Новости
Автор: Дарина Круглова
15.06.2015
18:48

"Жена едва выжила, сын - в реанимации"

Сергей и Виктория Распертовы едва не потеряли ребенка. По мнению молодых родителей, их новорожденный сын стал инвалидом из-за неизвестных препаратов, которые во время родов вводили Вике.
 
К рождению ребенка семья Распертовых подходила долго и осознанно: закончили обучение, поженились, обзавелись жильем и наконец решились на ответственный шаг: спустя почти пять лет совместной жизни Виктория забеременела.

"Беременность протекала без осложнений, анализы были в норме. Я чувствовала себя прекрасно, у малыша никаких отклонений не было. Врачи говорили, какая я красивая роженица", - рассказывает Виктория. 

По заключениям врачей, рожать Виктория должна была 15 апреля, 13-го 26-летнюю калининградку поместили на плановые роды. Спустя несколько дней роды так и не начались. По словам Вики, ей дали стимулирующую таблетку, и в этот же вечер, 20 апреля, будущая мама почувствовала схватки. 

"На следующий день меня осмотрели три врача, включая заведующую отделением, после осмотра мне дали еще одну таблетку, а потом поставили капельницу. К вечеру начались активные схватки и меня повезли в родовую…", - вспоминает калининградка. 
 
Вике сделали еще укол, сказали, что это анальгин и но-шпа для облегчения боли. Внезапно роженица стала терять сознание и задыхаться. 
"Последнее, что я слышала, была фраза: "Давление на нуле", - рассказала Вика.

Очнулась она уже в реанимации и первым делом спросила, где ее ребенок. В этот момент новорожденный мальчик находился в перинатальном центре. Найдя телефон под подушкой, калининградка незамедлительно позвонила мужу.

"Ей сказали, что у нее случился анафилактический шок и она чудом осталась жива, – рассказывает муж Виктории Сергей. – По мнению врачей, мы не предупредили о том, что у Вики сильнейшая аллергия на анальгин. Но ей кололи анальгин и раньше, и никакой непереносимости не было". 

Появившегося на свет Максима экстренно госпитализировали в перинатальный центр, где врачи несколько часов боролись за его жизнь. По словам Сергея, единственным признаком жизни, который подавал новорожденный мальчик, была пульсация пуповины. Когда молодой отец приехал в перинатальный центр, врачи сказали, что малыш останется инвалидом… 

"Когда меня пустили к ребенку, я увидел ужасающую картину: наш малыш находился под аппаратом искусственного дыхания, весь окутанный проводами и трубками, его мучили судороги. Врач сообщил мне, что наш малыш находится в критическом состоянии и шансы на жизнь у него меньше десятой доли процента, а если выживет, то останется инвалидом. На следующий день Максим впал в кому".

Сергей бросился в роддом, где в отделении реанимации лежала жена.

"Я и представить не мог, что моя любимая девочка находится в таком состоянии: кожа бледно-серого цвета, лицо и руки распухшие, вся окутана трубками и проводами, с трудом говорит и все время спрашивает: "Как наш малыш, что с ним, ты видел его?". – вспоминает Сергей.

Главврач роддома, по словам Сергея, настаивала на том, что причиной анафилактического шока у Виктории стала аллергия на анальгин. И добавила: "Скажите спасибо, что спасли жизнь вашей жене ". На шестой день после случившегося семья узнала еще одну страшную новость – Виктория больше не сможет иметь детей. Во время операции ей удалили матку. 

"Остается только молиться на Максима, хотя врачи и не дают прогнозов. Исследования показали, что у сына серьезное поражение коры головного мозга и ребенок не- перспективен. С каждым днем его состояние все тяжелее…", - вздыхает Сергей.

Согласно выписке из истории болезни Максима, у малыша грубая задержка психомоторного развития. "Органическое поражение ЦНС тяжелой степени, синдром бульбарных нарушений, симптоматическая эпилепсия", - говорится в документе. 

В министерстве здравоохранения Сергею ответили спустя месяц после случившегося: обращение семьи Распертовых направили для проведения проверки в Росздравнадзор.

А пока Сергей обивает пороги всех инстанций: Следственного комитета, прокуратуры и приемной губернатора, чтобы найти и наказать виновных в искалеченной жизни маленького Максима. Семья уже нашла юриста и вооружилась результатами независимой экспертизы, в результате которой выяснилось, что у Виктории нет аллергии на анальгин.

В свою очередь, по словам Сергея, Следственный комитет уже начал проверку и в настоящее время изучает документацию. В ближайшее время будет решен вопрос о возбуждении уголовного дела.