Новости
22.06.2015
16:23

Эксперт: литовский Ан-2, упавший в Балтийское море, не сбивали

Парламентский Комитет по нацбезопасности и обороне Литвы и особая комиссия правительства завершили расследования в связи с крушением самолета Ан-2 и гибелью его пилотов. Однако ответ на вопрос, что стало причиной катастрофы не получен, пишет Делфи.
 
Напомним, Ан-2 с двумя опытными пилотами на борту пропал над Балтийским морем 16 мая во второй половине дня. Его обнаружили на дне моря через три дня. Тело одного из пилотов нашли в самолете. О втором пилоте до сих пор ничего не известно.
 
Пока работу еще не завершила комиссия Министерства транспорта и коммуникаций. Ее глава Бронюс Мяркис дал интервью для прессы, в котором уточнил, что предположения, что самолет был сбит или упал, поскольку перевозил какой-то тайный груз, совершенно безосновательны: "Все это – версии из области фантастики".
 
– Вы видели материалы, снятые голландскими специалистами?
 
– Да. Все.
 
– Кажется, что обнаруженный в салоне Мачюлис пытался спастись, однако ему помешали какие-то металлические детали?
 
– Думаю, да.
 
– Почему изнутри состояние самолета казалось ужасным?
 
– Скорее всего, он перевернулся и все вещи летали по салону. А поскольку Ан-2 используются для сельскохозяйственных работ, или на них перевозят какие-то связанные с этим грузы, они не такие чистые, как легковые автомобили.
 
– Почему дверь открыта? Значит ли это, что через нее спасался Сельмистрайтис или она открылась во время падения?
 
– Пока не могу отклонить ни одну из версий.
 
– Сколько можно ждать, что море отдаст тело Сельмистрайтиса?
 
– Иногда после таких несчастий проходит и несколько месяцев, только тогда море отдает тела. Но, не думаю, что придется ждать больше полугода. Однако не надо исключать такую возможность, что море выбросит тело Сельмистрайтиса в таком месте, где останки останутся незамеченными. Бывает, что море не отдает тела. Во время разговора с Виргинией Сельмистрайтене я посоветовал ей относится к этому большому несчастью и горю так, будто ее любимый человек был похоронен в море. Ведь иногда пилоты просят, чтобы их пепел развеяли над морем.
 
– Из некоторых намеков, высказанных вами и другими специалистами, следует вывод, что причиной катастрофы были какие-то технические неполадки.
 
– Пока расследование не завершено, оценивая квалификацию пилотов, я не хотел бы утверждать так категорично. Но вероятнее всего. Однако, согласно статистике авиакрушений, около 80%из них обусловлены ошибками людей. И необязательно - пилотов. Ошибаются и специалисты, присматривающие за самолетами.
 
– Если такие опытные пилоты как Мачюлис и Сельмистрайтис решили лететь над морем, значит, они были уверены в том, что самолет был технически исправен?
 
– Скорее всего. Но хотелось бы отметить, что они летели из Дании в Литву не напрямик и не самым простым путем. Может, они хотели "облетать" самолет. Насколько я знаю, на этом самолете несколько лет не летали, поэтому пилоты 40 минут летали на нем в Дании, а потом полетели в Швецию к знакомому пилоту в Гетеборг, у которого есть Ан-2 и который летает на таких самолетах. Я думаю, это тоже о многом говорит.
 
– Значит, в Швеции они совершили посадку на частном аэродроме?
 
– Да. И если бы они нуждались в какой-то помощи, они бы получили ее в Швеции.
 
– Не вызывает ли у вас вопрос то, что диспетчер Палангского аэропорта, дежуривший 16 мая, вскоре после этого ушел на пенсию?
 
– Я этим интересовался. Этому диспетчеру уже прежде предлагали уйти на пенсию, поскольку в службе шло сокращение штатов, пенсионерам пришлось уйти на заслуженный отдых.
 
– Сколько стоил осмотр самолета под водой и его поднятие?
 
– Около 300 000 евро. Если бы поднимали на платформу и отправили на берег, то обошлось бы еще в миллион евро.
 
– После выводов правительственной комиссии и комиссии ПКНБО стали говорить об ужесточении законодательной базы в этой сфере. Как вы это оцениваете?
 
– Я скептически отношусь к любым ужесточениям. В Западных странах такие аварии расследуют не политики, а специалисты. Жаль, но, насколько мне известно, в Литве и в России, подобные катастрофы расследуют политики и пытаются указывать на каких самолетах летать, а на каких - нет.
 
– Как вы оцениваете предположения, что Ан-2 быстро ушел под воду, поэтому летчиков не было шансов на спасение?
 
– Боюсь, что на этот вопрос никто не сможет ответить, сказать, с какой скоростью Ан-2 падал в море, поскольку таких данных нет.
 
– Зная, что на борту были спасательные жилеты, плот и даже маяк, напрашивается мысль, что пилоты не смогли всем этим воспользоваться?
 
– А может, на определенной высоте что-то случилось с самолетом, и пилоты решили вернуться в Швецию? Некоторые опытные пилоты даже выдвинули версию, что Мачюлис с Сельмистрайтисом увидели на море плот и решили помочь людям, а снижаясь, попали в аварию. Такие версии также нельзя опровергнуть, ясно одно – когда была посадка на воду, пилотам было чем заняться. Может, они посылали сигнал о помощи? Но может они были низко, и их никто не слышал? Очевидно, что самолет перевернулся на воде, цеплял воду левым крылом. Пропеллер также деформирован. С двигателя сорвало капот. Водолазы качественно сняли все оборудование самолета. Никаких поломок мы не заметили. Только не удалось снять положение бензинового крана. У нас есть много важной информации, но несмотря на это, все причины аварии Ан-2 могут остаться только догадками, поскольку мы не знаем траекторию падения.
 
– Говорят, что самая большая ошибка пилотов- то, что они летели через море на одномоторном самолете.
 
– Есть компании, которые на одномоторных самолетах летают через Атлантический океан, а Ан-2 - надежный самолет. С другой стороны, я сомневаюсь, что если бы пилоты выпрыгнули из самолета, они долго протянули бы в воде температурой всего 9 градусов. Может, несколько десятков минут...
 
– Когда ваша комиссия закончит работу?
 
– На этот вопрос трудно ответить. Мы только начали анализировать материалы. Версий становится все больше. Согласно регламенту, расследование должны завершить в течение года, а если за это время не будет выводов, то придется делать перерыв, а потом продолжить расследование.