21.04.2017
18:17

Мы собираемся работать во благо российских немцев в Калининградской области

Фото: Иван Марков
Фото: Иван Марков
На вопросы Клопс.Ru ответил президент Федеральной национально-культурной автономии российских немцев, доверенное лицо Владимира Путина Генрих Мартенс.
— В Калининграде начинает работу культурно-деловой центр российских немцев. Накануне вы встретились с врио губернатора Антоном Алихановым. О чём говорили, какие договорённости были достигнуты?
— 10 апреля мы учредили этот центр, документы сейчас находятся на регистрации. Мы полагаем, что в ближайшее время сможем приступить к планомерной деятельности.
У меня действительно состоялись встречи с Антоном Андреевичем Алихановым, заместителем полномочного представителя президента в СЗФО Михаилом Юрьевичем Ведерниковым и рядом других чиновников администрации, с активистами из числа российских немцев в Калининградской области, в том числе с молодёжным клубом. Мы хотели бы, придя в Калининград, перейти к позитивной повестке дня. Мы обсуждали с губернатором и зампредставителя президента вопрос заключения соглашения о сотрудничестве между правительством Калининградской области и Федеральной национально-культурной автономией. По всем вопросам мы нашли взаимопонимание и поддержку со стороны правительства области.
— Генрих Генрихович, расскажите немного о вашей организации.
— В России живёт порядка 400 тысяч российских немцев, по данным переписи населения. Но в реальности их гораздо больше: 600, может быть, 700 тысяч вместе с членами семей. Существуют две крупнейшие общественные организации — Федеральная национально-культурная автономия и Международный союз немецкой культуры. В эту систему входят примерно 450 местных и региональных организаций в шести регионах РФ. Ежегодно мы проводим примерно 4 500 проектов. Мы имеем поддержку и с российской, и с германской стороны. Ежегодно на заседаниях межправительственной комиссии мы докладываем, что сделано, рассказываем о планах и получаем поддержку в том или ином объёме.
— Почему в Калининграде организация появилась только сегодня?
В Калининградской области действовали общественные организации российских немцев. Но в силу тех или иных причин они не хотели входить в общую структуру. Это исключение, причём достаточно удивительное.
— А чем они мотивировали нежелание сотрудничать?
— Ну примерно так: вы там занимайтесь у себя в других регионах, мы здесь самодостаточные, нам ни помощи, ничего не надо. Хотя финансовая поддержка в рамках деятельности Межправкомиссии шла через Федеральную национально-культурную автономию в Немецко-русский дом, который отказывался войти в наш состав. Но для нас не задача — автоматически увеличивать наши ряды. Насильно, как говорится, мил не будешь. А проекты мы поддерживали для российских немцев, кроме того, в наших мероприятиях могли и могут участвовать все желающие.
— Кто является учредителем вашей автономии?
Это почти 11 региональных автономий, которые стали нашими учредителями в 1997 году. Федеральная национально-культурная автономия определяет стратегию, а Международный союз немецкой культуры осуществляет финансирование проектов, получая целевые средства из России и Германии. Обе наши организации и все структуры, которые входят в наши ряды, объединяют граждан РФ, я тоже являюсь гражданином России, никакого иностранного влияния, каких-то иностранных средств, которые тайно передаются, — этого не существует. Та поддержка, которую мы получаем с российской и германской сторон, согласовывается на заседаниях Межправительственной российско-германской комиссии (это межгосударственный орган).
Кстати, для того чтобы избежать каких-то недоразумений: вы знаете, что Немецко-русский дом, организация "Айнтрахт-Согласие" признаны иностранными агентами. А наши организации не занимаются политической деятельностью, реализуют проекты в этнокультурной сфере и не попадают под действие законодательства РФ об иностранных агентах. Если бы организация господина Гофмана входила в наши ряды и выполняла те требования, которые мы предъявляем к своим членским организациям, то она бы не была признана иностранным агентом.
— Но они не захотели.
Да, а мы теперь не можем продолжить поддерживать эту организацию и её проекты, потому что автоматически будем также являться иностранным агентом. Мы принципиально не можем этого допустить. Для поддержки российских немцев в Калининградской области мы были вынуждены создать новую организацию — культурно-деловой центр.
Хочу сказать, что для меня было очень показательно и дико, когда на День памяти жертв политических репрессий пришли или были приглашены представители БАРС. Эта организация находится в списке экстремистских организаций, её руководитель был осуждён за экстремизм. Я не понимаю, зачем общественная организация российских немцев приглашает таких людей и даёт им трибуну — это абсолютно неприемлемо и не должно повторяться впредь.
— Вы говорили о кризисе, который существовал среди российских немцев в Калининградской области. Когда он возник?
Особых отношений с НРД у нас не было. В их представлении наша задача заключалась в том, чтобы финансировать проекты, но на себя они никаких обязательств по отношению к нам не брали. Достаточно хитрая позиция, но и она имеет право на существование. Мы на это пошли сознательно, чтобы не страдали люди. Я долгое время — может быть, 5–7 лет — сюда не приезжал, как и мои представители. С прошлого года мы стали активно вникать в ситуацию, общаться более близко с людьми. У меня складывается следующая картинка: в 90-е НРД работал очень эффективно, но в последние годы (мне со многими удалось пообщаться, и они это признают) стал работать не так интересно. Ещё лет пять назад до меня доходили слухи, что проходят мероприятия, которые носят политический оттенок. К сожалению, разговаривать со мной не захотели: мол, не лезьте к нам — что хотим, то и воротим. Ну вот — наворотили. НРД признан иностранным агентом. У меня есть документы, в которых представлены факты, убедительные и для меня, и для немецкой стороны. С этими фактами невозможно спорить.
— Есть среди этих фактов популяризация немецкой поэтессы Агнес Мигель
Да, это немецкая поэтесса, запятнавшая себя сотрудничеством с нацистами. Но дело не только в этом. Я считаю, что мы должны популяризировать поэтов и писателей российских немцев: их, кстати, очень много. Мы издавали и переиздавали книги детской поэтессы, российской немки Норы Пфеффер, которая пользуется огромным спросом в школах, детских садах. Мы выпускаем книги ныне живущей очень талантливой поэтессы Елены Зайферд, Вольдемара Вебера, Виктора Шнитке — брата Альфреда Шнитке.
Я хотел бы подчеркнуть: мы не собираемся поддерживать здесь исторические или культурные традиции немцев, живших на территории Калининградской области раньше, то есть граждан ФРГ. Мы организация российских немцев, мы работаем для российских немцев и граждан России других национальностей, но мы не работаем в пользу граждан Германии, исторического или культурного наследия ФРГ или германских государств, которые были раньше.
— То есть популяризировать Канта, Ханну Арендт не будете?
Нет. Это не наша цель, однако мы можем участвовать в проектах, которые российско-германская сторона совместно определит как полезные, имеющие общемировое значение.
— Генрих Генрихович, мы с вами затронули тему увековечивания уроженцев Кёнигсберга. Немцев, которые внесли большой вклад в культуру, в укрепление нашего государства, немало. Например, это уроженец Кёнигсберга, живший в XVII веке, архимандрит, историк, богослов Иннокентий Гизель, герой Первой мировой войны Павел Карлович Ренненкампф и многие другие.
Безусловно, мы поддерживаем такие идеи. Мы занимаемся вопросами популяризации вклада российских немцев, граждан Российской Империи, Советского Союза, Российской Федерации в восстановление, развитие и укрепление России. Это может быть издание трудов, установка памятников, памятных досок. Мы предпринимаем такие шаги в целом ряде регионов.
— Как отреагировали в Германии на закрытие Немецко-русского дома в Калининграде?
— Поначалу к этому отнеслись очень болезненно. Но после того как российская сторона предоставила ряд доказательств, которые невозможно опровергнуть, немецкая сторона с пониманием, на мой взгляд, стала воспринимать ситуацию. Более того, по её решению примерно с октября прошлого года мы прекратили финансовую поддержку НРД, но продолжали финансировать курсы и кружки до конца марта этого года. Это были обязательства перед конкретными людьми. Немецкая и российская стороны выразили мнение, что было бы полезно, чтобы ФНКА пришла сюда и восстановила нормальную работу во благо российских немцев в Калининградской области.
— Где откроется Культурно-деловой центр российских немцев в Калининграде, какие крупные проекты запланированы на ближайшее время и кто возглавит организацию?
Пока её возглавляет представитель ФНКА. В дальнейшем, мы считаем, центром должен руководить калининградский российский немец. Чтобы с такой кандидатурой определиться, необходимо время.
Что касается расположения — мы ведём переговоры с администрацией. Год назад мы открыли Культурно-деловой центр российских немцев в Омске. Помещение выделило правительство области безвозмездно на условиях аренды — 45 лет. За счёт немецкой стороны был сделан ремонт. Проект великолепно функционирует, там проходят десятки мероприятий ежемесячно. В июне там пройдёт большая конференция, в которой будут принимать участие представители деловых кругов Германии и России, политологи, социологи, культурные работники. Одна из задач конференции — привлечь инвестиции в Омскую область. По такому же пути мы планируем пойти и в Калининграде. На конец года мы уже запланировали культурно-деловой форум в регионе, а в качестве первого в конце апреля или начале мая собираемся провести первое наше мероприятие — молодёжный семинар. Мы открыты для жителей области, хотим, чтобы люди приходили на наши мероприятия, и готовы организовывать их совместно. Мы не хотим ни с кем конкурировать.