15:33
Автор:

"Всё было гораздо тише. И страшнее": калининградские ликвидаторы — о сериале "Чернобыль"

Сериал "Чернобыль" американской студии НВО занимает в рейтингах первые места. Основанный на реальных событиях, он обогнал по популярности даже "Игру престолов". 

Председатель калининградского отделения союза "Чернобыль" Михаил Ойсбойт и ликвидатор Александр Бондарь — о том, что не так в фильме и почему его надо смотреть.

Михаил Ойсбойт: Первые минуты показаны достаточно точно

"Если сравнивать воспоминания первых ликвидаторов с кадрами сериала, то совпадение почти фотографическое. Словно своеобразный сканер работал. Показывают не только наши "блестящие успехи", но и "ошеломляющие ошибки". Например, задержка с эвакуацией, оповещение населения с серьёзным опозданием. И эти пресловутые демонстрации…

Конечно, есть фактические ошибки. Например, сцена на мосту, где на людей падают тонны радиоактивного топлива. Этого не было. Зачем это показали, я не знаю. Американское кино, что с них взять…

Но первые минуты на самой станции показаны достаточно точно. Неразбериха, непонимание того, что происходит, твёрдая убеждённость начальника смены, что реактор взорваться не может...

Я приехал в Чернобыль в начале июня. Работал в группе дозиметрической разведки. Меня туда пригласили, скажем так. Тогда дозиметристов со всего Советского Союза приглашали. Мы работали исключительно по заданию правительственной комиссии. Лезть в "пещеру", в четвёртый блок, многие отказывались. И тогда включалась наша группа. 

Конечно, если всё показывать, то и двухсот серий не хватит. Например, дренаж под реактором был устроен так, что радиоактивная вода никуда не уходила. Мы работали по голень в ней. И всё это в полной темноте. На тебе армейский прибор дозиметрической разведки. Феноменальной точностью он не обладал. У нас был очень точный прибор, но тяжёлый — таскать на себе невозможно. 

В фильме ликвидаторы ходят с хорошими американскими фонарями. Ничего подобного у нас не было, приходилось таскать шахтёрский, с аккумулятором. Быстро выяснилось, что крепить его на каску бессмысленно: фонарь светил совсем не туда, куда ты хотел. Мы его вешали на лямку аккумулятора и рукой направляли. 

Работать — только в перчатках. Как-то я выводил свою группу, навстречу — сменщики. Один перед выходом не проверил аккумулятор, фонарь сел. Я отдал свой. Он автоматически голой рукой взялся за лямку. К вечеру лапа была размером с подушку. Через два дня прошло. 

Из нашей группы, из 18 человек, сегодня осталось четверо…"

Александр Бондарь: Не было ощущения глобальной катастрофы

"Когда Алла Борисовна (Пугачёва — прим. ред.) дала концерт в Чернобыле, у неё голос после этого сильно изменился. А ещё там выступал ансамбль песни и пляски Балтийского флота. Танцоры были без масок. Мало кто из них живой остался. Этого, конечно, в сериале нет.

Американцы сделали американский фильм. Хороший, очень много правды. Но они сделали фильм в своём, американском, представлении о нашей советской действительности. Очень сильно её приукрасив. Ну не мог в те годы какой-то секретарь райисполкома позвонить напрямую ночью самому товарищу Горбачёву. Это ересь полная. 

Лет 15 назад Украина открыла секретные архивы КГБ по Чернобылю. Они следили за ситуацией, фиксируя изменения через каждые полчаса. Первые часы аварии — никто никому ничего вообще не докладывал. Боялись. И не могли поверить, что взорвались. Первое сообщение в Москву ушло через 12 часов. Не было ощущения глобальной катастрофы. Ну, пожар на станции. Ну и что.

В Калининградской области в каждом полку стояли дозиметрические приборы. Я в ночь с 26 на 27 апреля поехал проверять караулы. И мой заместитель мне говорит: "Слушай, а приборчики-то у нас… Что-то свистят…"

Он позвонил в дивизию. Те связались со штабом армии на Комсомольской. Там сказали: "Свистят? А вы их отключите". Всё было как-то спокойно, а американцы сделали экшн. В реальности ничего такого не было. Через сутки подняли вертолётную эскадрилью из Каунаса, Геннадий Иванович Сальников ею командовал. Во второй серии показывают, как они сбрасывают свинцовую дробь на реактор. Для отправки в Чернобыль её срочно собирали по всему Советскому Союзу — в оружейных магазинах, со всех складов. Это стало одной из главных ошибок при ликвидации аварии. Дробь до реактора не долетала — сразу испарялась и становилась радиоактивной.

...В Чернобыль я попал через год после аварии. Пришёл приказ: завтра быть на месте. Взял билеты и поехал. 

Конечно, не обошлось без политики. Горбачёв где-то публично сказал, что в октябре 1987 года третий блок станции будет запущен в эксплуатацию. Чтобы Горбачёв мог сдержать своё слово, мы работали в три смены. То есть круглосуточно. Очищали помещения.

В семидесяти километрах от зоны был посёлок городского типа Полесское. Мужики оттуда сразу после аварии уехали, остались одни старушки. Они написали письмо в Кремль, самому Рыжкову. Хотели, чтобы их Полесское очистили и жили бы они там спокойно. Туда прислали военных, которые и проводили дезактивацию. Крыши меняли, улицы мыли. И так несколько раз. Занятие абсолютно бесполезное. Любой ветер — и вся эта работа насмарку. Я потом в это Полесское приезжал. Представляешь, лист на дубе — полметра в длину. Шляпка гриба могла достигать в диаметре метра. В 1993-м правительством Украины было принято решение полностью расселить Полесское. В сериале таких деталей нет.

Я два месяца со станции не вылезал, много мотался по зоне. Поразило: в деревне старики с бабульками как ни в чём не бывало живут. И внуки тут же с ними. Спрашиваю. Отвечают: "Нас переселили, но там плохо приняли. Мы решили вернуться. На вот яблочко, съешь".

Я был заместителем командира Прибалтийского полка и плотно общался с товарищем Щербиной, председателем правительственной комиссии по ликвидации последствий. Он там отработал по полной, царствие ему небесное.

Показухи, конечно, тоже хватало. Щербина как-то выговаривал мне: "Почему Прибалтийский полк отстаёт от графика?! Вы уже должны были пять помещений сдать". А мы их сдать не могли. У нас приборы армейские, показывали только гамма-излучение. А у ребят из Цеха радиационной безопасности (ЦРБ), которые у нас работу принимали, брали и бета, и альфа. И вот что делать? Поговорил с ребятами из ЦРБ. Они мне говорят: "Вся зона отчуждения — зона трезвости. А ребятам выпить надо". Сгоняли, купили несколько ящиков водки, после чего дела у нас пошли хорошо. График мы даже опередили.

Мне понравилось, как во второй серии показали тех трёх ликвидаторов, которые клапаны на реакторе перекрыли. Реально смертники были. Американцы сделали хороший фильм о Чернобыле. Его надо смотреть". 

В апреле Белоруссия открыла для туристов зону отчуждения Чернобыльской АЭС. Как работали калининградки-ликвидаторы, читайте здесь

12 414