Новости
Автор: Анастасия Кондратьева
16.01.2018
15:57

"Любил солнышко и дружескую компанию": чем запомнился основатель калининградского клуба краеведов Алексей Губин

Фото: личный архив Игоря Афонина Фото: личный архив Игоря Афонина
Фото: личный архив Игоря Афонина

13 января ушёл из жизни старейший калининградский краевед, основатель клуба краеведов Алексей Губин. “Клопс” вспомнил, чем занимался Алексей Борисович и почему был так высок его авторитет в области истории нашего края.   

Алексей Губин родился 21 января 1930 года в Туркмении. В 1935-м переехал с родителями в Подмосковье. Когда началась война, семья уехала в Калугу, которая вскоре была оккупирована, Губины вернулись в Мамонтовку.

В школе Алексей занимался в литературном кружке, после учился в Москве на экономиста. В 1955 году он с женой приехал в Калининград, здесь увлёкся фотографией, стал одним из основателей любительского фотоклуба. Работал в строительных организациях.

В 57 лет Губин начал писать, собирать сведения о Кёнигсберге. В 1990 году вышла его первая книга — путеводитель "Если вы в Калининграде впервые". В 1991-м увидели свет "Очерки истории Кёнигсберга" в соавторстве с Виктором Строкиным. Это была первая история Кёнигсберга на русском языке.

Губин написал более 800 статей об истории края. В 1990-м он основал клуб краеведов, который возглавлял до самой своей смерти. В 2000-м по его инициативе стал выходить ежегодный сборник "Балтийский альманах", в 2006-м появилось художественное приложение к нему — журнал "Преголя".

Алексей Губин — лауреат премии Калининградской области "Созидание". В 2005 году был включён в энциклопедию "Лучшие люди России" (2005), в 2011 — в "Энциклопедию Калининградской области".

Алексей Губин составил подробный список кёнигсбергских церквей и конфессий. Он занимался изучением топонимики региона — городских улиц, рек и водоёмов, в соавторстве со Строкиным написал книгу о крепостях и замках Восточной Пруссии.

Тщательно проверял каждую мелочь

Алексей Борисович славился очень тщательным подходом к проверке материала, который он использовал для своих книг и статей.

В 1998-м Губин писал в газете "Гражданин", рассказывая о своём новом цикле статей, посвящённых калининградским улицам: "...одно дело — дать название улице, а другое — оставить во времени не только имя, но и память о личности. Вот тут-то не всё благополучно. ...я не смог отыскать биографии всех тех, кем названы наши улицы. Остались неясности и сомнения. Приведу несколько примеров.

Улица Гали Тимофеевой (Балтийский район, около ул. Камской). Не нашёл никакой информации о том, кто такая Галя Тимофеева. Почему её именем названа улица? Неспроста же... Поехал я на эту невзрачную улочку, всю в ухабинах и колдобинах, спрашивал жителей — всё напрасно.

Улица Павлова (Ленинградский район, посёлок Северная Гора). Можно, конечно, предположить, что улица названа в честь учёного-физиолога Ивана Петровича Павлова (1849–1936). Но с таким же успехом можно подумать, что улица носит имя Героя Советского Союза Якова Фёдоровича Павлова, который, руководя штурмовой группой, отбил у немцев дом в центре Сталинграда и удерживал его до капитуляции противника. А может быть, улицу назвали в честь какого-то другого Павлова?

Улица Бабаева (Балтийский район, посёлок Чайковское). Пока я не могу утверждать точно, в честь какого Бабаева названа улица".

С юмором рассказывал Алексей Борисович о топонимике других улиц: "Улица Рыбников есть, а где же рыба, простите? Почему нет Мясной улицы? Стоп, была в Калининграде улица Мясная. Но когда начались серьёзные перебои в торговле мясом, то улицу переименовали в Эльблонгскую. А чему удивляться — скудность прилавков при социализме и отражает скромный ассортимент улиц. Улица Монетная появилась в Калининграде уже при первых переименованиях в 1946 году. Потом её назвали улицей Подполковника Иванникова. Но без монет стало как-то грустно. Решили Монетную возродить. Но только уже не в центре города, а где-то на окраине. Рядом с улицей Счастливой. Пошёл я искать эти улицы, хоть одну найду, и то хорошо! Но нет. Эти улицы пока отнесены к числу перспективных, на них только появляются фундаменты новых домов. Пока же нет ни денег, ни счастья. Придётся ждать…"

"Хотя бы и посредственные, но о революции"

Будучи девятиклассником, Алёша Губин вместе со своими друзьями выпускал школьную стенгазету и "подпольный" классный журнал "Торнадо". В нём было несколько разделов, в том числе поэзии и критики. Позднее Губин писал об этом в своём дневнике, вспоминая в нём, в частности, такой случай:

 

"Вместо намеченного 7 ноября в 20-х числах ноября вышел второй номер журнала "Торнадо". Номер начинался стихотворениями о революции, написанными Исаковым и Серяковой, вернее, Серяковой и К., потому что, кроме неё, в эти стихи внесли вклад Монахов, Косилова, Албегова и Губин. Стихи о революции посредственные, и поместил я их вот почему. Зоя Ивановна (наш классный руководитель) узнала, что выходит журнал, и страшно рассердилась, почему он выходит без её ведома. Это она сказала и в классе, и на литературном кружке. Наконец, она заявила, что отныне она будет проверять материал журнала и служить вроде цензора. Таким образом, журнал стал официальным, и необходимо было поместить в нём стихи, хотя бы и посредственные, но о революции".

Далее он рассказывал о цикле "Зима", в который вошло стихотворение некоего Козлова "Как скучно мне…". Он начиналось так:

      Как скучно мне. Поля родные

Покрыты белой порошой.

  Давно печальные, пустые,

         Как стало в них нехорошо.      

"Автора обвиняли в меланхолии, в стремлении уйти от жизни. Это было влияние постановления ЦК. Всё стремились найти в произведениях "неидейные и порочные" мысли. Я всеми силами старался защитить Козлова, говоря, что чувства автора не вкладываются в "идею", что мимолётные грустные мысли прекрасно переданы в стихотворении. Но "толпа"... провозгласила Козлова приверженцем "чистого искусства" (по-моему, правильно всё-таки)", — писал Алексей Губин.

"Мы все его просто любили"

Каким запомнился Алексей Борисович, рассказали его единомышленники и друзья.

Борис Бартфельд, председатель калининградской областной писательской организации "Союз российских писателей":

"Алексей Борисович Губин занимал очень значительное место в культурном и интеллектуальном пространстве города. Тончайший знаток истории города, он стоял у истоков создания важнейших городских сообществ: союза фотохудожников и клуба краеведов. Во многом благодаря ему история нашего края вошла в сознание горожан.

Он был профессиональным строителем и с 1955 года работал в строительных организациях города. Благодаря этому он всегда очень трезво, ответственно и практично подходил к вопросам сохранения исторического наследия.

Алексей Борисович был очень добрым и обязательным, интересным, любознательным и хорошо образованным собеседником. Я познакомился с ним во второй половине 90-х годов и с тех пор всегда находился под его значительным и благотворным влиянием. Очень сожалею, что наш городской совет несколько лет назад не присвоил ему высокое звание почётного гражданина города, которое он, безусловно, заслужил своими трудами.

В ближайшие дни мы получим свежий выпуск "Балтийского альманаха" за 2017 год, который Алексей Борисович составил и отредактировал. Вероятно, это последняя работа, сделанная им. Мы все его просто любили".

Нина Перетяка, председатель регионального общественного фонда культуры:

"Встречи с Алексеем Борисовичем Губиным в фонде культуры за чаем и интересными разговорами выказывали в нём человека, понимающего толк в еде и человеческих отношениях. Он очень любил солнышко, любил загорать. Всегда очень раскрывался в дружеской компании, шутил и иронизировал до бесконечности.

Главное, что я заметила, что богатство его тонкой натуры никогда не давило на окружающих. Он деликатно выходил из разных ситуаций, особо никого не ругал и уж тем более ничем и никем не возмущался. Понимал, что люди разные и их нельзя изменить. Именно в этом разгадка многолетнего сохранения краеведческого сообщества.

Последние два месяца его жизни, связанные с больницей и его преодолением боли, прошли на моих глазах и ещё нескольких друзей. Потрясающая воля в терпении и преодолении. Поразительно деликатный человек".

Игорь Афонин, член правления клуба краеведов:

"С Алексеем Борисовичем мы знакомы около 30 лет. Его и бывшего директора областного архива Элеонору Матвеевну Медведеву можно считать отцом и матерью калининградского краеведения. Они собрали увлечённых людей со всей области. За почти 30 лет существования клуба краеведов Алексей Борисович всего три раза пропустил его заседания, последние два — когда уже не вставал с постели…

Главной задачей клуба было изучение истории края. Информацию о советском периоде можно было найти в архиве, сложнее было с данными о регионе до 1945 года. Мы пользовались немецкими источниками, дореволюционными русскими изданиями. Одно время, например, по городу гуляла немецкая книга "Кёнигсберг в 144 фотографиях", переснятая кем-то из моряков за рубежом. Было ещё много таких "мурзилок" — каких-то каталогов, рекламных проспектов.

Об Алексее Борисовиче можно сказать коротко — настоящий русский интеллигент, энциклопедист. Свои книги и статьи он печатал сам на механической пишущей машинке, позднее освоил компьютер".

Похоронят Алексея Борисовича Губина на кладбище в Сазоновке. Прощание с ним состоится 18 января в 11 часов в ритуальном зале Дома офицеров (ул. Кирова, 7, вход со стороны улицы Брамса).

 
2 791