18:57

Российские ученые возвращаются

Российские ученые возвращаются - Новости Калининграда

Студенты изголодались по знаниям

- Прежде всего давайте ответим на вопрос, который возникает первым - «почему». Что заставило успешных ученых оставить комфортные и хорошо оплачиваемые места на Западе и вернуться на родину?
В.В.:
- Чтобы объяснить, начну с истории. Я работал в институте химической физики РАН и уехал в 1998 году, когда грянул дефолт, одним из последних. Хорошо помню те времена: в нашем институте работало около 5000 человек,  половина - научные работники.  Среди них выделялись несколько сотен наиболее активных и талантливых молодых людей в возрасте до 40 лет.  Вот они практически все уехали в начале 90-х.  А потом уехало (или ушло в бизнес) много народу и более старшего возраста. Российских ученых тогда, да и сейчас, хорошо принимали во всем мире.

Я оказался в Америке, тринадцать лет занимался исследованиями в Brandeis University, одном из четырех крупнейших университетов Бостона. Сделал столько, что и представить страшно! Открытия, научные публикации в таких журналах, как Nature, Science и др. Все было отлично. Ведь в США, если ты ученый, можешь забыть про быт - всем обеспечат. Как в личном плане (зарплата, жилье и т. п.), так и в профессиональном (лаборатории, команда и т. д.).

Но три года назад я начал искать возможность вернуться в Россию. Понимаете, достиг там всего. Да и, как сказал кто-то из наших писателей, "нельзя же все время жить в санатории". В России на науку обратили внимание, и мне захотелось поучаствовать в переменах.
- Почему вы вернулись не в столицу, которую принято считать сосредоточием возможностей, а приехали в Калининград?
- Когда-то у Москвы были неоспоримые преимущества: деньги, сытость и доступ к информации (имею в виду отличные библиотеки). Последнее, наверное, самое важное, потому что без информации ученый не существует. Сейчас эти плюсы исчезли: информация есть в Интернете и ее можно заказать из любого места, а комфортно стало почти везде. Сравним с той же Америкой: в Вашингтоне и Нью-Йорке, двух крупнейших городах,  практически нет науки. Она сосредоточена в тихом Бостоне и в солнечной Калифорнии.

Признаюсь, я все-таки сначала пытался вернуться в Москву, все-таки многое связано в жизни с этим городом. Но из личного общения с несколькими директорами московских институтов и академиками я понял, что они совершенно не заинтересованы в возвращении уехавших ученых. К тому же трудно было найти достаточные площади под новую лабораторию и деньги для ее оснащения приборами.
А.З.:
- У меня другая история. Я - выпускник Балтийского федерального университета,  потом пятилетняя аспирантура в университета Амстердама, а последние три года работал в университете в Дублине и институте Клода Шеннона. Контракт закончился, меня пригласили продолжить работу в Сингапур. Но у меня есть семья, а жить за границей все-таки непросто, особенно если ты не вращаешься, как я, в своей академической среде. И у нас с женой в Калининграде живут родители, они уже в возрасте... К тому же здесь идет мощное развитие, и было бы глупо не поучаствовать.
- Как здесь работается?
В.В.:
- Ректор федерального университета Андрей Клемешев предложил площади для лаборатории, нашел возможность оснастить ее на мировом уровне.
Но я бы еще хотел сказать и о проблемах.  Современная наука - это прежде всего инфраструктура: если заказал научную статью, она должна прийти через пару дней, если нужно закупить оборудование, это тоже необходимо сделать быстро. В России, увы, это часто невозможно из-за законодательных сложностей: например, федеральный закон № 94 запрещает вузу напрямую закупать приборы, и в итоге теряется несколько месяцев на ожидание.

А.З.:
- Я возглавил лабораторию "Математические методы защиты и обработки информации", чувствую поддержку своих проектов. Уже набрал студентов для научной работы. Радует, что есть молодежь, изголодавшаяся по науке. Они хорошо знают из книжек то, что было в 18-19 веке. Но что происходит сегодня, представляют слабо.

Рад, что работаю именно в федеральном вузе. Раньше наука и образование были разведены, а теперь они сосредоточены в одном месте - университете. И федеральные вузы способны ее финансировать. Ведь наука - дотационное направление, она не может себя прокормить. Наука, можно сказать, строит  дорогу, без которой нет развития и которой потом все будут пользоваться.
Что касается проблем, то для меня главная заключается в людях, с которыми можно заниматься исследованиями. Их мало.

Деньги есть, а как потратить - не знают

- Всегда интересен взгляд изнутри. Как вы считаете, на каком сегодня  уровне находится наука?
В.В.:
Я работал в Японии, Бельгии, Америке. Самое мощное развитие науки идет в США - там в нее вкладывают безумные деньги как государство, так и частный бизнес. Существует множество фондов, которые финансируются государством, но дальше работают самостоятельно - сами решают, на какие направления выделять гранты. В Европе сейчас кризис. В Италии, Испании университеты разваливаются один за другим - ситуация чем-то похожа на российскую в 90-е годы. Так что сегодня там можно покупать ученых, и весьма недорого - им нужна работа.
А.З.:
На мой взгляд, наука даже при кризисе в Европе не сравнима с нашей - нам бы такой "провал". Интересно развивается образование в Польше - их вузы серьезно растут. Сместилось развитие науки и в Сингапуре, серьезный прорыв в Южной Корее. Университеты в Гонконге за последние годы стали ведущими в мире. Там у науки большое будущее.
В.В.:
Соглашусь с тем, что у нас с наукой все действительно плачевно. Когда уехали лучшие ученые, ослабели вузы, профессора, студенты. Цепная реакция. Сегодня, чтобы выйти хоть на какой-то конкурентный уровень (я не говорю догнать и уж тем более перегнать Запад), нужно возвращать людей и вкладывать много денег.

- Как в Сколково?
А.З.:
- Проект спорный, деньги есть, а как использовать их, не знают. Но даже такие вложения - все равно лучше, чем ничего. Мое самое большое опасение связано с их партнерством с Массачусетским технологическим институтом. Думаю, что этот крупный университет в итоге будет диктовать, что именно делать.
В.В.:
В этом проекте участвует много западных фирм. Мне кажется, что велик шанс, что они будут на нашей базе делать нужные им разработки. А потом нам же их и продавать.

Искусственный интеллект не за горами

- Какие научные проекты вы реализуете в университете?
А.З.:
- Занимаюсь фундаментальной наукой, но теория чисел, арифметика алгебраической геометрии имеют хорошую связь с более прикладными направлениями - например, криптографией. Поэтому работа касается и теории кодирования - мы решаем фундаментальные проблемы выбора параметров математических систем для защиты информации. Где используются кодирование и криптография? На каждом шагу! Например, штрихкоды на товарах, электронная почта и т.д.

Говорят, что Первая мировая война была войной химиков - было применено химическое оружие, Вторая - войной физиков - была взорвана атомная бомба. Теперь время математиков, потому что будут воевать информацией.

Что касается образования, то мы создаем магистерскую программу по прикладной теории  информации. И хочу сделать ее лучшей в мире: чтобы в обучении студентов участвовало сразу несколько вузов - БФУ им. И. Канта, Санкт-Петербургский госуниверситет аэрокосмического приборостроения, высшая школа экономики или МФТИ. Студенты поступали бы в каждый из трех вузов, а потом учились бы в них по несколько месяцев.
В.В.:
- Мой предмет -  нелинейная химия. Изучаю сложные динамические химические системы, которые напоминают по своему поведению живые организмы. Она применяется везде. Например, в медицине. Некоторые лечения сердечных аритмий основаны на знаниях о нестабильностях химических спиральных волн в активных средах. Или при создании «умных» материалов: soft active gels  - кусочки геля или полимера могут сами перемещаться в пространстве или работать как микроперистальтические насосы, или служить стенками капсул для лекарств, чтоб капсула открывалась в нужное время.

Хочу изобрести химический компьютер. Он будет работать на тех же принципах, что и мозг человека - выполнять одновременно множество элементарных операций. Современные компьютеры делают все последовательно, и их развитие ограничено - мощнее и быстрее, чем  сейчас, они уже не станут. А химический компьютер сможет работать намного быстрее, чем любой суперкомпьютер, причем тратя намного меньше энергии. И энергия эта будет не электрическая, а химическая. Такие компьютеры будут полезны, например, для управления сложными системами (производствами), в работе которых  много параметров. Это своего рода искусственный интеллект, который приспосабливается к окружающим условиям.
А также открываю магистратуру по нелинейной химии в университете, и в будущем тоже хотел бы привлечь к участию в ней другие вузы, но уже европейские.

Оксана Сазонова.
Фото Александра Матвеева.

ййй.jpgВ Сколково изобрели замену человеку
Один из самых крупных научных и инновационных проектов последнего времени  - Сколково. Наукоград, который с нуля строится в Подмосковье. Полностью он должен быть готов к 2020 году. Планируется, что там будет жить примерно 15 тысяч человек, еще 7 тысяч будут ежедневно приезжать в инновационный центр на работу. Здесь будут разрабатывать новые технологии  и делать на их основе коммерческие проекты.
Направления работы: биомедицинские, энергоэффективные, информационные и компьютерныe, космические и ядерные технологии.
Общее число резидентов проекта на август 2012 года - 583 компании.
Что уже создано:
первый в мире интер-активный безэкранный (воздушный) дисплей Displair;
системы мониторинга леса и раннего обнаружения лесных пожаров "Лесной Дозор";
автомобильный автопилот, способный полностью заменить человека за рулем транспортного средства.


Официально
Андрей Клемешев, ректор БФУ им. И. Канта:
Сегодня федеральный вуз выполняет сразу несколько функций. С одной стороны, он  работает на развитие региона: готовит кадры для образования, здравоохранения, ЖКХ и т.д. Но в то же время задача университета в том, чтобы развиваться как научный, инновационный центр. И для реализации этого направления мы, в рамках развития федерального вуза, не только закупаем оборудование, открываем и оснащаем лаборатории, повышаем квалификацию сотрудников, но и приглашаем на работу ученых мирового уровня. Причем многие из них - достаточно молодые люди.
В наш университет сейчас приезжает много ученых из "большой России" В прошлом году мы пригласили около 70 человек, а также ученых из-за рубежа. Мы обеспечиваем им достойный уровень комфорта, даем возможность проводить исследования, заниматься научной деятельностью.  Таким образом, мы развиваем научные приоритеты, реализуем магистерские и аспирантские программы, докторантуру на высоком уровне.

Владимир Ванаг 13 лет занимался исследованиями в американском университете Brandeis University. Алексей Зайцев последние три года провел
в университете Дублина и институте Клода Шеннона. Оба вернулись в страну и теперь работают в БФУ им. И. Канта.
Даже сверхмощный компьютер когда-нибудь устареет. Ему на смену придет искусственный интеллект.

62
+209
Смотреть
график
Коронавирус за неделю
1400
новых заражений
за последние 7 дней
4%
Коронавирус в динамике
01 дек. 2020
15 янв. 2021
Коронавирус сегодня Калининградская область, 15 января
за сутки
всего
Заражения
+209
20 868
Выздоровления
+202
18 978
Смерти
+2
213
Обследованы
+2 103
484 443