Новости
01.03.2012
13:01

В Калининграде может появиться банк стволовых клеток

На вопросы "Комсомолки" о генной инженерии ответил директор Центра медицинских биотехнологий инновационного парка БФУ им. И. Канта, доктор медицинских наук, профессор, врач-иммунолог Виктор Селедцов.

Стволовые клетки по закону

– Виктор Иванович, очень популярная тема биотехнологий, связанных со стволовыми клетками. Можете сказать, что медицине разрешено, что запрещено?

Соответствующего закона нет, поэтому в равной степени могут доминировать два подхода: если не разрешено – значит запрещено или, наоборот, если не запрещено – то разрешено. Закон, регламентирующий применение клеточных технологий, должны были принять в прошлом году, однако, не приняли. И это скорее хорошо, чем плохо. Я лично выступал против, поскольку в законопроекте много бюрократических барьеров, создающих коррупционную мотивацию. В то же время трансплантация кроветворных стволовых клеток давно и эффективно применяется в лечении гематологических больных и довольно хорошо законодательно прописана.

– Для лечения каких заболеваний можно использовать стволовые клетки из пуповинной крови?

При лечении ребенка, у которого они были взяты, в случае возникновения онкологического заболевания, например, гемобластоза. Есть и другие заболевания, при которых могут быть использованы аутологичные (свои) стволовые клетки. Развиваются технологии, основанные на неродственной трансплантации клеток. В литературе имеются данные об эффективном использовании донорских стволовых клеток при лечении инфаркта миокарда, детского церебрального паралича, инсульта, мышечной дистрофии. Описаны первые случаи успешного применения этих клеток при лечении психических расстройств.

– Использоваться для омоложения?

Есть такие технологии, в том числе зарегистрированые в Минздравсоцразвитии. Одна из них базируется на применении аутологичных фибробластов и действительно является очень эффективной косметологической процедурой. 

Питание и молекулярная биология

– Многие боятся делать профилактические прививки.

Зря боятся. Почему-то бытует мнение, что антигриппозные вакцины вызывают осложнения. Но где статистические подтверждения? Я не исключаю, что могут быть осложнения, но они чрезвычайно редки. И при этом все прекрасно знают про осложнения после гриппа, которые регистрируются чуть ли не у каждого третьего. По-моему, нужно расширять спектр обязательных профилактических прививок. Сейчас до тридцати процентов госпитализаций детей связаны с ротовирусной инфекцией. Вакцинация эффективно решает эту проблему.

– С чем связан рост числа аллергиков?

Адаптивный иммунологический ресурс формируется у человека в раннем детстве. Появление в окружающей среде новых веществ, с которыми он не контактировал в детстве, вероятно, может способствовать, как аллергизации, так и развитию воспалительных процессов.

– А стоит ли бояться ГМО?

Страхи явно преувеличены. Во-первых, все белковые продукты в желудочно-кишечном тракте разрушаются до аминокислот. Во-вторых, белки, полученные, например, от немодифицированной сои и ее генномодифицированного аналога по своему химическому составу практически идентичны. Генная модификация делает растения невосприимчивым к каким-то паразитам или повышает их урожайность, но в подавляющем большинстве случаев не затрагивает сам продукт, который идет в пищу. Нет смысла бороться с очевидными достижениями научно-технического прогресса. На то, на что раньше селекционеры тратили десятилетия, сейчас с внедрением методов молекулярной биологии уходит гораздо меньше времени, и это помогает человечеству эффективно решать свои насущные продовольственные проблемы.

– Диеты не теряют популярности. Как может сказаться на иммунитете резкое изменение режима питания, например, вегетарианство?

С точки зрения иммунолога, я не советую резко менять пищевой рацион. Эскимосу не нужно становиться вегетарианцем, тогда как на юге вегетарианство может быть вполне приемлемым. Любая диета затрагивает микрофлору кишечника, которая оказывает прямое влияние на иммунитет. Надо же исходить из здравого смысла!

Мышиный антиген

– Виктор Иванович, вы возглавляете Центра медицинских биотехнологий. Расскажите, чем он занимается?

Центр является научно-практическим. Одно из основных направлений – диагностика и лечение аутоиммунных заболеваний, таких, как рассеянный склероз и ревматоидный артрит. Эти заболевания во многих случаях плохо поддаются стандартному лечению.

– А стандартные методы – это?

Это гормонотерапия, химиотерапия и применение некоторых иммунобиологических препаратов, например, интерферонов. Вся стандартная терапия направлена на подавление иммунитета в целом. Мы разрабатываем технологии, которые позволяют избирательно инактивировать именно те иммунные клетки, которые ответственны за аутоиммунное заболевание. На это, в частности, направлен метод Т-клеточной вакцинации. В новосибирском Институте клинической иммунологии, где я раньше работал, этот метод эффективно применяется при лечении рассеянного склероза и ревматоидного артрита. В Калининграде мы разрабатываем новую модификацию этого метода.

Второе направление можно условно обозначить как регенеративную медицину. Мы готовы создать в Калининграде банк стволовых клеток. Для этого уже есть специалисты, оборудование и помещения.

– Когда он может появиться?

В России функционируют уже около десятка банков. Но почему-то здесь у некоторых коллег есть чувство ущербности – это может быть где угодно, только не у нас. Есть такие люди и во властных структурах, они боятся лишних усилий и ответственных решений.

Еще одно направление противоопухолевая иммунотерапия. В мире это направление активно развивается. Суть в том, чтобы индуцировать иммунные реакции, которые разрушают опухоль.

– А как обстоят дела сегодня с противоопухолевым лекарством "Ксеновакс", в создании которого вы принимали участие?

Продолжаются клинические испытания. Получены обнадеживающие результаты в лечении меланомы, рака почки, кишечника и астрацитомы. В целом, это направление получает государственную поддержку и активно развивается. Хотя о полномасштабном внедрении иммунотерапии в онкологическую практику говорить пока рано.

– Каков механизм действия "Ксеновакса"?

Опухолевая клетка отличается от здоровой определенными поверхностными структурами (антигенами). Существуют технологии, позволяющие индуцировать "полезный" аутоиммунный процесс, который избирательно направлен против опухоли. "Ксеновакс" разработан на основе антигенов, выделенных из мышиных опухолевых клеток. Такая вакцина обладает терапевтической активностью и может быть эффективно использована не только на ранних, но и на поздних стадиях заболевания. В отличие от химиопрепаратов и облучения, вакцинация способна индуцировать долговременную противоопухолевую защиту. И это очень важное преимущество иммунотерапии. Конечно, не во всех случаях иммунотерапия эффективна. Сейчас активно исследуются возможности комбинирования иммунотерапии с химиотерапией, и достигнуты неплохие результаты, в частности, при лечении меланомы.

– Возможно ли, что можно будет победить рак при помощи прививки?

Думаю, что да. Есть заболевания, которые являются предраковыми. И, наверное, в этих случаях имеет смысл проводить иммунопрофилактические мероприятия.

– Вы сказали, что центр научно-практический. То есть в нем есть пациенты?

Областная больница – наша клиническая база, где проходят лечение тематические пациенты. В центре развернуты лаборатории.

– Как можно попасть в вашу программу?

Пока все на начальном этапе. Сейчас при Министерстве здравоохранения Калининградской области формируется научно-экспертный медицинский совет. Одна из его задач в том, чтобы подвести юридическую и административную основы под внедрение в региональное здравоохранение новых методов диагностики и лечения. Когда мы что-то внедряем, связанное со здоровьем человека, это должно быть подвергнуто всесторонней экспертной оценке. Как вы знаете, начинает работу новый кардиоцентр. Планируется строительство онкологического центра. Нам есть, что предложить этим учреждениям.