Новости
Автор: Ольга Гончарова
17.11.2015
11:31

Одинокий калининградец подарил квартиру соседке, родные уверены: старика обманули

Одинокий калининградец подарил квартиру соседке, родные уверены: старика обманули
Родственники пенсионера год добиваются справедливости, но правоохранительные органы не нашли признаков мошенничества в действиях нежданной благодетельницы.

Одинокий старик

Калининградку Тамару Петровну Корчагину, участницу войны, единственную прямую наследницу, лишили права собственности на квартиру умершего родного брата. Об этом Клопс.Ru рассказала её дочь Татьяна Голубенко.

— Мой дядя Анатолий Петрович Корниенко овдовел в 2012 году и остался один в однокомнатной квартире на улице Черняховского в Калининграде.  Детей у них с женой не было. Жильё находилось в собственности супруги. Из близкой родни у дяди остались только моя мама и я. Дядя был человек замкнутый и очень осторожный. Посторонним дверь не открывал, с соседями дружбы не водил. Когда мы приходили его проведать, предварительно всегда звонили по телефону. Он обычно ждал на балконе и отворял замки, только когда слышал нас с улицы, — вспоминает Татьяна.

Вдовец попросил сестру помочь оформить наследство по завещанию покойницы.

— Дядя — инвалид первой группы по зрению, практически был слепым. Да и возраст преклонный, уже далеко за восемьдесят. Несмотря на то, что мама на два года старше брата, она ухаживала за ним, готовила и убирала. Когда овдовел наш Анатолий Петрович, он часто был в депрессии, плакал, бывало, раздражался по пустякам и становился агрессивным. С ним было нелегко, но мама терпела — родные люди, — продолжает Татьяна.

Племянница, наученная на чужих ошибках, предложила документы на квартиру положить на хранение в банк. Как оказалось, опасения были не напрасны…

— Свидетельства о регистрации права собственности на квартиру и другие важные документы мы по обоюдному решению оставили на хранение в арендованных банковских ячейках. Я заключила договор со Сбербанком и оплатила его на год вперёд. Дядя был доволен. У меня тоже от сердца отлегло, я уехала в Москву, где уже давно живу. А в мае 2014 года позвонила мама, сказала, что её брат требует отдать ему бумаги на жильё. Дядя объяснил, что их "хотят проверить органы". Я поняла, что его  квартирой заинтересовались мошенники.

В последнее время одинокий старик, по словам родни и знакомых, стал жаловаться, что в квартире в его отсутствие пропадают вещи. Он написал в полицию заявление на свою сестру, обвинив её в краже 400 тысяч рублей и в чёрной магии. Полицейские проверили — всё оказалось наговором.

По отработанной схеме

Отношения у брата и сестры испортились. Анатолий Петрович требовал документы, жаловался в полицию. Тамару Петровну вызвали в опорный пункт участковых уполномоченных.

— Мы с мамой пришли. Участковый потребовал предоставить копии документов на квартиру. Я ответила, что мы готовы вернуть оригиналы в присутствии полицейского и свидетелей. Вместе с юристом мы составили акт приёма-передачи, указав в нём перечень документации. Передача состоялась в квартире дяди, пригласили соседей по просьбе хозяина. Полицейский не скрывал недовольства, не расписался в акте приёма-передачи и запретил это сделать понятым, — продолжает Татьяна Голубенко.

После этого общение между близкими родственниками прекратилось. Анатолий Петрович не шёл на контакт. По странному совпадению в это время в одинокой жизни 86-летнего старика возникла 55-летняя женщина, соседка по имени Татьяна. Позже, уже в полиции, она будет пояснять, что покойный Анатолий Петрович в сентябре 2014 года сам пригласил её к себе, попросил помочь.

— Дядю, видимо, давно уже держали на контроле. Прежде чем начать ухаживать за нашим Анатолием, та самая Татьяна уже "засветилась" в их  подъезде. Она опекала психически больного мужчину. Человек быстро ушёл из жизни. С дядей вышло так же: через три месяца с начала Татьяниного "ухода" он умер. Мы узнали об этом спустя несколько недель после похорон, — констатирует факты племянница.

В поисках покойника

Чтобы узнать о судьбе брата, Тамара Корчагина написала заявление в прокуратуру Ленинградского района, сообщив, что почтальон, приносивший ему пенсию, не смог попасть в квартиру брата. В очередной раз дверь открыл незнакомец и ответил, что Анатолий Петрович умер и был похоронен. Сестра просила органы установить обстоятельства смерти брата и восстановить незаконно нарушенные права на квартирное наследство. В полиции в январе 2015 года начали доследственную проверку. Её результаты родню обескуражили.

В феврале из полиции родственникам пришёл ответ, что Анатолий Петрович после непродолжительной болезни скончался в БСМП 23 декабря. До самой смерти за ним ухаживала некая женщина по имени Татьяна. Также сообщалось, что в квартире покойного никто не живёт. А тем временем в жилище полным ходом шёл ремонт. Сообщалось, что "в ходе проверки проводились мероприятия, направленные на установление личности женщины по имени Татьяна, однако информации, представляющей интерес, получено не было".

Правоохранители пришли к выводу, что признаков мошенничества не найдено. В возбуждении уголовного дела отказали, а постановление подписал начальник полиции УМВД России по Калининграду полковник Астраханцев.

Тем временем выяснялись любопытные детали. По медицинским документам старика Корниенко привезли на "скорой" в БСМП 21 ноября 2014 года, спустя неделю после того, как "сиделка" Татьяна получила дарственную на квартиру. Из больницы Анатолия Петровича выписали 9 декабря с улучшением. Жить ему оставалось ровно две недели. Странно, что полицейские дознаватели даже не сочли нужным посмотреть выписку больного и установить место его смерти. Ведь если человек умирает в своей постели дома, то факт смерти также должен быть засвидетельствован полицией на предмет отсутствия криминального характера смерти.

Анатолия Петровича похоронили за государственный счёт в мемориальном комплексе в Медведевке. Хоронили новосёлы, обладатели подаренной стариком квартиры. Через сорок дней родственники должны заказать  памятник, как заведено в Медведевке, но облагодетельствованные стариком  люди не стали тратиться.

"Бумажные" полицейские

Сестра покойного продолжала писать заявления в полицию, просила разобраться и хотя бы вернуть семейные фотографии и икону Божьей Матери, которая принадлежала матери. И получала формальные ответы с постановлениями об отказе в возбуждении уголовного дела. Неоднократно прокурор Ленинградского района Альберт Лайс возвращал материалы полицейских в городское УМВД для дополнительной проверки.
— Пока за дядей ухаживала мама, он здравствовал, несмотря на хронические болячки, а тут скоропостижная смерть. В БСМП он был экстренно госпитализирован в тяжёлом состоянии, что подтверждено документально. Судя по выписке, у него помимо сердечного приступа моментально образовалась жидкость в грудной клетке и брюшной полости, увеличилась печень, начался сильнейший отёк нижней половины туловища и ног, непроизвольное мочеиспускание. Отказывали все жизненно важные органы. Не исключено, что резкое ухудшение состояние здоровья было спровоцировано извне. Я медицинский работник с сорокалетним стажем. Последние два года работала в столичном клинико-экспертном отделе, — говорит Татьяна Голубенко. — Судя по всему, документы на квартиру попали к чужим людям, которые оформили доверенности на банковские вклады, дарственную на квартиру. Они сняли со счетов все деньги.

Суд не защитил

Тамара Корчагина подала исковые заявления в суд о признании договора дарения и доверенности на него недействительными.

— Я видела доверенность на получение дядиных вкладов и заметила, что подпись не его. Нотариус пояснила, что до подписания Анатолия Петровича осматривал психиатр. К дяде вызывали врача не по его району проживания, но на руках у него была амбулаторная медкарта покойного. На каком основании её предоставили? Я уверена, что Анатолия Петровича заставили подписать дарственную, его психологически обработали, не исключено, что и подделали подпись, ведь дядя практически потерял зрение. Раньше оформить документы на наследство ему помогала моя мама.

Суд отказал Тамаре Корчагиной в удовлетворении исковых требований. Были отклонены и все ходатайства истицы о проведении почерковедческих экспертиз, посмертной психолого-психиатрической экспертизы.

— Мама не согласна с решениями районного суда, а работа полиции просто возмущает, особенно удивляет позиция участкового. Мы были вынуждены обращаться в  Генеральную прокуратуру, МВД России и в Приёмную Президента. Но наши жалобы в вышестоящие инстанции спустили на местный уровень. Круг замкнулся.

Кстати, про психиатра, осматривавшего старика, отдельная история. "Комсомолка" писала о нём в 2008 году, когда против эскулапа возбудили уголовное дело за получение взятки. Поводом послужило заявление гражданина Л. о том, что заведующий диспансерным отделением областной психиатрической больницы  Ш. вымогал деньги за выдачу заключения о возможности управления автотранспортными средствами. Сотрудники УБОП задержали доктора в служебном кабинете в здании психиатрической больницы № 1 при получении взятки в размере 3,5 тысячи рублей. Он получил 3,5 года условно, был лишён права заниматься профессиональной деятельностью сроком на два года.