18:05

Следы времени: что хорошего в "хрущевках"

фото - Роман Городко
фото - Роман Городко
«Как полюбить свой город через его изъяны» – лекция польского архитектора-исследователя Кубы Снопека с таким названием прошла с аншлагом в рамках воркшопа, организованного институтом медиа, архитектуры и дизайна «Стрелка». После мероприятия Куба Снопек ответил на вопросы журнала «СТРОЮ и ремонтирую».
 
– Куба, архитектура Калининграда и городов Польши во многом схожа. Что бы вы поменяли в архитектуре польских городов для совершенства городской ткани? А мы бы, возможно, переняли ваш опыт.
 
– Архитектура Калининграда похожа на архитектуру городов Западной Польши в том плане, что это бывший немецкий город, который попал совсем в другую страну, где поменялось население, культура создания пространства, архитектуры и так далее. Совсем другие люди восстанавливали его, не те, что жили в нем до Второй мировой войны. 
И мне кажется, что опыт можно перенимать уже сейчас, потому что Калининград развивается совсем другим путем, не так как Вроцлав, Гданьск, Щецин и другие западные польские города с похожей судьбой. Можно посмотреть на то, что наверняка вышло у нас хорошо. Мне кажется, довольно удачно у нас получились исторические реконструкции, которые делались сразу после войны, немного занимаются ими и сейчас. Неплохо работать с немецкой историей, переосмысляя ее, во Вроцлаве, но при этом интересно и в других городах. Нам удается выстраивать цельные куски современного пешеходного города, можно сказать, какого-то постсоциалистического. 
 
– Ваш подход к «сочетанию несочетаемого» я бы назвал конформизмом. По характеру вы конформист или это отношение лишь к архитектуре?
 
– Я абсолютно не конформист, у меня просто несколько другая точка зрения, чем у большинства исследователей архитектуры, потому что я последние несколько лет очень много путешествовал по  разным городам постсоветского пространства. И поэтому у меня есть уникальная возможность их сравнивать. Обычно мы сидим в одном городе и довольно сильно углубляемся в его опыт. У меня же появился шанс не углубляться, а расширять точку зрения. Я посетил десятки городов России, Польши, Украины, Прибалтики, стран Средней Азии. Очень многие проблемы повторяются. Естественно, самая большая проблема – это вопрос идентичности. Например, что делать с архитектурой Советского Союза?
Интереснее всего сравнивать, скажем, «хрущевки» с новыми фасадами на Ленинском проспекте. Они вызывают серьезные дискуссии, и это часть большого процесса.
 
– В центре Калининграда на острове Канта возвышается Кафедральный собор. Вокруг него – парковая зона и свободное пространство. Некоторые  архитекторы предлагают застроить эту территорию в стиле «а-ля старый город». Как вы вообще относитесь к подобной застройке?
 
– Я очень осторожно отношусь к свободным пространствам.  Считаю, что застроить всегда можно, так же как и избавиться от здания. Но это должно быть окончательным решением, вернуть обратно будет труднее. Я сейчас работаю над большим проектом о сталинских площадях. Это огромные пустые, центрально расположенные пространства. Я бы всегда смотрел по два-три раза и решал: что еще можно придумать, кроме застройки? И, кстати, не застроим ли мы что-то важное и существенное с точки зрения культуры города. Это, конечно, не означает, что если у нас слишком много пространства, то не нужно проектировать здания. 
 
– Панельное домостроение 60–70-х годов прошлого века характерно для всех постсоветских стран. Вы, насколько я понимаю, относитесь к «хрущевкам», как к городской неизбежности. Но глаз они все-таки не радуют. Есть ли какие-то нестандартные архитектурные решения для улучшения облика таких микрорайонов?
 
– А я хотел бы ответить на формулировку «глаз они не радуют». Ведь это то, что меняется очень быстро. Поэтому, когда «хрущевки» строились, шла борьба против архитектурных излишеств. Это было политическое решение, чтобы поменять эстетику городов на более современную. Потом пришла волна консерватизма, постмодернизма, какой-то ностальгической архитектуры. Эта волна тоже уходит, и сейчас вдруг появляется интерес опять к модернизму, к простой эстетике и геометрии, брутализму и так далее. Так что «глаз не радуют» – это какая-то ошибочная формулировка, сильно зависящая от поколения, времени, моды, возраста человека. 
«Хрущевки», конечно, очень простые здания, и они часто в катастрофическом состоянии. Но с другой стороны, мы же можем найти неприглядное здание другого стиля. Так, я сижу напротив кирпичного дома 20-х годов прошлого века, оно тоже в катастрофическом состоянии и тоже глаз не радует.
 
– Из ваших слов следует, что атмосферная застройка повсюду уступает место банальной коммерческой архитектуре. Как с этим борются в Польше?
 
– Конечно, это обобщение. Я просто говорю, что, естественно, прогресс нужен, развитие необходимо.
Есть такие примеры, когда новая застройка уничтожает гений места, а есть и такие, когда он остается. В прошлом году было два или три совсем новых здания, которые спроектированы с невероятными узлами,  пониманием материала и масштаба. Особенно в Польше нужно смотреть на то, что происходит в городе Катовице. Там много современной архитектуры, которая с пониманием относится к прошлому.
 
Куба Снопек:
Польский архитектор и исследователь. Окончил факультет градостроения Вроцлавского технологического университета. Участвовал в разных проектах, в том числе в рамках Венецианской архитектурной биеннале. В течение последних лет работает куратором образовательных программ, четыре года преподает в институте «Стрелка». Его книга «Беляево навсегда» была опубликована на русском, польском и английском языках. 
 
69
+16
Заболевших Подробнее →
Коронавирус
Калининградская область, 6 августа
Заражения: 2 958
+16 за сутки
Выздоровления: 2399
+7 за сутки
Смерти: 53
+2 за сутки
Обследованы: 131 397
+1 291 за сутки