Новости
Автор: Анастасия Кондратьева
20.09.2017
11:31

Терпеливые водители и неуловимый Wi-Fi: каким увидел Калининград голландец, впервые побывавший в России

Фото: Маделиф Берендсен Фото: Маделиф Берендсен
Фото: Маделиф Берендсен
В августе в Калининграде побывали двое туристов из Голландии — инженер Барт Берендсен и его 19-летняя дочь Маделиф. Для обоих это была первая поездка в Россию.
 
"Вернувшись домой, Барт написал о своих впечатлениях, а я решила их прокомментировать. Может, это пригодится кому-то, особенно накануне ЧМ-2018", — рассказала главный редактор Клопс.Ru Анастасия Кондратьева, принимавшая голландских друзей.

О дорогах и фонарях

Барт:
­
 
"Я живу в Ватермонде, маленькой деревне на северо-востоке Нидерландов, рядом с Германией. Географически мой регион и Калининград похожи, и это позволило мне быстрее адаптироваться. Только один раз я был шокирован — когда мы въехали в Россию во время сильного шторма.
 
В первом же посёлке мы увидели старое и казавшееся заброшенным немецкое здание, едва заметное в свете фар — будто мелькнуло привидение. "Это реальность. Я действительно здесь", — мелькнула мысль".
 
Анастасия:
 
"Наша таможенница спросила Барта: "Наркотики, алкоголь?". "Нет, спасибо", — ответил тот. "Ну что ж, удачи вам!" — рассмеялась женщина. "Да, она мне явно понадобится", — пошутил мой голландский друг.
 
Впереди сверкали молнии, ветер раскачивал деревья, а дождь стоял сплошной стеной. После хорошо освещённой Польши наше приграничье выглядело сироткой, которую мачеха выгнала в непогоду за хворостом: темно, страшно, и вся дорога усыпана сломанными ветками.
 
Вывод №1: придорожные фонари и хоть какая-то косметика для приграничных населённых пунктов очень облегчили и украсили бы путь европейского гостя".

О "заманухах" для туристов

Барт:
 
"Город и регион имеют большой потенциал для привлечения туристов со всего света, представляя собой уникальный микс архитектуры разных эпох. Я побывал в нескольких воротах, они прекрасны. Классно выглядит Кафедральный собор. Однако во всём мире туристов как магнитом тянет в историческую часть городов, на развалины чего бы то ни было. Туризм нуждается в продвижении и в хорошей информационной инфраструктуре.
 
Кстати, подключиться к свободному Wi-Fi удавалось не всегда: в кафе и ресторанах Нидерланды не значились в списках для регистрации номера. Зато были Нидерландские Антильские острова".
 
На Балтийской косе мы обнаружили музей "Старый люнет". Кстати, чтобы попасть на косу, иностранцу требуется разрешение ФСБ. Фото: Маделиф Берендсен.
 
Анастасия:
 
"Незадолго до приезда голландцев в центре Калининграда раскопали стену Королевского замка. Поглазеть на неё хотели многие, но находку упрятали за строительный забор.
 
Мы тоже пошли полюбопытствовать, заглянули в щёлку. "Странно, — сказала я Барту, — в других странах бы из этого сделали достопримечательность и показывали бы туристам". "Точно, — согласился он. — Это ж такое богатство!"
 
Вывод №2: не ценим мы, что имеем. Нет, не ценим". 
 
На Куршской косе. Фото: Барт Берендсен  

О зоопарке

Барт:
 
"Для меня зоопарк — это очень ностальгическое место, возвращающее в детство. В 1960-х мои родители много раз водили меня в зоопарк в Роттердаме. Я помню клетки и ограждения, такие есть и в Калининградском зоопарке. Конечно, он нуждается в обновлении, развитии и поддержке, но я надеюсь, что будет сохранён его исторический облик. В Европе большинство зоосадов идут по этому пути.
 
Цены на билеты очень дружественные. В соседнем с нами Эммене вход стоит 35 евро. Там очень большой и современный зоопарк, где не очень много животных. Очень по-модному, но не для меня".
 
Анастасия:
 
"Когда-то Эмменский зоопарк меня совершенно потряс: огромная территория, шикарная коллекция животных и никаких клеток. А мои гости отметили несколько приятных моментов и у нас.
 
На входе билетёр посетовала, что Маделиф не взяла с собой свою студенческую справку, иначе билет бы ей достался по льготной цене.
 
По одному билету в зоопарк можно войти дважды за день — на случай, если не успел всё посмотреть и нужно срочно отлучиться.
 
В зоопарке предлагают вкусную еду и кофе. И много интересных сувениров.
 
Единственное, что шокирует иностранцев, — это стремление посетителей во что бы то ни стало накормить зверей. К медведям даже пришлось приставить сотрудника, не позволяющего ставить детей на барьер и бросать зверям карамельки.
 
Вывод №3: зоопарк у нас чудесный. А вот некоторые посетители дикие. Что с этим делать, пусть думают законотворцы".

Об английском языке

Барт:
 
"Первая самостоятельная прогулка по центру была интересной с нескольких сторон, и вот почему. Я родился в 1962 году, и где-то в глубине моего подсознания всегда сидела мысль, что Россия — это страна с несколько иной политической системой. Поэтому в первые полчаса я был немного насторожен, но потом расслабился и понял, что могу беспрепятственно идти, куда захочу. И я пошёл.
 
Больше всего меня поразило отсутствие полиции, терпение водителей и дисциплина пешеходов. Движение на улицах очень отличается от того, что я наблюдаю в Голландии. Но оно организовано ничуть не хуже.
 
Ул. Генделя. Фото: Барт Берендсен 
 
Когда я сделал несколько снимков на улице Генделя, человек, сидевший в чёрной машине, открыл окно и объяснил, что лучше так не делать. Я извинился.
 
Я полагал, что многие в Калининграде говорят по-английски, как большинство голландцев. У нас нередко человек владеет несколькими языками. Их изучение — что-то вроде национального хобби, и есть даже конкуренция: чем больше языков ты знаешь, тем выше твой уровень. Я думал, что смогу разговаривать с калининградцами по-английски, тем более что в следующем году будет чемпионат мира по футболу, но я ошибся. Впрочем, когда я был во Франции, все ждали от меня, что я буду обращаться по-французски, а Германии — по-немецки. В Бельгии мне даже пришлось быть осторожным в выборе языка — фламандского или французского. Ошибёшься — и на тебя обидятся.
 
Для большинства европейцев русский звучит мистически и порой пугающе. Теперь я стал лучше понимать его. И, кстати, немного алкоголя прекрасно помогает понимать друг друга на любых языках".
 
Анастасия:
 
"Рядом со зданием на Генделя, которое умудрился сфотографировать Барт, висит предупреждающая табличка… на русском языке. Куда уж иностранцу понять её смысл!
 
Не поймёт он ровным счётом ничего, путешествуя по Куршской косе: на английском здесь есть только запрещающие таблички. Вся остальная полезная информация исключительно на великом и могучем.
 
И даже меню на английском есть не во всех популярных ресторанах. И уж совсем беда — безъязыкий персонал. Очень приветливый, но абсолютно не говорящий по-английски.
 
Барт и экскурсовод Олег Попов. Фото: Маделиф Берендсен
 
Справедливости ради — в Региональном информационном центре туризма нашли замечательного гида, который провёл для Барта и Маделиф пятичасовую экскурсию по городу на немецком и английском.
 
Вывод №4: ребята, надо что-то делать. ЧМ не за горами. Лет ас спик фром ауа хатс — и люди к нам потянутся!"

О гостеприимстве

Барт:
­
 
"Голландская поговорка гласит: "Живя, как бог, во Франции". По-русски это значит "как у Христа за пазухой". Я встретил потрясающих людей, и они показали мне, как надо наслаждаться жизнью".
 
На дюне Эфа. Фото: Анастасия Кондратьева
 
Анастасия:
 
"‟Будете жить в настоящей хрущёвке”, — предупредила я Барта. "Ок", — сказал он и потащил свои чемоданы на второй этаж самой что ни на есть аутентичной, не тронутой никакой там "ганзейщиной" пятиэтажки у зоопарка.
 
Отсюда мои гости делали первые самостоятельные вылазки в город. Барт покупал в магазинчике напротив дома сигареты и воду. "О, Барт! — восторженно восклицала продавщица Карина после их отъезда. — Я его русскому языку учила, а он мне подарил магнитик!"
 
Абсолютно все норовили накормить моих голландцев повкуснее и посытнее, вручить подарок, усадить на освободившееся место в переполненном автобусе (был у нас и такой опыт), объяснить что-то — "почти на английском", как говорит Барт. И вот что он пообещал на прощанье: ‟Вернусь ли я на следующий год? Я искренне надеюсь на это. Ведь Калининград стал частью меня”".