Интервью
Автор: Екатерина Медведева
18.12.2017
15:56

Многих молодых специалистов работодатели разбирают ещё во время учёбы

Фото: пресс-служба правительства Калининградской области Фото: пресс-служба правительства Калининградской области
Фото: пресс-служба правительства Калининградской области
Глава регионального министерства образования рассказала "Клопсу" о том, какие профессии востребованы сегодня в Калининградской области и почему участие в олимпиадах не всегда полезно для ребёнка.

О тотальной пятидневке

— Недавно глава Калининграда Александр Ярошук заявил о намерении перевести все школы в городе на пятидневный режим работы. Насколько это реально?
 
— Сегодня примерно половина школ области занимается по пятидневной неделе и по шестидневной. Законодательство позволяет образовательным организациям самим делать выбор.
 
На мой взгляд, пятидневная учебная неделя — наилучший вариант для первых — седьмых классов. Шестой день ребята могут по своему желанию проводить в школе, занимаясь внеурочной деятельностью.
 
Что касается старших классов, то тоже всё зависит от стратегии учреждения. Начинается предпрофильная и профильная подготовка, и, конечно, количество часов растёт. Если есть договорённость между родителями и школой, то может быть как пяти-, так и шестидневная учёба.
 
— Родители не жалуются на шестидневную учебную неделю? Или, может, наоборот, кого-то не устраивает пятидневка, потому что дети позже заканчивают учёбу?
 
— Здесь примерно 50 на 50. Примерно половина родителей говорит: "Безобразие, ребёнок в субботу должен быть с нами". У родителей есть право донести своё мнение до руководства школы, но, конечно, посередине учебного года никто ничего менять не будет. А вот со следующего — вполне может отреагировать школа на запрос родителей, и я даже скажу — должна.

Про первую и вторую смену

— Когда все калининградские школьники будут учиться в первую смену? Есть уже муниципалитеты, где нет с этим проблем?
 
— В большинстве муниципалитетов нет такой проблемы — там меньше детей. В Краснознаменском и Славском районах число школьников сокращается.
 
— А почему?
 
— И рождается меньше, и люди перемещаются на запад. В школах Калининграда ежегодно мы насчитываем около четырёх тысяч детей, которые приехали из области. Так было и раньше, в Калининград ездили ребята из Зеленоградска, Светлогорска. Цифра достаточно стабильна на протяжении где-то восьми лет. Сейчас родители едут работать, снимают квартиру и забирают с собой ребёнка.
 
— Хватает ли мест в калининградских школах для иногородних?
 
— Если есть место, могут взять ребёнка из любого муниципалитета, если это не первый класс, в который берут детей чётко из микрорайона. К слову сказать, больше всего начинается смена школы на калининградскую, когда ребёнок не в начальных классах, а где-то начиная с пятого по одиннадцатый.
 
С точки зрения качества подготовки старшая школа в Калининграде представляет больший выбор профилей, здесь больше педагогов, которые могут помочь ребёнку раскрыться. Но принципиальные отличия, допустим, зеленоградской школы от гимназии №32 в Калининграде только в меньшем наборе профильной подготовки на старшей ступени.
 
— Есть ли в целом прирост школьников в Калининграде?
 
— Да, где-то на три с половиной тысячи мы прибавляем ежегодно, в том числе благодаря приезжим из других регионов.
 
— Сколько школ нужно строить, чтобы всем достаточно места было?
 
— У нас есть абсолютно чёткая статистика, сколько детей ежегодно рождается в регионе и сколько через шесть лет мы будем иметь школьников. Второй момент: мы, может быть, и не имели сегодня второй смены, если бы мы в своё время зарезервировали участки под строительство школ в старых микрорайонах.
 
В 90-х годах много участков отрезали от образовательных организаций, а сейчас там можно было бы делать пристройки для начальных классов. Мы рассматриваем такой вариант для школы №50.
 
На Сельме появилась гимназия №40, но это не решение вопроса для этого микрорайона. Школа достаточно отдалена от улицы Гайдара. Поэтому мы сейчас проектируем новую школу на улице Рассветной. Построим на Аксакова — решим вопрос Московского района, проблема уйдёт надолго, не скажу, что навсегда. А центр города мы никогда не сможем разгрузить — просто потому, что там нечего снести.
 
— Строительство корпуса 22-го лицея на Острове помогло разрядить ситуацию?
 
— Конечно, помогло. Остров всегда сильно обделён с точки зрения образовательной инфраструктуры, люди мечтали о школе. И сейчас там островок счастья, радости и развития: есть полноценный садик, полноценная начальная школа. Это здорово разгрузило также район Эпроновской, Багратиона.
 
— В каких школах Калининграда откажутся от второй смены в ближайшие годы?
 
— Например, школа на Аксакова с 2019 года начнёт работать. Она разгрузит 13-ю, 25-ю, 24-ю, 35-ю — там не должно остаться второй смены.
 
— А сколько школ Калининграду необходимо, чтобы все учились в одну смену?
 
— Ещё семь начнём строить, но проблемы всё равно останутся хотя бы потому, что на лицеи и гимназии есть повышенный спрос.

О наборе в первые классы

— Каждый год, как только объявляется набор в первые классы, начинаются звонки от мам и пап, которые жалуются, что не могут попасть в престижную школу, и считают, что туда берут "блатных". Нельзя ли сделать прозрачным процесс записи и зачисления в школы?
 
— С этого года есть возможность подать заявление через портал госуслуг. В этом году благодаря огромной разъяснительной работе не было давки у школ. 82–83% заявлений в востребованные школы было подано через госуслуги.
 
Что касается количества мест, то эта информация вместе с положением о приёме в первые классы размещена на сайте каждой образовательной организации. Конечно, всегда будут люди, которые не попадут в школу просто по причине нехватки мест. Но, поверьте мне, если бы кто-то попытался без очереди принести документы, люди бы просто этого не допустили.
 
— По-моему, две школы в Калининграде к августу не были укомплектованы учениками. С чем это связано?
 
— Есть микрорайоны, где небольшие дома и живут в основном люди среднего и старшего возраста.
 
— А может быть, эти школы непопулярны?
 
— Честно говоря, не совсем понимаю родителей, которые поднимают ажиотаж при поступлении в начальную школу. Я глубоко убеждена, что начальная школа должна быть комфортной, доступной, а хорошие учителя есть не только в гимназиях — во всех школах абсолютно. Этап становления ребёнка может быть абсолютно не привязан к статусу школы.

О "минированиях" и других ЧП

— Сообщения о "заминированиях" учебных заведений, которые участились этой осенью, как-то отразились на учебном процессе?
 
— Система образования и отличается тем, что мы пытаемся из любой ситуации делать образовательную историю. Для нас это была ещё одна тренировка, как мы будем действовать, если вдруг произойдёт что-то серьёзное. И мы никогда не шутим, эвакуация осуществляется в соответствии с порядком, утверждённым в каждой школе.
 
— Во время штормов поступали жалобы от калининградцев, что уроки отменили и детей отправили домой пешком, не дождавшись, пока за ними придут родители. Такое развитие событий правомерно?
 
— Если была бы опасность для детей, никто бы их не выпустил. Если в школе видят, что погода ухудшается, то могут принять решение отменить занятия, чтобы дети успели добраться до дома. Но никто не выгонит из школы ребёнка, если он ждёт родителей.

О здоровье

— Как вы в целом оцениваете психологическое состояние калининградских школьников? Например, не давит ли на детей обязанность сдавать ЕГЭ?
 
— Мы абсолютно благополучный регион в этом плане. Вчера мы присутствовали в школе, где писали выпускное сочинение, ребята выглядят спокойно и хорошо настроены. Я не заметила ни одного ребёнка в каком-то замкнутом состоянии. Я думаю, это связано с тем, что они готовы к этой процедуре.
 
— Вернутся ли в калининградские школы стоматологические кабинеты?
 
— В Калининграде 27 школьных стоматологических кабинетов, то есть в половине школ. В 11-й школе кабинет летом работает на весь Чкаловск, его могут посещать дошкольники. Такие медицинские кабинеты находятся в управлении министерства здравоохранения.
 
Есть программа по открытию стоматологических кабинетом. Мы идём планомерно, каждый год прибавляется пять-семь кабинетов.

О дополнительных нагрузках

— Мамы постоянно жалуются, что не спят ночами, помогая ребёнку делать дополнительные задания, решать олимпиады. Можно, наверно, отказаться, но тогда могут предъявить претензии: мол, почему вы не участвуете?
 
— У нас сейчас замечательное поколение родителей, они хотят сделать всё возможное для ребёнка, для его развития. Но тут можно перестараться. Например, дети участвуют в олимпиадах, родители решают их параллельно и пересылают друг другу, чтобы их ребёночек получил сертификат. Я считаю, не нужно тратить на это деньги, время, ресурсы свои и ребёнка.
 
— Какие-то коммерческие олимпиады устраиваются?
 
— Их огромное количество. Просто огромное. Там достаточно корректный контент, но это абсолютно не нужно.
 
Мы очень рады, что наши родители участвуют в школьной жизни, в жизни своего ребёнка, я их очень за это благодарю. Надо объединяться, распределять задачи, и всё будет хорошо. Проектная деятельность набирает обороты, считается, что именно через вовлечённость в неё у ребёнка возникает мотивация к знаниям.
 
— Сейчас есть несколько стандартных образовательных программ, по которым учатся начальные классы. Как вообще сориентироваться родителям?
 
— Министерство образования и науки РФ утверждает базовый перечень учебников, и только в соответствии с ними мы имеем право преподавать.
 
Сейчас идёт серьёзная реформа учебно-методических материалов, в том числе и в начальной школе. Предполагается, что со следующего года будет не больше трёх комплектов, один из них будет являться базовым, второй углублённым, третий касаться детей с особенными возможностями здоровья.

О педагогах

— У нас не хватает молодых специалистов, но для них нужны условия, в том числе жильё. Что тут может сделать регион?

 

 

— Мы гасим 20% первоначального взноса, и такой ипотечной программой охотно пользуются.
 
Сегодня средняя зарплата составляет около 29 тыс. рублей. Она варьируется в зависимости от нагрузки, квалификации педагога, и её размер соответствует указу президента. Конечно, мне бы хотелось, чтобы она была выше. В следующем году индексация составит 4%, и далее этот показатель устанавливается в соответствии со средней заработной платой в регионе. Она будет расти.
 
— Существуют ли какие-то дополнительные выплаты?
 
— Есть конкурсы, предусматривающие денежные вознаграждения — до 200 тысяч рублей на федеральном уровне, до 100 тысяч — на региональном.
 
— У министерства здравоохранения есть программа "Земский доктор". А у нас что-нибудь подобное существует для сельских школ?
 
— Нет. Был федеральный эксперимент: если учитель приезжал на работу в сельскую местность, он получал подъёмные. Эту программу закрыли, потому что ни один из её участников не остался работать в сельской местности. Я считаю, что, наверно, те, кто родился на селе, с большей доли вероятности могут там работать.
 
— А вообще есть проблема с кадрами в маленьких муниципалитетах?
 
— Мы в целом укомплектованы кадрами. Конечно, мы хотим видеть молодых педагогов, чтобы шло более активное обновление педагогического корпуса. Но понимаем, что это сложная работа. Учитель — это трудяга, у которого масса функций, масса ответственности. Под эти обязательства не каждый сегодня готов подписываться. Второй момент: мы подняли требования к поступающим на педагогические специальности. Нам не нужны учителя, которые не могут решать сложные задачи, а таких ребят не может быть много, но пройдёт время — и к нам придут те, кто будет преподавать качественно.
 
— Средний возраст учителей по-прежнему 44 года?
 
— Да, но тем не менее к нам едут молодые педагоги, победитель профессионального конкурса преподаёт в Гвардейске английский, теперь хочет внедрить испанский язык, потому что его знает, и пойти сама обучиться французскому. Мы уже второй год подряд фиксируем рост числа молодых педагогов. В том году было 200 человек, в этом — 300. Впервые БФУ им. И. Канта выделил 100 бюджетных мест. Мы уже сейчас ведём работу, чтобы они достались в первую очередь целевикам.
 
— Наши молодые педагоги по большей части местные?
 
— Много приезжих. В новой миграционной волне едут люди образованные, в том числе педагоги. Говорят, что здесь комфортно и жить, и работать. Для нас очень важно, чтобы было и смешение педагогических школ, чтобы мы здесь не варились в своём соку.

О профориентации

— Как сейчас ведётся профориентация? Помогли ли усилия прежних властей взрастить поколение нужных нам инженеров?
 
— Важен осознанный выбор ребёнка. Как этого можно достичь? Только с помощью погружения в ту или иную профессию. Мы уже третий год реализуем проект "Профессиональные пробы", когда учащиеся седьмых — девятых классов в течение одного или нескольких лет проходят различные профессиональные пробы. Условно говоря — повара, слесари, токари, механики.
 
— Их отводят на предприятие и дают попробовать себя в роли специалиста? Или просто показывают?
 
— Нет, они пробуют. Чаще всего этим занимаются ресурсные центры, привязанные к какому-то предприятию, то есть если это автомеханик, то он пойдёт в колледж мехатроники, а дальше в "Автотор". Дети выбирают образовательный модуль и в течение трёх месяцев обучаются, раз в неделю выезжая на автобусе, допустим, на "Автотор". Детям очень нравится.
 
Со следующего года хотим попробовать такую схему: ребёнок в десятом классе учится на базе школы, изучая там общеобразовательные дисциплины, а параллельно будет получать профессию на другой базе.

О высшем образовании 

— На востоке области планировали строить кампус. Есть какие-то подвижки?
 
— Пока это всё из области неоформившегося. Есть кадровые проблемы. Также требуется очень серьёзная материальная база. А ещё должен быть спрос, ведь мы не можем на одну-две группы студентов открывать новую специальность — это экономическое безумие какое-то.
 
Важная задача, которую сейчас решает университет, — это строительство нового общежития. Каждый год он открывает общежитие для того, чтобы могли учиться ребята из области.
 
— Какие специальности сейчас востребованы в регионе?
 
— Если говорить о среднем профессиональном образовании, то это всё, что связано с IT, а также автомеханики, судомеханики, токари, сварщики, сервис, особенно в преддверии ЧМ. Повара, кондитеры, технологи — их разбирают ещё во время учёбы. Востребована мехатроника, всё, что связано с обслуживанием техники и аппаратов. Сельское хозяйство: работодатели нам нарезают новые задачи, их интересуют вопросы селекции.
 
— А что выбирают абитуриенты?
 
— Ветеринары — самая востребованная специальность, где-то пять человек на место конкурс. Очень активно идут на дорожников в Озёрске, туда ребята едут из Калининграда, Балтийска, Светлого. Механизаторы — это могут быть даже студенты 35–40 лет.
 
— А высшее образование? Традиционно идут на экономистов, юристов?
 
— К сожалению, сказать, что эта тенденция переломилась, мы не можем, но тем не менее доля ребят, которые сегодня выбирают точные науки, увеличивается из года в год. Это IT, второе инженерное образование, химия, биология. Сохраняется интерес и к гуманитарным наукам, журналистике.
 
— Филфак очень востребован у абитуриентов, а нужны ли такие специалисты?
 
— Конечно. Филология — одна из специальностей, которая подходит для госслужбы наравне с экономикой и управлением. Фиксируется спрос на педагогические специальности, на врачей, соцработников.
 
Очень вырос средний балл у будущих педагогов — минимум 72 по каждому из трёх предметов. В России это один из самых высоких показателей. На эту специальность идут стобалльники, а одна девочка, дважды стобалльница, пошла на истфак.

О ЕГЭ и талантах

— Можно ли спрогнозировать, какие предметы будут выбирать школьники, и сейчас что они выбирают?
 
— Думаю, что принципиально выбор в 11-м классе не изменится: физика, обществознание, далее химия, литература, биология, иностранный язык, ещё чуть меньше — история, география.
 
— Самых подающих надежды ребят, будущих стобалльников, переманивают в свои школы федеральные центры. Мы ничего сделать не можем?
 
— Я, конечно, рада за ребят, и дай бог, чтобы у них там всё сложилось, хотя жизнь показывает абсолютно разные сюжеты. У нас очень комфортная среда для роста ребёнка. Ребята, которые предлагали на приёме у Путина проекты по медицине, сейчас занимаются в центре развития одарённых детей. Я думаю, совсем скоро появятся мобильные приложения, которые позволят уже заметно улучшить качество медицинского сопровождения в нашем регионе.
 
Здесь ребят, которые хотят и готовы профессионально расти, проще вывести на высочайший уровень. В этом году ребята получили направления в ведущие вузы страны — единственному региону позволили это сделать.
 
— И всё равно отток талантливых старшеклассников идёт?
 
— Идёт, где-то человек 20 в год мы теряем из первой полусотни лучших.
Родителям кажется, что в Москве и Питере другие школы. Конечно, мы не можем сегодня, допустим, похвастаться высокопрофессиональной математической школой, наверно, это сегодня самое слабое звено в регионе, и не только нашем. Родители наивно полагают, что там их дети смогут добиться больших высот, но это не так.
 
— Вы сказали, слабое у нас — это математическое направление. А сильное?
 
— Я считаю, химия, биология, лингвистика, история. У нас достаточно много таких сильных точек.
 
Проект "IT-школа Samsung", который реализуется во многих субъектах, — здесь доля наших золотых медалистов больше всех. Самое главное, что дети, которые видят результаты своих сверстников, сами начинают стремиться. То есть у них появляется не просто мотивация, у них появляется собственная мотивация. Это когда ты сам для себя понял и сам начал стремиться к тому, чтобы быть как ребята, которые попали на "Умники и умницы". Когда мы начинали этот проект, мы думали, что все купятся на название. Но было больше ста участников на самом первом этапе, в принципе, это немного: четыре тысячи десятиклассников было на тот момент. А сейчас будет второй отборочный год и очень много заявок.

О дополнительном образовании

— Со следующего года мы начинаем проект создания инженерных классов. Это не чистый физмат, не чистый химбио, который предполагает потерю интереса, а такой практический инженерный курс. Ребята будут изучать точные науки на интересной для них практике. Это проект для старшей школы.
 
— На базе чего он будет?
 
— Будем объявлять конкурс среди образовательных школ во взаимодействии с БФУ. У нас будут открываться и медицинские классы совместно с медицинским институтом. Переформатируем немножко, модернизируем систему среднего профессионального и дополнительного образования.
 
Во всех учреждениях профессионального образования будут открыты кружки, секции для школьников. Та же робототехника, но уже в практическом формате. Условно говоря, у нас суббота будет днём дополнительного образования. Будем рассматривать вопрос на ближайшем заседании совета ректоров вузов Калининградской области, чтобы такая же история сложилась и в учреждениях высшего профессионального образования.
 
— Такие кружки будут бесплатными?
 
— Да. Финансирование будет выделено в рамках государственного задания учреждений профессионального образования. Пока мы заложили 17 миллионов рублей на следующий учебный год.
 
Порядка 100 кружков с расчётом два часа в неделю на базе всех учреждений среднего профессионального образования региона.