Такой, чтобы эхо от этого восклицания прокатилось… от Москвы до самых до окраин.

Удачи театру и его новому художественному руководителю!

Фото с заседания конкурсной комиссии можно посмотреть здесь.

214
+68
Смотреть
график