Новости
24.11.2011
20:42

Аншлаг на Преголе

Дни литературы, выставка Никаса Сафронова, концерт "Виртуозов Москвы" и Васи Обломова: по просьбе "Балтийского Бродвея" гости "круглого стола" обсудили несколько культурных событий региона и объяснили, почему пропустили почти все.

Елена Цветаевадиректор Балтийского филиала Государственного центра современного искусства

Олег Костюксовладелец клуба "Репортер"

Алексей Миловановглавный редактор интернет-портала "Новый Калининград.RU"

Милованов: Если начинать с Дней литературы, то буквально вчера я брал интервью у министра культуры и спросил, почему на это событие за бюджетные деньги приехали авторы программ "Смехопанорама" и "Аншлаг". Она сказала, что якобы они пытались всем угодить.

Цветаева: Политика нашего министерства культуры очень странная.

Милованов: Да, в особенности, когда касается современного искусства. Я задал вопрос о нем тоже – как вы относитесь к современному искусству? Светлана Анатольевна ответила, что с осторожностью. По интонации мне показалось, что современное искусство для нее – последствия "тлетворного влияния запада".

Цветаева: Несмотря на опасения Светланы Анатольевны, в конце ноября филиалу Государственного центра современного искусства в Калининграде исполнится 14 лет, и это доказывает, что наше существование в Калининграде было нужно не только какому-то узкому сообществу, которого опасается Министерство культуры. ГЦСИ – федеральная организация, у нас есть своя аудитории, мы реализовываем более 30 проектов в год в стране и за рубежом, мы приводим в порядок часть казармы "Кронпринц". И мне, правда, ситуация с развитием современного искусства в Калининграде очень нравится.

kkk.jpgМилованов: Я интересовался также положением дел с инфраструктурой – не может ли случиться, что какие-то пустующие здания будут использоваться как выставочные пространства и так далее, но и в это сфере изменений ждать не стоит ближайшее время.

Цветаева: Я серьезно переживала, что у нас уже много лет нет своей площадки, и разные формальности препятствуют тому, чтобы, наконец, открыть башню и мансардное помещение в казарме "Кронпринц". Что ГЦСИ не может начать работать в полную силу, что отсутствуют в должной мере образовательные программы по современному искусству, что выставки открываем в чужих залах, что упускаем многое. Но, я зря переживала, так как по-настоящему интересующиеся люди не сидят на месте – кто-то из Калининграда едет учиться в Московскую школу фотографии и мультимедиа имени Родченко, кто-то поступает в институт Про Арте в Санкт-Петербург на культурную журналистику.

Милованов: А вас не беспокоит, что этим людям не захочется возвращаться в Калининград?

Цветаева: Пускай, мы все равно будем считать их нашими художниками и работать с ними.

Костюк: В Художественной галерее тем временем выставка Никаса Сафронова. Я видел репортаж по телевизору – в какой то момент показалось, что в галерее аншлаг, для меня это феномен.

Цветаева: Я вижу «ценность» этой экспозиции для современного искусства в следующем. В соседнем зале экспонировались проекты Центра ("Калининград и его жители: иммигранты – эмигранты" Гудрун Вассерманн, "Анклав" и "Калининград и Аренсхоп 1:1" - авт.) и часть людей, уходя с выставки Сафронова, заходила к нам. Так как у ГЦСИ была договоренность с галереей по вопросу посещаемости наших проектов, выставка Никаса Сафронова помогла нам ее обеспечить. Но если серьезно, мне грустно, так как работы современных художников в проектах Центра, требующие от зрителя размышления, внутренней работы, рефлексии пока еще в Калининграде проходят без аналогичного интереса. Художники - это люди с особым даром, они чувствуют этот мир по-другому и не могут строить его по специальному заказу.

Милованов: А я не пошел по той причине, что видел господина Сафронова при несколько иных обстоятельствах до того, и это оказалось одним из самых сильных моих впечатлений в этом году. Было мероприятие напротив Южного вокзала под названием "Строительство обыденного храма за один день". Приехала целая бригада деятелей, так сказать, культуры, там были все: Сафронов, с "Фабрики звезд" кто-то... А возглавлял это шествие Андрей Малахов, любимый известной категорией людей. И эта известная категория людей туда пришла. Представьте: недостроенный храм из бревен, солнце яркое светит, из храма выходит Малахов реально в сиянии, а рядом стоят люди, тянут к нему руки и говорят: "Андрюююша". Был один дедушка слепой, он говорил: "Я не могу тебя увидеть, дай хотя бы пощупаю". Я смотрел на это и пытался представить: можно ли было бы такое срежиссировать? Вряд ли. Сафронов тоже ходил где-то неподалеку после чего его художественная функция для меня несколько скукожилась.

Цветаева: Меня, честно говоря, задевает, когда все подряд непонятные вещи называют современным искусством.

Костюк: Думаю, речь шла о другом. Существует некая потребительская культура, а есть методы исследования, одним из которых является современное искусство вообще. Так, "Репортер" регулярно становится местом, где осуществляются эксперименты со звуком, в том числе и под началом куратора из вашего "центра" Данила Акимова, который запускает сейчас новый проект "Sound Around".

lll.jpgМилованов: Еще я ходил на крутейший концерт, лучший концерт года – на Васю Обломова. Самое прекрасное, что там были люди, которые искренне верят, что Вася Обломов – это тот самый шансон с "Радио Шансон". В какие-то моменты на их лицах читалось явное недопонимание, если на сцене происходило что-то более или менее интеллектуальное. И главное в этом концерте – его социальная составляющая. Обломов несколько раз был на грани фола. Это то, что, на мой взгляд, напрочь отсутствует в любых проявлениях нашей культуры.

Костюк: Я, к сожалению, пропустил, хотя планировал сходить.

Цветаева: Если говорить о социальной составляющей культуры, то в Калининграде она ярко присутствует в граффити. Сейчас, правда, рисунков стало меньше, но еще не так давно граффити относились к той части культуры, которая очень быстро и остро реагировала в масштабах города на всяческие общественные, политические изменения. Скажите, а Спиваков правда в выступал в "Юности"?

Костюк: Как это вообще случилось?

Милованов: У нас вся редакция была в шоке, даже та ее часть, которая от культуры еще дальше, чем я, хотя куда дальше.

Цветаева: Это говорит о том, что в городе не хватает площадок для мероприятий подобного уровня. И это вопрос, в том числе, и к министерству культуры.

Милованов: Естественно. Единственная площадка подобного масштаба, то есть, которая могла бы вместить столько людей – это Дворец спорта "Янтарный", который просто есть.

Костюк: Там акустика такая, что когда спортсмен бежит, его шаг трижды эхом отдается. По определению невозможно проводить там концерты симфонической музыки. Если позволите, то мне до сих пор не дает покоя вопрос по поводу литературного фестиваля. Я правильно понял, что перед кем-то поставили задачу выбрать участников, выбрали авторов-юмористов, под них выделил деньги, и они приехали выступать с юмористическими текстами на дни литературы?

Милованов: Да. Неправильно сказать, что ими все ограничилось, но куда теперь от этого деться… Безусловно, рациональнее выбрать, предположим, авторов из шорт-листа национальных литературных премий. Почему не пригласить этих писателей? Почему Прилепина должна привозить "Западная пресса", а не министерство культуры?

Цветаева: Я обязательно хочу сказать еще об одном событии. Раз в месяц Калининградское отделение Союза архитекторов России приглашает в Калининград Ивана Дмитриевича Чечота, который читает лекции об архитектуре Кёнигсберга. Это удивительный человек, удивительный лектор и надо обязательно находить время, чтобы на эти лекции ходить.

Милованов: Да вообще на самом деле все хорошо.

Цветаева: Конечно, фестиваль кино стран Европейского союза в "Заре", концерт Кена Вандермарка и Поля Нильссен-Ловв в "Универсале". И какая замечательная осень!

P.S.: Лекции Ивана Дмитриевича Чечота на темы "Классицизм, консерватизм, импрессионизм: Скульптор и теоретик Адольф Гильдебрандт" и "Классицизм и анималистический жанр: скульптор Август Гауль и его традиции" состоятся 3 декабря и 5 декабря в 202-й аудитории правого корпуса БФУ им. Канта на ул. Невского.