Океанолог БФУ им. И. Канта Вадим Сивков: На дне Атлантики хранится информация об изменениях климата Земли

На фото: Вадим Сивков | Фото: пресс-служба БФУ им. И. Канта
На фото: Вадим Сивков Фото: пресс-служба БФУ им. И. Канта

В авторитетном научном журнале Elsevier вышла статья, посвящённая фундаментальным исследованиям Мирового океана. Среди её авторов — директор Атлантического отделения Института океанологии им. П.П. Ширшова РАН, доцент кафедры географии океана БФУ им. И. Канта Вадим Сивков. Учёный рассказал, что могут поведать о прошлом нашей планеты придонные течения и насколько сильно человек влияет на климат.

— Какие проблемы поднимаются в публикации?

— Статья входит в цикл работ об исследованиях глубоководных осадков океана, которые в "зашифрованном" виде хранят информацию об изменениях климата Земли. Современная наука в состоянии расшифровывать эти "послания" и переводить их на язык климатологии. Эта работа написана в соавторстве с её инициаторами — молодыми исследователями Института океанологии Лейлой Башировой, Евгенией Дороховой и Екатериной Новичковой.

— Где проводились исследования?

— Немного севернее трассы Северо-Атлантического течения, которое является продолжением Гольфстрима и несёт тепло в Северную Европу. Научно-исследовательское судно "Академик Мстислав Келдыш" было направлено туда не случайно. Объект исследования, так называемый дрифт Глория, представляет собой гигантское осадочное тело, сформировавшееся на глубине около 4,5 км. Это место, где донные осадки накапливаются с высокой скоростью слой за слоем, и эта последовательность не нарушается. На мелководье и шельфе таких условий нет. Там донные осадки под воздействием волн и течений перемешаны, невозможно сопоставить их свойства с определённым временным интервалом.

— Каких результатов удалось достичь?

— Наши материалы и другие исследования позволили проследить поведение придонных течений и найти их связь с климатическими изменениями за последние сотни тысяч лет. Такие течения усиливаются в периоды потепления, когда ледники отступают, ослабевают при похолодании и наступлении ледников.

— Каковы перспективы научной работы?

— Совместные исследования Института океанологии и БФУ имени Канта касаются прибрежной океанографии и морского природопользования. Мы намерены двигаться в направлении открытого океана, и в этом ректор университета Андрей Павлович Клемешев нас поддерживает. 

Очень приятно, что в последнее время появилась талантливая молодёжь, которая увлеклась палеоокеанологией — наукой о древних океанах. Две аспирантки уже завершают диссертационные исследования. Эта область знания чрезвычайно интересна, океан хранит много тайн, и есть огромный интерес и беспокойство связи с ожидаемыми изменениями глобального климата.

— Действительно, сейчас много говорится о влиянии человека на изменение климата. Что можно сказать по этому поводу, основываясь на данных ваших исследований?

— Складывается впечатление, что климатическая система выходит из равновесия. Планету словно лихорадит. Начался этот процесс примерно полвека назад. Но как долго всё это будет продолжаться? Сто лет? Двести? Миллион? Или, может, всё изменится уже совсем скоро? Никто пока точно не знает.

Что касается антропогенного воздействия, то здесь существуют разные точки зрения. Некоторые исследователи полагают, что влияние человека является определяющим. Я такую точку зрения не разделяю. Глобальные изменения климата случались многократно ещё до того, как Землю заселил человек. Есть геологические аналоги современной ситуации, необходимо их найти.

Много сейчас говорится о воздействии выбросов СО2. Но мало кто вспоминает о газе с куда более сильными парниковыми свойствами — метане. Метан в виде газогидратов (субстанция напоминает лёд) в огромных количествах находится не только на суше в зоне вечной мерзлоты, но и на дне океана. С одной стороны, это гигантский природный ресурс — альтернатива традиционной углеводородной энергетике, а с другой — потенциальный фактор катастрофических изменений климата. Если температура придонных вод океана по каким-либо причинам повысится хотя бы на полградуса, может произойти массовое высвобождение метана из газогидратов и поступление его в атмосферу. Вот тогда парниковый эффект может стать катастрофическим. Существуют мнения, что подобные метановые катастрофы уже бывали в истории Земли.

Ну и потом не надо забывать о простом водяном паре H2O, количество которого в атмосфере напрямую зависит от солнечных циклов. А вода — это тоже парниковый газ. 

Партнёрский материал

3 308