Новости
Автор: Екатерина Медведева
22.01.2018
11:43

Под топор пошёл столетний вяз: шесть вопросов о вырубке деревьев на проспекте Мира в Калининграде

Архив "Клопс" Архив "Клопс"
Архив "Клопс"
Начиная с 12 января в Калининграде вырубили шесть деревьев, которые росли на пр. Мира. В мэрии утверждают, что обследование показало: в этом районе будет уничтожено больше десятка деревьев. Экологи с такими планами категорически не согласны и обвиняют чиновников в некомпетентности. "Клопс" разбирается, кто и как решает судьбу муниципальных зелёных насаждений. 

1. Что рубили и на каком основании?

По словам сопредседателя общественной организации "Экозащита", биолога Александры Королёвой, в документе на снос дерева на проспекте Мира значился тополь, а рабочие спилили огромный вяз. Деревья этой породы, говорит эколог, в Калининграде можно пересчитать по пальцам. Кстати, в перечне пущенных под топор деревьев, значатся только три, растущие на проспекте Мира. Ни одного вяза в списке нет. 
 
"Клопс" направил в горадминистрацию запрос, касающийся состава комиссии и документов, на основании которых были уничтожены деревья на проспекте Мира.

2. Есть ли у нас эксперты?

В регионе существует единственная специализированная организация — филиал ФБУ "Российский центр защиты леса", которая имеет квалифицированные кадры и оборудование для экспертизы состояния деревьев.

"Сказать, что дерево сухое, каждый может. А вот определить, почему состояние дерева стало ухудшаться, сможет только специалист. На сегодняшний день закон не требует лицензирования деятельности по проведению лесопатологических исследований. То есть любой человек может организовать ООО — неважно, есть ли у него сотрудники с профильным образованием — и будет спокойно проводить такие обследования", — рассказал "Клопс" заместитель директора учреждения Андрей Мокрушин.

По словам специалистов, в некоторых случаях для того, чтобы правильно "поставить диагноз" дереву, одного визуального осмотра недостаточно и надо использовать приборы — томограф и резистограф.

3. Как происходит на самом деле?

Калининградские власти к услугам специалистов прибегают редко. Комиссия при мэрии составляет акт, на основе которого дереву выносится вердикт. Как утверждает Александра Королёва, в городскую комиссию, определяющую состояние дерева, входят люди, которые некомпетентны в этой сфере.

"Комиссия всегда округляет результаты не в пользу дерева. Пару лет назад очень жёстко и бессмысленно обрезали деревья на Нижнем озере. Мы обходили озеро, чтобы посмотреть на результаты этой обрезки. Я спросила одного из представителей комиссии: "Что это за дерево?". Он говорит: "Каштан", а это был ясень", — вспоминает Королёва.

В ноябре 2017 года после очередного скандала с варварской обрезкой деревьев на Литовском валу представители движений "Экозащита" и "Аллеи Калининградской области" встречались с главой комитета городского хозяйства Владимиром Машковым, тогда ещё исполнявшим обязанности руководителя КГХ. Тогда чиновник публично заявил, что включит в комиссию представителей общественных организаций. Однако, по словам Александры Королёвой, после той встречи комиссия собиралась уже больше десятка раз, но на неё ни разу не позвали представителей общественных организаций.

Общественники утверждают, что в городе тратятся на обрезку деревьев, когда абсолютно в этом не нуждаются.

"Иве крону можно обрезать сверху очень серьёзно — будет легче дереву, а снизу пойдут свежие пышные ветки. Но у нас таким образом омолаживают совершенно не нуждающиеся в этом деревья, часто даже те, которые не выносят обрезки. Например, берёза не обрастёт никогда, так и будет стоять пеньком. Очень тяжело обрастают клёны. Липу можно обрезать, но надо приучать её к этому с молодости. Нельзя обрезать каштаны — они начинают болеть", — поясняет эколог.

Королёва говорит, что иногда после обрезки дерево может выглядеть совершенно здоровым, но это вовсе не значит, что обрезка пошла ему на пользу.

"Мы не можем сказать наперёд, не повлияла ли такая жёсткая и никчёмная обрезка деревьев на сокращение их жизни лет на 20. Раны от спиливания веток — это ворота для инфекции, — предупреждает эколог. — Процедура обходится бюджету в 4,5 тысячи рублей. Получается, что нашими деньгами платят за гибель деревьев".

На основании обследования дереву присваивается одна из семи категорий.

"Первая категория — это совершенно здоровое дерево. Таких в Калининграде практически нет. У следующих категорий к описанию добавляют формулировки "ослабленное", "угнетённое". Срубать можно деревья начиная с пятой категории, однако и тут всё зависит от породы. Некоторые, даже высохшие на 70%, простоят ещё очень долго, а если им обрезать сухие ветки, то ещё восстановятся", — рассказывает Королёва.

По словам эколога, общественники пытаются обучать чиновников современному и грамотному подходу к вопросу ухода за зелёными насаждениями. "В прошлом году мы обучили представителей большей части муниципалитетов региона, раздали им переведённую с польского книгу "Забота о деревьях и уход", где есть научные рекомендации для практиков. Должно быть грамотное управление и обязательный общественный контроль, но власти к нам пока не прислушиваются", — считает Александра Королёва.

4. Кто обрезает и рубит деревья?

Выбирает подрядчика на выполнение работ по обрезке или вырубке зелёных насаждений МКУ "Калининградская служба заказчика".

"Абсолютно любая организация может выиграть его. У нас полно таких компаний: по городу даже ездит микроавтобус, на котором написано "Спилить дерево легко". В мэрии иногда даже жалуются, что вот, мол, они им заказали обрезать ветки на 20 сантиметров, а те обрезали пять метров", — утверждает Королёва.

По мнению прораба одной из компаний Александра Бетехтина, на Невского и Пролетарской деревья обрезаны хорошо. "Бывало, и обратное замечал. В основном это тополей касается. Их почему-то пилят так, что не оставляют вообще никаких ветвей — просто столбик. А ведь даже при глубокой обрезке надо оставлять треть скелетной ветви. Понятно, что процентов 70 этих тополей загнутся вскоре. Можно предположить, что это специально делается для того, чтобы дерево засохло и его можно было убрать окончательно", — считает Бетехтин.

Как рассказал эксперт, для того чтобы заниматься обрезкой деревьев, его коллеги проходят специальные курсы, однако не все калининградские компании придерживаются таких требований. "Я видел, что работают абсолютные новички: и технику выставляют неправильно, и начинают не с того", — делится Бетехтин.

5. Есть ли претензии у прокуратуры?

Как сообщил природоохранный прокурор региона Денис Ким, чаще в поле зрения ведомства попадают частные, а не должностные лица, по вине которых было незаконно срублено то или иное дерево.

"В прошлом году в Калининграде одна из управляющих компаний незаконно пилила деревья, было возбуждено уголовное дело", — пояснил Ким.

Помимо ФЗ "Об охране окружающей среды" регламентирует процесс вырубки закон Калининградской области "О защите зелёных насаждений".

"Для того чтобы срубить дерево, нужен порубочный билет или предписание какого-то ведомства. Мы проверяем, проведено ли лесопатологическое исследование, обеспечено ли компенсационное озеленение и нужно ли это вообще, — перечислил Ким. — Однако по большей части в результате наших проверок выясняется, что всё законно".

6. Что говорят в минэкологии региона?

По поводу вырубки деревьев на проспекте Мира активисты написали обращение в региональное министерство экологии и природных ресурсов. Там "Клопс" сообщили, что по данному случаю уже проводится проверка.
2 220