10:50

ЧП в Калининграде: "Все по закону, а дочка умерла"

  1. Новости


Беременность Ольге Волковой, 23-летней медсестре из Калининграда, была к лицу, все 9 месяцев она чувствовала себя превосходно.

- На ее примере можно было написать энциклопедию будущих матерей, никаких осложнений и токсикозов, - рассказывают коллеги. - Она светилась от счастья!

Ольга наблюдалась в женской консультации Центрального района, рожать собиралась в областном роддоме, поближе к дому, даже заручилась подписью главврача на своей обменной карте. Появления малышки семья Волковых ждала в середине февраля, родители присматривали кроватку и коляску, выбирали чепчики и ползунки «девчачьей» расцветки. Беда пришла неожиданно.

 

Помощи пришлось ждать


До родов оставалось еще три недели.
- 26 января врач консультации отправила меня на озонотерапию, сказала, это поможет повысить гемоглобин, который был чуть ниже нормы, - вспоминает Ольга. - Доктор поставила капельницу, а через полчаса мне стало плохо.

Будущая мама едва дошла до дома - резко поднялась температура, начало тошнить. Свекровь, увидев ужасное состояние невестки, принялась звонить в «скорую».

- Дозвониться никак не получалось, позже выяснилось, что в тот вечер у них были какие-то проблемы на линии, - продолжает девушка. - Свекровь выскочила на улицу и поймала машину, которая отвезла нас в областной роддом.

Пока Ольгу осматривали в роддомовском приемном отделении, туда же на «скорой» привезли еще одну беременную молодую женщину. Фельдшер «неотложки» рассказала, что она дошла до станции скорой помощи сама - вызвать медиков по телефону никак не получалось.

- Я ее очень хорошо помнила, мы вместе сидели в очереди в женской консультации Центрального района - перед кабинетом, где делали озонотерапию, - рассказывает Ольга. - У нее были такие же симптомы - температура под 39 градусов, очень низкое давление, рвота. Ее госпитализировали, а меня отправили дальше.

Врач областного роддома, который осматривал Ольгу, сказал, что начались роды.

- Он позвонил в четвертый роддом, сказал - нас там ждут, - продолжает девушка. - Врач в приемном отделении роддома на Чайковского осмотрела меня, подтвердила диагноз, поставленный в областном роддоме.

Однако и на Чайковского Ольгу принимать не стали, а послали в другой конец города - третий роддом на Аллее Смелых. Дежурный врач осмотрел ее уже по третьему кругу, прослушал сердцебиение ребенка, сказал, что с малышом все в порядке, и отправил… назад, в роддом № 4 на улице Чайковского! Там Ольгу, наконец, положили в отделение патологии беременных. В общей сложности она каталась туда-сюда два часа.

- Акушерка приемного отделения сказала: «Какой интересный случай! У нас уже лежит одна после озонотерапии, правда, срок беременности меньше!», - вспоминает Ольга. - Я потом увидела эту девушку - нас положили в одну палату. Она рассказала, что ей тоже стало плохо через полчаса после озонотерапии, и муж отвез ее в роддом № 4.

- Я уже с трудом соображала, что происходит, - продолжает девушка. - Аппарат показал, что сердцебиение ребенка зашкаливало, он страдал, врачи предложили экстренную операцию кесарева сечения…

Свою новорожденную девочку она так и не увидела. Очнулась от наркоза на следующий день, потом лежала в реанимации, потом еще 10 дней - в роддоме.

- Мне сказали, что дочка умерла на третий день после операции, что у нее дважды останавливалось сердечко, врачи боролись, но были бессильны, - полушепотом говорит Ольга. - Наверное, девочку можно было спасти, если бы квалифицированную помощь оказали вовремя...

 

Никто не виноват?


Свекровь Ольги Галина Георгиевна написала заявления в областной минздрав, страховую компанию и комитет по здравоохранению Калининграда. Полученный из областного правительства ответ поверг в шок - оказалось, что после озонотерапии в тот же день стало плохо четырем женщинам, недомогание у них продолжалось от 5 часов до нескольких суток, но все, кроме Ольги, сохранили беременность. Обследование процедурного кабинета ничего криминального не выявило, аппарат был в норме, технических нарушений установить не удалось. Тем не менее врач, которая делала озонотерапию, уволилась из консультации по собственному желанию, старшую акушерку освободили от занимаемой должности, а заведующей объявили выговор «за недостаточный контроль за проведением процедуры озонотерапии».

- В письме говорится, что меня возили из роддома в роддом из-за того, что у меня были симптомы инфекционного заболевания, что врачи областного и третьего роддомов действовали по инструкции, а в роддоме № 4 просто не было свободных коек, - показывает девушка бумаги с грифом областного минздрава.

Впрочем, минздрав признал, что «дефекты» в случае с Ольгой Волковой все же допущены: дежурный врач областного роддома без достаточных оснований поставил диагноз «начало родов», дежурный врач роддома

№ 4 без достаточного осмотра этот диагноз подтвердил, кроме того, они не проводили согласование приема пациентки по телефону.

- Получается, никто не виноват - все действовали по закону! - кусает губы Ольга. - Но моей девочки, моей Насти больше нет...

«Хочу добиться справедливости»

Впрочем, медики утверждают, что у будущего ребенка проблемы со здоровьем были изначально.

- Тут написано, что во время беременности будущему ребенку постоянно не хватало кислорода, - Волкова показывает мне бумаги из минздрава. - И что кровоизлияния у девочки произошли именно на фоне хронической внутриутробной гипоксии, но во время беременности никакой гипоксии не было!

Ольга Волкова вспоминает, что на 33-й неделе беременности врач консультации отправлял ее прослушать сердцебиение ребенка, и аппарат показал, что с ним что-то не так.

- Но меня успокоили, сказали, просто аппарат барахлит. Через три дня я снова прошла эту процедуру, все было в норме!

В норме было и заключение специалиста по ультразвуковой диагностике, сделанное буквально накануне трагедии.

- Сегодня меня пытаются убедить, что мой ребенок не смог бы выжить, - говорит Ольга. - Но почему тогда все анализы были в порядке? Зачем нужны все эти скрининги, супераппараты УЗИ, если в итоге они бесполезны?

В письме из областного минздрава есть интересный абзац: «Достоверно подтвердить или исключить прямую зависимость исхода родов от проведенной процедуры озонотерапии, дефектов при госпитализации беременной не представляется возможным. Можно предположить, что хроническая внутриутробная гипоксия плода могла усугубиться на фоне лихорадочного состояния у матери и в связи с ее отсроченным лечением». Однако Ольга уверена - дочка могла бы жить, и она собирается отстаивать свою правду в суде: «Хочу, чтобы врачи из областного и четвертого роддомов, гинеколог, которая вела мою беременность, и доктор, делавшая озонотерапию, никогда не смогли больше работать, ведь завтра на моем месте может оказаться другая».

МНЕНИЕ МЕДИКА

Галина Шумейко, главный акушер-гинеколог Калининграда:

- Роды у женщин с высокой температурой и признаками инфекции принимают в роддоме № 4 на улице Чайковского. Если родильное отделение в нем переполнено, рожениц отправляют в роддом № 3 на Аллее Смелых. Рожать в таком состоянии в других роддомах нельзя, даже если у беременной есть предварительные договоренности. А вот лечение патологии беременности может проводиться только в роддоме № 4 либо в любом другом медицинском стационаре - БСМП, инфекционной больнице и т.п. Ольгу Волкову изначально должны были положить именно туда, в отделение патологии, поскольку родовая деятельность у нее не началась. Однако дежурный врач приемного покоя областного роддома, к сожалению, поставил неверный диагноз, решил, что у женщины начались роды, и направил ее без согласования в роддом № 4. А врач приемного покоя четвертого роддома, поверив заключению областного роддома по поводу начала родов, отправил ее в роддом № 3, поскольку родильное отделение четвертого роддома как раз было переполнено - там на 35 койках лежала 41 роженица. И только в роддоме № 3 женщине поставили верный диагноз, выяснили, что роды у нее не начались, поэтому она должна находиться в отделении патологии роддома № 4.

И именно там медики сделали все, чтобы спасти будущего ребенка, когда аппаратура показала, что сердцебиение у него учащенное. Врачи очень рисковали здоровьем женщины, и если бы с ней что-то случилось, то они пошли бы под суд, потому что в акушерстве главное - жизнь матери, ее спасают в первую очередь.

Что касается врача приемного отделения роддома № 4, которая подтвердила неверный диагноз, установленный доктором областного роддома, она понесла дисциплинарное взыскание.

 
+211
Смотреть
график