Новости
01.02.2012
13:40

В своем последнем слове на суде Елена Клюйкова цитировала Евангелие

Сегодня в Центральном районном суде Калининграда состоялось очередное слушание по "делу Клюйковой". Напомним, бывшая министр здравоохранения области обвиняется в халатности при покупке в 2005 году компьютерного томографа для нужд местной медицины. В 2009 году в отношении подозреваемой было возбуждено уголовное дело. Предварительное и судебное следствие тянулось еще два года, и вот теперь разбирательство вышло на финишную прямую. В среду, 1 февраля Елене Александровне было предоставлено последнее слово.    

"Я не совершала и не могла совершить никаких юридически значимых действий, я не подписывала никаких правоустанавливающих документов в сфере размещения заказов, поскольку это не входило в мою компетенцию, – заявила Клюйкова. – Что подтверждается, в том числе, моим трудовым договором и должностными инструкциями, устанавливающими объемы моих полномочий, которые я не могла превысить. Как было достоверно установлено в суде, согласование и визирование мною проекта постановления правительства, предусматривавшего приобретение компьютерного томографа, не повлекло и не могло повлечь никаких правовых последствий, так как сам проект не является нормативным актом. Все эти действия были осуществлены и документы подписаны (включая утверждение заявки, разработку и утверждение аукциона, требования к техническим характеристикам и качеству товара, утверждение начальной цены контракта) совершенно иными структурами и лицами – работниками двух агентств: агентства заказчика и агентства уполномоченного органа".   

Таким образом, полагает экс-министр, если следствие и обвинение считают цену томографа завышенной, то свои претензии должны адресовать совершенно другим структурам и лицам, в чью компетенцию входили вопросы размещения заказа.

"При этом остается открытым вопрос: что это – вопиющая некомпетентность следственных органов, или их прыть в исполнении политических заказов, желание во что бы то ни стало выполнить команду сверху? – развивала свою мысль Клюйкова. – Судя по тому, что мне неоднократно, в том числе и официально, предлагалось согласиться на прекращение уголовного дела в связи с истечением срока давности, полагаю, что само следствие прекрасно понимало его бесперспективность. Однако, ажиотаж, созданный самим же следствием в СМИ, был столь велик, а образ врага народа и коррупционера столь ярок, что следователям уже требовалось хотя бы просто замазать меня в грязи.

И они начали плавно отрабатывать ситуацию назад: а вдруг согласится на сроки давности? Ведь уже не ворье, не коррупционер, а просто по необразованности, в сильной занятости, в спешке не досмотрела. То есть, всего лишь халатность! Но я и с этим не могу согласиться, потому что работала добросовестно, потому что у меня есть принципы и во мне не убита еще вера в справедливость, во мне есть внутренний стержень, который не позволил мне сломаться под натиском несправедливого следствия и обвинения. Потому что я – часть того самого гражданского общества, о котором сейчас так много говорится".

В заключение Елена Александровна затронула ряд актуальных проблем современности, поскольку убеждена, что они также связаны с ее делом:

"Сегодня наше общество пытается понять, почему имеет место недовольство властью, почему звучат протесты, почему из страны уезжает молодежь. А ответ –  в Евангелии: по причине умножения беззакония во многих охладеет любовь. И к стране в том числе – добавлю я от себя. Надеюсь, что конец беззаконию в отношении меня положит суд".

Клюйкова попросила ее полностью оправдать, по окончании заседания подтвердив журналистам, что она намерена настаивать именно на таком решении. И если потребуется, то будет готова опротестовать не устраивающий ее приговор в высших инстанциях вплоть до Страсбургского суда.

Оглашение приговора в Центральном районном суде назначено на 6 февраля.