14:31

Ребёнок с первой парты: психолог и психиатр из Калининграда — о том, как помочь «неудобным» детям

  1. Статьи
Ребёнок с первой парты: психолог и психиатр из Калининграда — о том, как помочь «неудобным» детям  - Новости Калининграда | Фото: архив «Клопс»
Фото: архив «Клопс»

Пограничные состояния психики и разрушающая родительская любовь — эксперты рассказали, как помочь ребёнку с синдромом гиперактивности и дефицитом внимания. На вопросы “Клопс” ответили специалисты калининградского Центра диагностики и консультирования детей и подростков, педагог-психолог Елена Студинская и детский психиатр Елена Сахарова. 

Родители боятся, и это естественно  

Увидев, что у ребёнка «что-то не то», родители поначалу пытаются решить проблему своими силами. 

«На приёме мы часто слышим жалобы на трудности ребёнка в эмоциональной сфере, поведении или обучении, и родители хотят сами вначале разобраться, думая, что это пройдёт. Такая позиция естественна и понятна. Но в результате время упущено, ребёнок не получил необходимой помощи и проблема только усугубилась», — говорит Елена Сахарова.

Сотрудники центра часто сталкиваются с родительским страхом, мешающим папам и мамам принять и понять ситуацию. Например, родители не обращаются к врачу-психиатру, потому что боятся постановки на учёт, не хотят «портить ребёнку жизнь». Специалисты начинают раскладывать этот страх по полочкам, пытаясь переформатировать ситуацию. Тогда у ребёнка появляется шанс.

Что важно?

Одна из самых частых проблем — синдром дефицита внимания и гиперактивности. Это очень неудобные дети в школьном классе. Родители других учеников жалуются, что один такой ребёнок дезорганизует весь класс, мешает детям и педагогам. Споры о том, место таким детям в классах общеобразовательных школ, идут не первый год. По мнению специалистов центра, эта проблема решаема. Если знать, как её решать.

Например, самоорганизация.  У гиперактивного ребенка это «ахиллесова пята». Он не может сидеть тихонечко, не может не кричать учителю «Нина Ивановна! Можно я?!». Именно не может — его нейромедиаторные связи работают не так, как у других детей, ведёт он себя так в силу своих нейрофизиологических особенностей. Его внимания хватает на 15-20 минут, потом ребёнка надо «перезапустить»: отвлечь, переключить, занять другим делом, о чём-то попросить, показать важность его помощи. Это поднимает его значимость в собственных глазах и очень серьёзно помогает ему справиться со своей проблемой, не мешая остальным.

Такому ребёнку лучше сидеть на первой или второй парте. Учителя часто выступают против: мол, у него беспорядок, всё время что-то падает, ломается,  он отвлекает весь класс. Но если посадить такого ученика на последнюю парту, другим детям придётся оборачиваться, а сам ребёнок будет делать всё что хочет.

«Рекомендуешь родителям сделать элементарные вещи. Например, составить и выполнять вместе с ребёнком распорядок дня, расписать каждый час. Когда играем, когда учимся, когда делаем какую-то работу по дому. А в ответ мы слышим: «А это ещё зачем? Нам это не нужно, это не для нас». А ведь это как раз для них», — рассказывает Елена Студинская, 

Для детей с синдромом гиперактивности и дефицитом внимания время бесконечно или просто не существует. Такому ребёнку нужно объяснить, что в сутках 24 часа и их нужно по уму распределить: когда занимаемся, когда идём в кружок, а когда «выпускаем пары», накопившиеся за целый день. Тех, кто уносит свою детскую проблему во взрослую жизнь, небольшой процент — говорят специалисты, поэтому важно, чтобы родители вместе вели работу.

Ребёнок с первой парты: психолог и психиатр из Калининграда — о том, как помочь «неудобным» детям  - Новости Калининграда | Фото: архив «Клопс»
Фото: архив «Клопс»

На границе

Неустойчивый эмоциональный фон, резкие скачки настроения, приступы агрессии, импульсивность, враждебность, нестабильность в отношениях с другими людьми, отсутствие друзей — всё это признаки пограничного расстройства детской психики. Уже не норма, но ещё и не болезнь. 

Приводят к нам на приём девочку 13 лет. Спрашиваем: как тебя зовут?  В ответ — мужское имя. 

Потеря своей гендерной идентификации может развиться из пограничного состояния. Идёт неприятие себя. Мама не дала объяснения, кто ты, окружающие не дали… Девочка идёт навстречу людям, а её такой, какая она есть, не принимают. Вот она и пытается стать кем-то другим», — рассказывает Елена Сахарова.

Другой пример. Мама привела сына-подростка на приём, рассказала, что с ним всегда неспокойно: вечные проблемы с общением, резкие вспышки негодования, постоянные конфликты. «То, что с ним всегда было эмоционально трудно, для определения пограничного состояния явный показатель», — говорит психиатр.

Признаков того, что надо обращаться к специалистам, много. С максимальной серьёзностью надо отнестись к словам даже четырёх-, пятилетнего малыша о том, что ему грустно или скучно. Если это звучит часто, то его слова — маска депрессии. Тут уже с широко открытыми глазами надо наблюдать, не будет ли дальше каких-то проявлений.

Ещё один признак — отношения со сверстниками. Ребёнок не умеет дружить. Изначально идеализирует друга, а потом быстро рвёт отношения: «гад последний, ненавижу его». Это свидетельствует об эмоциональной крайности и неустойчивому отношению к самому себе. Для таких детей характерна излишняя доверчивость, наивность. Став взрослыми, они постоянно меняют партнёра.

«Ноги растут» из детства

Мамы и папы часто не понимают, что в своё время сделали многое, если не всё, чтобы их ребёнок оказался на грани между болезнью и нормой. Какая-то часть пограничных состояний передаётся генетически, но есть и другие факторы. Например, физическое, сексуальное и эмоциональное насилие, с которым сталкиваются наши дети. 

Возьмём те же запреты. Чтобы избежать волнений и проблем, родители ограничивают своего ребёнка. Например, запрещают ему ходить туда, куда ходят все его сверстники. А если ребёнок спрашивает: «Почему все ходят, а мне нельзя?», то слышит в ответ что-то вроде: «Да потому что нельзя». И начинает сам искать выход. Боль душевная при этом никуда не уходит. 

«Ребёнку надо познавать этот мир, открывать его, — говорит психолог Елена Студинская. — Пускай через шишки и синяки, ему надо это пройти. Придёт время — он всё поймёт, сделает свой выбор. 

А когда родители ему выбирать не дают, крепчает психологический инфантилизм.

Став взрослым, такой человек, например, не сможет выстроить отношения в собственной семье. А если инфантильны оба супруга, то это вообще огромные сложности, особенно для детей».

Есть вопросы по теме? Нужна помощь специалиста? Обращайтесь в Калининградский Центр диагностики и консультирования детей и подростков (93-45-04, [email protected]) и общественные организации ЮЛА и «Лучики» (+7 (952) 117-52-70, Наталья)  за бесплатной консультацией.


Калининградка рассказала о своём гиперактивном сыне и буре в родительском чате.