Новости
Автор: Екатерина Медведева
12.01.2018
16:34

Свиньи тут больше не живут: что происходит в микрорайоне Калининграда, где объявлен карантин из-за АЧС

Александр Подгорчук / Архив "Клопс" Александр Подгорчук / Архив "Клопс"
Александр Подгорчук / Архив "Клопс"
В Калининградской области всё ещё не закрыта история с африканской чумой свиней. В начале октября 2017 года заражённых кабанов обнаружили в лесу в Багратионовском округе, в декабре — в Калининграде. Сейчас уже почти месяц целый микрорайон регионального центра существует в условиях карантина. Как это отразилось на жизни горожан и откуда на фермерском подворье могла появиться инфекция, разбирался "Клопс".

Шлагбаум и опилки

Если двигаться по Тенистой аллее в сторону выезда из города, то картинка будет чередоваться: многоквартирные новостройки сначала сменятся аккуратными особняками, затем — более обветшалыми домиками, потом — бетонным забором тубдиспансера, а после и вовсе пойдут полузаброшенные участки с покосившимися сараями.
 
 
На Окружной дороге, в которую упрёшься в итоге, чуть поодаль стоит информационный щит, гласящий, что город Калининград здесь заканчивается. Сразу за трассой виднеется посёлок Совхозный, который сейчас уже считается городским микрорайоном.
 

Въезд в посёлок издалека выглядит практически как блок-пост из фантастических фильмов про обнаружение инопланетной заразы: шлагбаум, стоп-знак, таблички с надписями "Карантин", "Проезд запрещён", "АЧС". На въезде — человек в ярко-синей форменной жилетке. Он встречает все въезжающие и выезжающие автомобили.

Сибирская язва и прочие неприятности

18 декабря 2017 года указом губернатора был наложен карантин на личное подсобное хозяйство жителя посёлка Совхозного. Пятикилометровая территория вокруг него объявлена "первой угрожающей зоной". В эту зону попала и исправительная колония №8. Теперь в подсобном хозяйстве учреждения придётся уничтожить все поголовье свиней. 
 
Всё дело в том, что все имеющиеся у сельского фермера синьи вдруг ни с того ни с сего сначала слегли, а вскоре и вовсе сдохли. Позже выяснилось, что животные были заражены африканской чумой свиней.

В Совхозный начали прибывать делегации специалистов ветеринарных служб и различных чиновников. Личное подсобное хозяйство несколько раз обработали дезинфицирующими средствами, везде повесили предупреждающие таблички, провели инструктаж с населением, поставили ветеринарно-полицейский пост. Правда, присутствия сотрудников правоохранительных органов на посту не потребовалось. Выяснилось, что никто, кроме понёсшего потери фермера, свиней в Совхозном больше не держит, поэтому автомобили не досматривают.
 

"Если бы в посёлке было поголовье свиней, то надо было бы нам останавливать каждую машину и заглядывать внутрь. Ввоз свинины на территорию разрешён, а вывоз — нет. Но по инструкции положен пост, вот мы его и установили", — поясняет стоящий на посту ветврач областной станции по борьбе с болезнями животных Саян Домпилов. На посту он дежурит сутки через трое. Его работа — записывать номера проезжающих через пост машин, а также контролировать работу специалистов дезинфекционного отряда. Последние приезжают ежедневно, чтобы полить средством "Диабак" опилки, рассыпанные на дороге возле шлагбаума. По словам ветеринаров, продолжительности этой "полосы препятствий" как раз хватает, чтобы продезинфицировать колёса проехавшего по ней автомобиля. Пропитанные специальным средством опилки рассыпаны и возле хозяйства фермера, у которого погиб скот.

"За всю историю региона всего второй случай, когда АЧС обнаруживают. Первый — в том же 2017 году в Багратионовском районе", — говорит уже другой ветеринар, который приехал проведать подчинённого, Владимир Черноусов.

На улице гудит генератор, рядом с которым стоят две синие бочки, наполненные всё тем же "Диабаком". В них поместят изъятую свинину, если таковая появится. Пока ничего отбирать у местного населения не приходилось. Зато объяснять, что происходит и в связи с чем организован пост, ветеринарам приходится постоянно, причём не только людям, направляющимся непосредственно в посёлок.
 
"Много проезжающих мимо автомобилистов, увидев шлагбаум и таблички, останавливаются, чтобы поинтересоваться, зачем мы тут стоим. Те, кто направляется в Совхозное, спрашивают разрешения проехать. Конфликтов не было. Мы людей не провоцируем, и они нормально реагируют", — поясняет Саян.

Не припомнят ветеринары и случаев, чтобы кто-то из автомобилистов, узнав о карантине, отказался въезжать в посёлок.

"Ели бы была не АЧС, а сибирская язва, например, то вы бы даже сюда сами на тридцать метров бы не подошли. Однако паникёры всегда найдутся. Приходилось объяснять, что за чума такая. Чаще всего задают один и тот же вопрос: "А людям АЧС угрожает?". Больных домашних животных на проверку к нам местные жители тоже пока не приносили, но, если что, у меня есть медицинский чемоданчик с собой — помогу, если надо", — смеётся Саян.

Потоп всему виной

 
В самом Совхозном всего несколько улиц и несколько десятков домов. В основном это небольшие, но многоквартирные здания довоенной постройки, но есть и частные дома. По пустынным улицам, изредка оживляемым только лаем собак из-за заборов, бродит сотрудница "Янтарьэнергосбыта". Она методично рассовывает по почтовым ящикам квитанции и совершенно не озабочена объявленным тут карантином. Уверяет, что не обратила особого внимания на пост на въезде в посёлок.

Не просто не интересуется ситуацией с обнаруженным в Совхозном очагом распространения АЧС, а даже и не знает ничего толком другая прохожая — баба Оля, как она сама представляется.
 
"У меня свиней нет. Только собачка одна гавкает. Раньше мы все тут держали и коров, и свиней, и уток. Сады были. Теперь ничего нет — сделали нас городскими. А я сейчас и мясо-то не ем — у меня зубов нет", — заключает пенсионерка. Она добавляет, что как-то к ней домой наведалась женщина, которая пыталась что-то объяснить про АЧС. Старушка так и не поняла, кем была незнакомка и зачем она приходила.
 

Ещё несколько редких сельчан, которые встречаются на пути, абсолютно равнодушным тоном заявляют, что карантин никоим образом на их жизни не сказался.
 
"Мы карантина этого вообще на себе не ощущаем. Лично у меня никакого подворья, и даже кошек или собак нет. Да и в магазине нашем даже свинина никогда и не продавалась — мы только птицей торгуем", — говорит кассир местного универсама.

Только один мужчина заговорщическим тоном предложил поведать что-то важное, касающееся ситуации с АЧС.

"В осаде мы тут живём! Все, кто приезжают, постоянно спрашивают: "А что это у вас здесь происходит?". А это всё Малыгин виноват! Он всё озеро со своими свиньями, коровами и лошадьми загадил — скидывал туда отходы. Теперь карасей выловишь, а они навозом воняют, и даже кошка их не ест. Вот когда потоп был тут осенью, то это озеро из берегов вышло, и у него скот в воде стоял. Тогда, видать, и подцепили свиньи эту заразу", — выдал сельчанин, не пожелавший, чтобы его личность фигурировала в статье.

Как поясняют в региональном управлении Россельхознадзора, точно выяснить каким образом попала инфекция на подворье в Совхозном не представляется возможным, ведь распространяется она различными путями: возбудитель болезни может оставаться на всем, что контактировало с заражённым животным, включая одежду и транспорт.
 
Сам Виктор Малыгин, в хозяйстве которого и случилась беда, тоже считает, что животные заразились во время потопа. "Никаких новых животных не заводил, не привозил никаких кормов, да и сам никуда из города не ездил. Думаю, что водой во время потопа принесло — весь двор у меня залит был. В декабре заболели и все пять животных за неделю и убрались. Теперь мне ещё полгода нельзя будет здесь держать свиней, но я и не собираюсь. Старые мы уже с женой стали — тяжело за скотиной ходить. Только корову оставлю", — рассуждает Малыгин.

Он утверждает, что понёс убытки примерно на сто тысяч рублей. Никаких страховок у него нет, компенсаций от государства ему тоже никто не обещал.

Через дорогу от профилированного забора, ограждающего малыгинское хозяйство, расположены оптовые склады. Там, помимо стройматериалов, хранятся и корма для сельскохозяйственных животных. Однако на данных предпринимателях карантин никак не сказался.

"Специалисты ветслужбы нам сами позвонили. Мы с ними долго консультировались, но нас в итоге заверили, что никакой опасности для нашей продукции нет вообще. Мы не попадаем в зону риска", — констатировал гендиректор фирмы Андрей Добринский.

Совсем скоро ветеринарный пост на въезде в посёлок уберут и жители Совхозного совершенно забудут о происшествии с АЧС. А маленькое зловонное озерцо, на берег которого горожане скидывают горы мусора, кучи гнилых яблок и другие сельскохозяйственные отходы, продолжит разливаться при каждом паводке и разносить всё накопленное по округе.