19:23

«Вдруг смотрю, в небе что-то огромное движется. Размером с мегаполис!»

«Федор, вы интересно пишете о природных явлениях. Наверняка многое видите. А как быть с таким вот феноменом, может быть, и не совсем «природным»? Много лет молчал, сейчас хочу спросить. В октябре 2005 года ехал домой с Куршской косы, в 5 км от Лесного увидел на дороге в свете фар шар высотой метра 2, с полосками, как градусная сетка на глобусе. Вырубил передачу и на скорости около 40 км/час накатом проехал через этот объект. Ничего не понял, но, притормаживая перед въездом в Лесное, обнаружил, что последние 5 км ехал с постоянной скоростью «без мотора». Видели ли вы что-нибудь подобное?»

Николай Петров

- Спасибо, Николай, будем вместе избавляться от комплексов. Люди часто молчат о необычных явлениях, которым были свидетелями. Шаблоны, знаете, местами – штука непреодолимая. Именно в тех местах, примерно в то же время и совсем рядом мне пришлось наблюдать нечто еще более странное. Вряд ли это связанные явления, масштаб другой совсем.

Там, чуть севернее, на косе - мой любимый полевой орнитологический стационар РАН Фрингилла. Здесь кольцуют птиц до поздней осени, сворачивают сети в начале ноября. Вот на последние недели я к ним и подъезжаю: птиц – навалом, работы – масса. А мне – как раз отдохнуть на перемене, от акул и Антарктики.

Ночью мигрирует ушастая сова. Если в сетке раздается писк (от детской резиновой игрушки), сова летит на этот звук, как на мышку. А потом – прожектор в глаза, и птица покорно следует в приемный бокс, на кольцевание. Так что пищУ и пищУ. Совы идут волнами, иногда часами – ни одной, бывает - за час 40 штук. Как нет никого – только и остается, что в ночное небо смотреть. Давно изучены все созвездия, расписания самолетов и спутников. А вот – что-то новое. Далеко-далеко, за самолетными трассами, за спутниковыми орбитами, у самых у звезд. Что-то движется, медленно-медленно. Огромное, судя по расстоянию. Никак не десятки и даже не сотни метров. Как мегаполис. В небе - размером с созвездие Плеяд. Орбита – примерно по 30° северной широты на заходе. С заката до восхода раза три-четыре пересекает устье ловушки. Уходит за горизонт - и вновь появляется сверху.

Решил написать специалистам, только свидетели нужны, минимум – двое. А то не засчитают. Лучше свидетелей, чем питерские орнитологи, нет: кандидаты, доктора, академики даже. Но в свидетели не идет никто. Хохочут, аж под столами ползают.

- Федечка, – говорят – ты Parus major (большая синица) от Prionace glauca (синяя акула) отличать научился? То, что ты видел – мусор космический, ну, банки из-под пива и шпрот. Не рассказывай никому, учченнный!

Я и не рассказывал. Лет пять. Хоть и знал, что мусор должен падать на Землю, а не уходить в космос. А в августе этого года в передаче «Охота и рыбалка» услышал, как космонавта Гречко спросили, не видал ли он чего необычного в космосе. В космосе – нет, не видал. А в земном небе – да, было. Летела группа экспертов на самолете ночью через Атлантику, и увидели в небе, на орбите примерно 30° с.ш. огромное сооружение, далеко за орбитами земных спутников. Размером с созвездие Плеяд. Там было много спецов, не акулистов и не орнитологов: космонавтов, астрономов. Все изумились, но аппаратуры не было, засечь не смогли, событие второй раз наблюдать не пришлось.

Зря я им тогда не написал, по горячим следам, с точными координатами, скоростью перемещения, орбитами, фотками. Давайте не будем бояться прослыть балбесами. А то так ими и останемся.

Сойка - это наш зимний попугай

Татьяна Баева – королева калининградских фотоковбоев - автор изумительной фотки с лисицей (см. «СК» от 23 июня 2010), вновь порадовала нас портретом яркой здоровенной птицы, подбирающей крупные куски хлеба возле кормушки на дачном участке в Отрадном.

Ну да, это – сойка, наш «зимний попугай». Яркая, большая, сварливая, драчливая. Бывает же так в семействе – одна сестра – мрачная, ходит в черном, каркает, всех жизни учит. Монашка, не верящая ни в бога, ни в дьявола. А другая – громкая, нахальная, яркая. Хоть день – да мой!

Даже трудно поверить, что сойка – полноправный представитель семейства врановых, наравне с вороной, вороном, грачом и галкой (см. материал в «Стране Калининград» от 27 января 2007).

Вторжение соек на дачные участки в середине зимы – сродни визиту медведей в деревню. Кое-где это – норма, у нас – не было пока. Птицы не читают газет: в лесах появилась дальневосточная мандаринка, вот и сойка осталась на зиму. Они питаются в основном желудями, которые хранят всю зиму в специальных складах. Не знают, наверно, что в Калининградской области уничтожение дубрав ведется со скоростью прокладки асфальта.

Спасение пасечника – осы

«Привет, Федор, спасибо за статью про ос и шершней (СК от 11 августа 2010). Наблюдай, читай и пиши для нас еще и еще. Наш охотколлектив – твои постоянные читатели. Но кое-чего про ос ты все же не знаешь. На Самбии пасечнику без ос – смерть и разорение. Рапс - вредная культура для всех, кроме сеятелей и собирателей урожая. Особенно для пасечников. Нектара много, пчелы несут его в ульи. Рапсовый мед быстро засахаривается, просто каменеет, и рамки выходят из строя, хоть выбрасывай. Осы – наше спасение. Достаточно положить рамку на открытое место – слетаются и своими мощными челюстями делают из полностью непригодных рамок стерильно чистые. Но в главном ты прав, держу от них, хоть и полезных, внучку Вареньку подальше. Чего и желаю всем дедушкам и бабушкам».

Охотник и пасечник Владимир Иванович из Донского

44