15:59

"Мне орали: позорница!": молодая семья столкнулась с расизмом в Калининграде

  1. Статьи

"Расизм — серьёзная проблема, характерная для Запада, в России её нет", — не правда ли, распространённое мнение? Калининградка Вероника Дукуре поделилась с "Клопс" своей историей о том, как её семье приходится терпеть нападки.

"Мне орали: позорница!": молодая семья столкнулась с расизмом в Калининграде - Новости Калининграда

"Не в России, но с русским привкусом"

Почти четыре года назад 24-летняя калининградка Вероника готовилась к переезду из холодного Питера, где училась, на Кипр. Подруги нахваливали место и уверяли, что даже зимой там можно неплохо заработать. В баре, куда устроилась Вероника, она познакомилась с темнокожим парнем — Шейк уже давно перебрался на остров. Приятное знакомство вылилось в служебный роман, а "потом закрутилось-завертелось".

Большая семья Шейка живёт в Гвинее. Возлюбленный рассказывал Веронике, что это "очень бедная страна, в которой много ресурсов — российские предприятия добывают там алюминий и бокситы". Часть родни уехала учиться за рубеж — брат Шейка, например, теперь живёт в Украине.

Уже тогда Веронике пришлось почувствовать, что такое расизм. Однажды на Кипре к ней пристал поддатый турист из России. Приняв за иностранку девушку, гулявшую с Шейком и друзьями, он на ломаном английском попытался "подкатить". Когда не получилось — посыпались оскорбления.

Уже на чистом русском последовала фраза: "Фу, спишь с негром... От тебя же теперь воняет". Он обозвал меня деревенщиной и убежал, хотя Шейк абсолютно не агрессивный", — неадекватную выходку Вероника восприняла с юмором.

К концу сезона влюблённым пришлось расстаться, Вероника улетела домой, но сдаваться не хотела: "Я нашла работу, мне обещали выслать документы и помочь с оформлением визы на четыре года. Планировалось так: если перееду на Кипр легально, то можно задумываться о создании семьи". Девушка вернулась на остров, следующим летом они с Шейком расписались. Вскоре молодожёны узнали приятную новость — в семье будет пополнение. 

Вероника и Шейк Дукуре | Фото: личный архив
Вероника и Шейк Дукуре. Фото: личный архив

Планы на счастливую жизнь подпортил работодатель: "Те документы, что мне пообещали... всего этого не было, чистая фикция". На шестом месяце беременности Вероника, взявшая фамилию мужа — Дукуре, снова собрала чемоданы. Шейку удалось приехать к ней в Калининград лишь спустя три месяца.

Мы решили остаться в России, хотя отец Шейка серьёзно беспокоился. Конечно, причиной была тема расизма. Я уверяла: здесь такого нет, мы будем жить в Калининграде — там чувствуется влияние Европы. Я говорила, что это хорошее место для старта нашей семьи".

"Вам повезло, что кожа дочки светленькая"

К сентябрю 2019-го чета Дукуре обосновалась в Калининграде. Первое время было трудно с деньгами — нужно было оформлять документы, искать работу. Помогали родители Вероники. Шейк устроился в американскую компанию, где все работают дистанционно. Чтобы "чувствовать себя комфортно, муж пошёл на курсы русского языка". Но стать "своим среди чужих" оказалось трудновыполнимо.

На девятом месяце беременности мы с мужем прогуливались по площади Победы — это был его второй день в России. Будний день, десять утра... Я слышу, как проходящий мимо молодой мужчина начинает орать: "Позорница!" Меня бросило в жар, стало стыдно... Стыдно перед мужем за мой родной город, такую дикость".

Вокруг собрались зеваки, но вмешиваться никто не собирался. Вероника ускорилась: "В шоке я просто шла мимо, а Шейк очень интеллигентный — никогда не устраивал драки или разборки". Вскоре им пришлось признать: да, такие проявления расизма, увы, не редкость. 

Достаточно часто молодые парни подходят и пытаются обнять мужа, в агрессивной форме требуют сделать фото. В Питере незнакомец пристал: "Ну чё тебе, не холодно? Что приехал со своей Африки?" Рассказываешь знакомым, а в ответ слышишь: "Ну ничего страшного же, никто же не обидел и не ударил". В самом деле?" — Вероника признаётся, что перестала чувствовать себя в безопасности — люди то и дело показывают на супругов пальцами.

После рождения дочки прохожие несколько раз "исподтишка заглядывали в коляску". "Просят показать ребенка, но моя малышка — это не обезьянка в зоопарке", — говорит Вероника. Семейство обходит шумные компании: "Я напрягаюсь, инстинктивно начинаю бояться".

Хочется спросить: а кто тогда дикарь? У нас в стране принято считать, что африканцы дикие. Но к сожалению, поведение соотечественников показывает обратное. Я была в шоке во время поездки в Санкт-Петербург: сердобольная сотрудница Эрмитажа сказала, что мне повезло — у дочки светлая кожа".

"Охотники на осквернительниц рода"

Вероника считает, что её история — не самый страшный случай. "В интернете пару раз мне присылали сообщения с гадостями или просто дурацкими вещами", — калининградка знает, что таким, как она, грозили "убийством детей, если они не уедут в свою Африку".

В соцсетях полным полно групп, где мужчины находят странички девушек с мужьями других национальностей: темнокожими, азиатами или кем-нибудь ещё не славянского происхождения. Это очень мощная волна хейта, дикая травля. Националисты выискивают таких девочек даже с помощью нейросетей, я видела всё это своими глазами".

Вероника часто читает блоги и интервью россиянок из микс-семей, мулаток. Девушки делятся, как "тяжело было сталкиваться с неприятием в детских садах и школах, университете". Некоторые терпят издёвки по сей день. У Шейка есть родственница в Екатеринбурге — едва ли каждый день она слышит "гадости про обезьян".

Семейство Дукуре пока не знает, что делать дальше. Сейчас их дочке два года.

Детская психика очень уязвима. Пока придётся жить в России — буду думать, как работать с дочкой, обезопасить её. Я не пытаюсь изменить мир, но если несколько людей задумаются и расскажут своим детям, что есть такие семьи — это облегчит жизнь моего ребёнка".

Фото: личный архив

В Калининграде нацисты устроили шабаш на могиле ребёнка. Жителей города возмутила реклама унитазов на билбордах — в ней увидели признаки расизма.

+301
Смотреть
график